Вячеслав Ларионов: Художник сродни шаману

Стены его квартиры украшены черепами животных, картинами и фото, магическими амулетами разных народов, по углам комнаты – экзотические духовые инструменты и шаманский бубен, а в террариуме извиваются два симпатичных и совсем не страшных королевских питона с русскими именами Даша и Настя. Дом путешественника? Нет, здесь живет архангельский художник, фотограф и музыкант, стилист движения «Новые скифы», одно из главных действующих лиц проекта «Звозландия» и фестиваля «Солнцеворот» Вячеслав Ларионов.

— Традиционный вопрос: с чего начинался творческий путь?

— С индейцев, так как первой условно «толстой» книгой, прочитанной мной в 1 классе, был роман Фенимора Купера «Последний из могикан». Отсюда – интерес к архаике, этнике, древним культурам. Вот их-то постоянно и рисовал. «Подсев» на индейцев, заинтересовался и прочими культурами «колыбельных цивилизаций» от наших чукчей до австралийских аборигенов. Я мечтал в то время стать этнографом или археологом и укатить к пирамидам на Юкатан. С десяти лет начал фотографировать. После службы в армии окончил питерскую Академию культуры и искусства, учился на кафедре кино и фото. Всю свою сознательную жизнь любил искусство экспериментальное, новаторское, радикальное, то есть был эдаким законченным авангардистом-постмодернистом. Постепенно, погружаясь в глубины контемпорари арт, с удивлением обнаружил, что самый наирадикальнейший авангард отнюдь не в эстетских утехах выдохшейся западной культуры, а в Подлинной Традиции (в смысле Генона-Эволы-Элиаде и других классиков традиционализма).Т.е. древнее, архаическое искусство – это единственный Чистый и незамутнённый источник Человечества и Творчества…

— На самом деле ведь абстрактное искусство зародилось еще в неолите: все эти стилизованные изображения людей, животных, орнаменты…

Это и так и не так. Чисто внешне это, безусловно, может быть верифицировано, как «абстракционизм», но на самом деле все эти бесконечные точки, кружочки, зигзаги, спиральки и проч. имели чёткую смысловую символическую и магическую нагрузку. Мы просто утратили те коды, что с них считывал древний человек….Хотя такие люди, как Мондриан, Кандинский, Малевич и прочие классики абстракции тоже каждый по своему отталкивались от эзотерики – этой евро-карикатуры на полноценное древнее магическое мышление….

— Но эти корни многие не признают, предпочитают отталкиваться или от иконописи, или от эзотерики, как Кандинский или Мондриан. Хотя, скажем, мусульманское искусство – это абстрактное искусство, поскольку эта религия запрещает антропоморфные изображения.

— И всё же. Почему именно Архаика?

Ну ведь, как говорится «все мы родом из детства». Как пел незабвенный Б.Г. «Чтобы стоять, я должен держаться корней». А Архаика – это и есть детство и корни Человечества. Тот фундамент, та почва, где распустились все цивилизационные цветы…. Интерес к архаике не угасал никогда и так или иначе она проявлялась на протяжении всей истории европейского искусства. В начале 19 века мощнейшая волна интереса к древностям была вызвана усилиями немецких романтиков. Что же касается современности, то, по крайней мере, со времен Карла Юнга с его теорией архетипов культура уже никогда не могла игнорировать «преданья старины глубокой». Да и классический авангард возник, тогда, когда европейский художник познакомился с другими изобразительными практиками. Именно под впечатлением от африканских масок Пикассо создаёт своих «авиньонских девиц»…Впрочем русские авангардисты шли ещё дальше. Н.Гончарова уверяла, что любая «скифская баба» перевесит все сокровища Лувра…

– Но ведь древнее искусство обычно называют «примитивным», не в пример высоким образцам классики?

Типичный евроцентристкий кабинетный снобизм! Ещё 50 лет назад Леви-Стросс прекрасно доказал, что эта установка евроколониального сознания видеть вокруг себя лишь «диких, сирых и убогих» есть тот же комплекс неполноценности, свидетельствующий об утрате органики и гармонии….
На самом деле в Традиционализме всё парадоксальным образом наоборот. Человечество, вопреки тому, что нам вдалбливают со школьной скамьи, отнюдь не «развивается», не прогрессирует, а всё более деградирует, скатываясь в цивилизационный, экзистенциальный, экономический, духовный и культурный тупик.
Согласно учению Традиции вначале был Золотой век и от столетия к столетию идёт лишь спад и деградация. Сейчас мы живём в самое страшное, последнее Время – Эпоху Кали-Юги (Железный век), когда всё чистое и духовное нивелировано и превратилось в свои жалкие подобия-симулякры….
И тут я возвращаюсь к вопросу о «примитивности» древнего художника. Общеизвестно, что мозг какого-нибудь первобытного художника из пещеры Альтамира, Ляско или Шове, жившего тридцать тысяч лет назад, был на 200 грамм больше, чем мозг современного гомо сапиенса! То есть никакие Леонардо, Джотто, Тицианы, Рембрандты, и прочие врубели и ван-гоги, увы, рядом не стояли с духовной глубиной мировосприятием Древнего Художника!
Мы просто утратили те изначальные внутренние коды, что связывали нас с потоками Бытия, променяв всё это на банальную видимость и сомнительную красивость. А современная цивилизация, с её культом примитивного потребления и чувственно-биологического гедонизма, атрофирует человеческий мозг еще дальше, превращая обывателя в послушного медиа-зомби Системы.

— А когда впервые пришла известность, признание?

— Это как раз «крысиные игры» Системы, полностью противоречащие тому, что я сказал выше. Поэтому я вообще не стремлюсь к карьере, популярности, самопиару и прочим глупостям. Как говорится, делай свое дело, и будь, что будет. Делаю то, что мне нравится – и все. Не случайно до эпохи Возрождения, когда горделивый эго-снобизм в художнике победил чувство Сакрального мы почти не имеем подписанных работ. Авторство было неважно. Творчество понималось, как служение Высшим сферам, как Дисциплина духа. Тем более у нас в провинции. Будь ты хоть трижды гениален, ты, увы и ах, не войдёшь в историю искусств, ибо её пишут в столице местные чиновники-искусствоведы. Поэтому нет нужды кого-то расталкивать локтями, грызть глотки и совершать прочие гадости, столь свойственные культурным столицам, а можно честно заниматься чистым Творчеством. Впрочем ситуация не только с провинциальным искусством, но и русским искусством в мире вообще катастрофичная. Единственный современный русский художник, кто сделал на Западе полноценную карьеру, и казалось бы, вписал своё имя в «историю мирового искусства» является А. Кабаков. У него даже текст такой был нашумевший «В будущее возьмут не всех», подразумевающий, что уж его-то в небожители приняли однозначно. Однако каково же было удивление публики, когда очень приличное издательство опубликовало сборник «500 великих художников современности» и имени Кабакова там не было…Так что делать «карьеру» — дело неблагодарное и смешное….

— То есть творчество – это дело исключительно для души художника?

— Как-то Сартр замечательно сказал – «Пишут либо для соседей, либо для бога». Так как я обращаюсь к опыту древнего искусства, то мне, безусловно, близко последнее. Искусство для меня – форма Ритуала: это общение с богами, духами, с Бытием, это вопрошание трансценденции…Концепт публики (зрителя, слушателя, читателя) порой в такой парадигме и вовсе отсутствует. Так, например, в русском фольклоре есть песенная закличка, призывающая весну прийти, и она, само собой, вовсе не предназначена для слушателей – это твое общение с природой, с духами. То есть установка на зрителя, на слушателя – она вообще где-то на пятьсот шестнадцатом месте.

— А искусство как средство заработать на жизнь – оно на каком месте?

— Ни на каком. Как только появляется его величество бабло, то речь идёт уже не об искусстве, а о ремесле, и художник тут ни чем не лучше башмачника или мясника… Не случайно в изначальной индоевропейской Традиции всевозможные творцы занимали очень низкое место в социально-общественной иерархии. Почётны были, прежде всего, каста священнослужителей (брахманов) и воинов (кшатриев). Художник же, увы, довольствовался крайне низкой духовной планкой, относясь к «нечистой» касте вайшьев, куда входили и скотоводы, и землепашцы и торгаши, а некоторые творческие профессии и вовсе по статусу относились к ещё более низкой касте «шудр». Это потом, с наступлением Кали-Юги и с всё большей деградацией и наступлением эры капитализма художник (с подачи романтиков) впал в окончательную гордыню и возомнил себя «пупом земли», эдаким новым брахманом, самоопьянённо повышая свой некогда убогий статус до небес…

Но если хотя бы столетие назад Творец худо бедно, но справлялся с этой самоназаначенной ролью, то начиная примерно с эпохи молодёжной революции 1968 года, когда произошло окончательное «восстание масс», художник прекрасно вписался в капиталистическую Систему, став, порой сам того не ведая, винтиком и проводником англо-саксонской оккупационной культурной модели, в основе своей рассчитанной на производство подростковой поп-корновской продукции, сделав примитивное развлечение и ненапряжное удовольствие единственными главными критериями.
И это очень печально, ибо в мире всегда идёт непрекращающееся война. Война Смыслов. И, увы, русский цивилизационный тип за последние десятилетия так называемых реформ терпит оглушительное поражение по всем фронтам. Впрочем, это очень серьёзная и многочасовая тема…

— Сегодня можно сказать: Вячеслав Ларионов – художник на все руки: и рисунок, и фотография, и музыка, и перфоманс…

— В контемпорари-арт (современном искусстве) изначально нет жёсткого дисциплинарного разделения. Жанровые и стилистические границы давно уже являются анахронизмом эпохи лаптей и парового котла. Медиа – палитра современного художника крайне разнообразна. То есть художник делает арт-объекты, коллажи, скульптуры, инсталляции, погружается в живопись, диджитал-арт, графику или фотографию, занимается музыкой, поэзией, перфомансом, видео-артом или ленд-артом – это всё лишь определенная технология, безусловно имеющая свой специфичный язык. Если ты с технологией углублённо знакомишься, то уже через некоторое время более-менее адекватно овладеваешь ею и начинаешь делать различные проекты. Главное тут – чувство внутренней органики и сонастройка с некими бытийными энерго-потоками….

— Для Архангельска художник-«многостаночник» — явление уникальное.


— Не совсем…. Многие наши художники и стихи пишут, и инсталляции делают и вообще не чураются всевозможных экспериментов. Но в плане жанрово-медиа разнонаправленности в Архангельске я, наверное, один такой (смеётся). Хотя это объяснимо. Современное русское академическое художественное образование крайне ретроградно. Обычно «история современного искусства» в нынешних учреждениях заканчивается на фовистах и кубистах, т.е. на делах столетней давности. На всё остальное — по воле преподавателей, т.к. до сих пор нет нормативных программ и официальных учебников. Так что история собственно современного искусства последних 50 лет не отрефлексирована даже на уровне элементарной информации, не говоря уж о смене ментальной парадигмы и радикального пересмотра эстетических платформ. Таким образом, система изначально «затачивает» ещё юные мозги художника лишь на одну грань – либо ты декоративщик, либо монументалист, либо график, либо станковист, либо скульптор, и в «чужой визуальный огород» не суйся….В 90% случаев никакие визуальные междумедийные диалоги, увы, тут невозможны.

– Тебя часто можно увидеть в шаманском облачении и с бубном, поющим горловым пением. Откуда такой интерес к шаманизму?

Во первых шаманизму, как явлению 100 тысяч лет (хотя некоторые учёные дают гомо сапиенс 150 тыс. лет), т.е. все остальные религии – на его историческом фоне всего лишь милые пузатые детки, только научившиеся говорить сквозь слюни первые слова….Шаманизм ни кем искусственно не выдумывался-измышлялся и никакими царьками насильственно не внедрялся в виде гос.религии. Он органически вырос из многотысячелетнего Опыта общения Человека, Природы и сферы Божественного. Он изначален и присущ всему человечеству.
Во вторых шаман – мой творческий идеал. Идеал архаики. Шаман, на самом деле – это первый универсальный человек, ибо совмещал в себе массу профессий: это был и музыкант, и композитор, и певец, и танцор, и скульптор, и сценарист, и режиссёр, и актер, и на все руки врач-целитель, и поэт-сказитель, и историк, и жрец-священник, и психолог, и политик, и дизайнер одежды, – то есть абсолютно уникальная и разносторонняя фигура.



Погружаясь в этот первозданный шаманский опыт, чувствуешь, как междисциплинарные перегородки рвутся, прежде всего, у тебя в мозгу, как спадает цивилизационная накипь и шлак, и ты сонастраиваешся с Космосом. Это чувство сопричастности и универсальности было свойственно отнюдь не только шаманам. Нормальный древний человек, тот же русский крестьянин – это и воин, и пахарь, и охотник, и плотник, и воспитатель детей, и музыкант и много чего ещё.. Это универсальное «состояние архаики» очень необходимо современному человеку, ибо она (архаика) гармонизирует внутренний строй личности, потому что современный человек внутренне крайне раздерган и живет в очень жестких рамках, навязанных системой и боится выйти за её границы, ибо его лик давно сросся с маской, что прилепило ему общество, а мозги пропитаны информационной жвачкой, что бесконечно льют подконтрольные СМИ. И именно архаика дает шанс человеку содрать с себя маску, выйти за границы банального мира вещей, обрести иные ценности и найти самого себя….

— Последним универсальным человеком в России был Ломоносов.

— Да, такой великий гиперборей, идеальный человек, носитель подлинно цельного и универсалисткого шаманско-архаического сознания…

– Но ведь считается, что шаманизм давно канул в прошлое.

Отнюдь. Если под шаманизмом понимать нечто буквально-карикатурное, типа сидит дядька с бубном и что-то там камлает, то это лишь самый поверхностный взгляд на вещи. Надо смотреть гораздо шире и глубже. Подлинно Шаманско-архаическое – это выход сознания за пределы собственного «эго» и переживание мистического чувства Единства Бытия.
Это прорыв за границы видимого мира. В таком ракурсе шаманизм никуда не исчезал, а просто его смыслы формально оформлялись в иные теологические формы.. Это и понятно. Человек с шаманскими способностями, рождаясь где-нибудь в Индии, неизменно становился индусским брахманом, в Италии он становился католическим священником, в Тибете он становился ламой, в Иране он был либо муфтием, либо суфийским поэтом, в Израиле он был раввином или занимался каббалой. Само собой разумеется, и в нашей православной традиции такие люди, православные шаманы, были – от С. Радонежского до С. Саровского, от Г. Распутина до нашего великого земляка И. Кронштадтского…

– Как то уж совсем радикально и не стандартно.

Дело в том, что Традиционализм предельно демократичен и уважителен к разнообразию проявлений религиозного чувства. Там признаются любые формы и пути постижения Сакрального. Как замечательно сказано: «Конфессиональные перегородки до Неба не доходят». Эти дремучие средневековые игры, предполагающие стопроцентное владение истиной в последней инстанции и фанатичную борьбу за земную паству уже давно надо оставить в прошлом. Бог стоит выше человеческих ярлыков и определений, он гораздо шире нашего ограниченного мирского понимания и земных теологических штампов и клише. Об этом замечательно писал уже в начале христианства Дионисий Ареопагит и сотни иных мистиков всех конфессий. Ужас ситуации в том, что религия зачастую используется властными элитами, как крайне эффективный способ «пасти овец».Т.е. манипулировать сознанием толпы, сплачивая её на основе самых тёмных и примитивных идеологемах. Поэтому вместо Мирровозрения из религии, к сожалению делается некий сухой суррогат в виде тотальной Идеологии, с жёстким делением на «своих и чужих», на «правильных и неправильных», «светлых и тёмных», что в свою очередь, вносит во всякий социум лишь ненависть и зло….. Всё это, увы, очень напоминает тематику, затронутую гениальным провидцем Достоевским в его легенде о великом инквизиторе. Поэтому та ползучая клерикализация, что последние 15 лет очень явственно идёт по нашей земле, вызывает во мне боль и жалость, ибо вместо возрождения сулит русской земле лишь вырождение, примитивизацию и злобу, с вытекающими отсюда новым расколом и гражданской войной…

— Вижу здесь целую коллекцию музыкальных инструментов. Вот, например, эти деревянные трубы – к какой музыкальной культуре они принадлежат? По виду они явно архаические…

— Это австралийские диджериду. Этот, как уверяют, самый древний музыкальный инструмент на свете. Считается, что ему сорок тысяч лет. Для его создания не нужно ничего делать: абориген просто находил палку уже выеденную термитами и дудел в нее. По легенде боги оставили на земле этот инструмент для общения с собой. Вообще в мире три главных шаманских инструмента: бубен, варган и диджериду. И все три были неотъемлемой частью русской народной культуры. На варгане ещё в 19 веке играл каждый парень в деревне, завлекая его магическими звуками девушек. Аналог диджериду тоже был.
Археологи прозвали его «скифский рог» К сожалению он (как и многие иные инструменты) просуществовал до эпохи царя Алексея Михайловича, когда начались жуткие гонения на скоморохов, на всю традиционную исконную культуру, как «пережитки язычества».

— Как родилась идея выложить на набережной в центре Архангельска валунные лабиринты?

— Я патологический фанат мегалитической культуры! Еще 15 лет назад родилась мечта построить у нас «поморский Стоунхендж» и создать лабиринт.. Последнее удалось воплотить в жизнь. Сначала хотел устроить их возле молодежного театра, затем у библиотеки, но этому не суждено было реализоваться. Потом присмотрел хорошее место на берегу, где камней много. Лабиринты – это как бы акупунктура земли, они облагораживают энергетику. Они как бы засасывают (забирают) негативную информацию, коей в современном мегаполисе хоть отбавляй. На месте властей Архангельска я бы возле каждого детского сада и школы, возле каждого парка и супермаркета их понаделал, ибо экономически это крайне эффективно и дёшево, эстетически безупречно, и детишкам безумно нравится, и исторически лабиринт – это то немногое автохтонное, оригинальное, что наш край может предложить миру.

— Лабиринт можно было бы сделать брендом Архангельской области…

— Безусловно!. Надо использовать все уникальное, как, например, нашу щепную птичку. Тем более Соловки с их памятниками. Если бы наши власти занимались не только дележом бюджета и партийными играми, а понимали это, то лабиринт мог бы стать нашим символом. А сегодня в Архангельске процентов шестьдесят творческой интеллигенции никогда не были на Соловках!

— Сегодня активно обсуждается вопрос: что считать брендовым именем области – «Русский Север» или «Поморье»? Что предпочесть?

— Только Поморье! Понятие «Русский Север» — слишком абстрактное и размытое. За ним ничего не стоит и происходит путаница. Для жителя, например, Красноярского края он ассоциируется с Магаданом. Для жителя Сочи «русский север» и вовсе начинается в Москве. В общем, некое межумочное кашеподобное пространство от Аляски до Калининграда. В такой перспективе наша область окончательно теряется. Поморье же – это самоопределение именно нашей местности. И поэтому бренд «Поморье» надо всячески развивать.

— В последние годы родилось такое движение – «этнофутуризм» или «археофутуризм», как синтез современного искусства и архаики.

— Я называю это явление «новая архаика», впрочем, дело не в ярлыках. Тут дело в принципах. Если культура существует в себе, без диалога, она лишается дыхания и превращается в болото, догматический памятник самой себе. У русского народа всегда была установка на диалог, потому мы и выжили, и создали великую империю. Традиционная же культура, вопреки обывательскому мнению, вообще очень инновационна и авангардна по сути своей. Так, гавайские аборигены, которым Джеймс Кук подарили гвоздики, тут же делали из них ожерелья, мгновенно включая это в свою традицию. Индейцы, никогда прежде не видевшие лошадей, чужих для них животных, освоили их, и образ индейца