Иван-Царевич и Скифский Волк


Продолжение таких текстов как“Революция Любви” и “Скифы и Солнечный Русский”.

Скифская Революция

Триумф и поражение русских народников (эсеров и левых эсеров) в 1917-18 гг. были, тем не менее, заводной пружиной русской революции. Движение скифов (поэтов, музыкантов и художников) вокруг партии левых эсеров оказалось квинтэссенцией Русского серебряного века. Народники нашли соединение несоединимого, особую тинктуру из которой потом родилось всё: Красная армия в будёновках, Павки Корчагины и товарищи Суховы, СССР. И о, да – стиль – стиль активного волевого, наполненного солнцем мужчины. Русского Мужского – не – экспортированного с Запада петровского гренадёра, не варяжского конунга Вольдемаруса. Но своего русского привлекательного, молодого, пассионарного мужчины – Солнечного Русского.
Конечно коммунисты (большевики-эсдеки) и их литературные попутчки футуристы к новым образам тоже прикладывали рукоять нагана и руку графика газеты «Известия». Но всю работу со смыслами, работу с эстетикой, работу по развалу предыдущего вестернизированного режима Романовых, работу по поиску органичной национальной идентичности – проделали они – русские народники. И без них не было бы никакой Революции, она не задалась бы и не победила, и не залила светом Русской Правды половину мира.
Историческая победа коммунистов, присвоивших себе «идеологическое наследство» народников, оседлавших энергию разбуженного Народа – бесспорна. Но мы её попробовали расчленить. На то – что было собственно большевистским и то – что они у эсеров взяли осознанно, вынужденно или случайно.
И оказалось, что революция на уровне народного бессознательного (в терминологии Юнга) была скифской. Её вели, ею правили очень древние (со скифских времён архетипы), сформулированные и выкристаллизованные русскими левыми народниками.
Среди левонароднической интеллигенции сложилось и рефлексивное рациональное крыло (очень небольшое) осмыслившее Революцию национально, читавшее в её бессознательных волнах, как в открытой книге.
Напротив, большевики, использовавали пробуждённую народную энергию, продолжая говорить «на своём языке» и оперировать западными марксисткими смыслами. Они русское бессознательное не понимали – они на нём ехали. А левые эсеры дошли до постижения Русского бессознательного, практически завершили процесс индивидуации Русского Народа, процесс обретения уникального и целостного национального мировоззрения, начатый Пушкиным и Герценым. Но. Бессознательное оказалось сверхмощным – оно поглотило своих седоков, Революция съела собственных детей.
А ведь мы в 1918 году стояли в шаге от создания оригинальной не марксистской, не либеральной и не эрзац-национальной русской культуры и обретения русской самости. Не сложилось. И может быть не сложится никогда?

Перепутье

Почему нам эти вопросы интересны?
Сегодня Россия, не изжившая наследство революции XX века, не решившая свои «проклятые вопросы», не спалившая в жертвенном огне национальной индивидуации свои комплексы перед Западом, свои фобии, не родившая миру Христа и Русского идеального Мужчину стоит там, где и была: перед смертельным выбором, перед рискованнейшим перепутьем.
Между черносотенным отчаяньем Манежки и бунтом менеджеров из Фейсбука с Болотной, между крепостью ментов, воров и попов и возможностью реальной западной оккупации.
Решения нет. Все пути сожжены и ограблены, как Старая Смоленская дорога. В этой точке бифуркации нас интересуют скифы и левые эсеры. Однажды проигравшие и разгромленные, но единственные разумные люди, разгадавшие тысячелетнюю «русскую загадку». Мы пойдём их тропой, где по традиции потеряем коня, но видимо получим нечто Иное – альтернативное средство передвижения. Ведь только там надежда на русское будущее, наша судьба и ключ от всех замков. Поехали.

Сказка о Марусе и сказка о скифах

С самого начала исследования Русской революции автор относился к ней как Мифу, исходя из того, что человеческое сознание мифологично и вне мифов вообще ничего не существует. Даже, если кто-то (например, просвящённый рационалист) доказывает, что Мифы – это абстрактные и не заслуживающие внимания предания. Но его утверждение, самое по себе – хорошая такая сказка. Потому что блестящий семиотик Юрий Лотман доказал, что Просвящение – это тоже миф.
Миф о скифе и лидере партии левых эсеров Марусе Спиридоновой мы разложили согласно знаменитой схеме Владимира Проппа из «морфологии волшебной сказки»: Завязка-Инициация-Путешествие в Большой Дом – Получение Там магического огня- Триумфальное возвращение обратно и обретение в родном краю справедливости и практически (в случае Маруси 1917 года) архетипа Главной русской женщины. Это в нашей Терра Мария (1) почти что больше, чем царский статус.
Но дальнейшая деятельность и разгром партии левых эсеров, а также их скифских попутчиков в рамки одного мифа не укладывается.
Как и сами мифы не укладываются в знаменитую «пропповскую» схему.
Пропп описал структуру сказки, различив и промаркировав основные её части. Но не трудно заметить, что в разных сказках разные части с удовольствием меняются местами. Инициация (магическое посвящение) бывает то в конце, то в начале. Попадание в сказочное царство иногда начинается с красной строки сказки, а иногда заканчивает её. В зависимости от разных регионов и ситуаций герои и трикстеры имеют то положительное, то отрицательное значение. Т.е. сказка гибка как река, расплывчата как ртуть, разваливается, растекается и собирается снова. Живой Меркурий или Волга.
Для описания бытия партии левых эсеров в 1918 году нам пригодится сюжет знаменитой сказки об Иване-Царевиче и Сером Волке (2). Сказка уже начинается в волшебном царстве (таким царством и была революционная Россия). Герой не Иван-Дурак, не Василиса, а человек наделённый аристократическим статусом, этот статут обычно характеризует человека мыслящего и рефлексирующего.
Во второй части нашей эсеровской истории главным героем будет не Маруся Спиридонова, хотя она ни на минуту не выпадет из нашего поля зрения. Красная королева уже проинициирована (3), уже добилась высшего статуса «живой святой». Поэтому герои у нас другие. Помимо Ивана-Царевича – совершенно невероятный для русских сказок персонаж:

Иван-Умный

Такого человека России могла подарить только Великая Революция!
Итак – основатель Скифского Движения – левый народник Разумник Васильевич Иванов. Иванов-Разумник. Наркомскиф. Человек, предугадавший появление в Великой Степи конных армий в скифских шлемах!

Разумник подобрал для решения загадки Революции метод философского субъектевизма, “этико-философского индивидуализма”.
Он оперировал с эсеровской героической доктриной человека-романтика, революционера-одиночки. (4) Мировоззрение имманентного субъективизма является бодрым, активным, жизненным, субъективно-осмысливающим жизнь человека и жизнь человечества.
Эсеровский пассионарий, духовный аристократ и субъективный индивидуалист Иван-Царевич явился посреди Революции на тотемном скифском звере – Сером Волке.

Мерой для понимания России и Революции выступал он сам!
Скиф.
Мужчина – субъект.

Революция вскрывает коллективное бессознательное народа, имеющее безусловно женскую хаотическую структуру. Разные «философские мужчины» пытались осмыслить её загадку. Оперировали они обычно чужими для Загадки смыслами, вывезенными с Запада. Но в русской сказке (бессознательное максимально совпадает с мышлением сказки) её персонажей необходимовидеть, говорить с ними на одном языке, а не догадываться об их существовании или предполагать за ними научные факты. Явлению необходимо найти подходящее Имя.
Иван-Умный утверждал, что Революция была народнической и скифской. Он прозрел (а вместе с ним Андрей Белый (5), Михаил Пришвин, Николай Клюев), что бессознательное нашего народа многослойно и многонародно. Но на самом дне стоят золотые конники-скифы. А что будет, если со дна морского они поскачут вверх, как морские витязи Александра Пушкина?
Это будет торжественное появление Русского Мужчины – народного гения – Мужчины парадоксального. Нелогичного и не предусмотренного официальной государственной историей. Того, что ждала Русь тысячелетия.
Солнечного Русского.

Павел Зарифуллин

(Продолжение следует)

(1) Terra Maria – так называли Русскую Равнину крестоносцы Тевтонского и Ливонских орденов.
(2) Сюжет об “Иване-Царевича” со времён Достоевского является “архетипическим ядром” Русской Революции.
(3) По-русски уместно было бы сказать “заклеймена”.
(4) “Героическая” эсеровская субъективистская доктрина стала впоследствии этической основой для пассионарной теории этногенеза евразийца и народника Льва Гумилёва.
(5)Путешествие Русского Мужчины на дно Русского Бессознательного лучше всех, пожалуй, описал скиф Андрей Белый в романе “Серебряный голубь”. Путешествие для героя заканчивается трагической гибелью. Тем не менее литературные скифы доказали, что “до дна можно доплыть” и золото национальной идентичности можно найти. И тем самым завершили вековые поиски славянофилов и народников.




.

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2018 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress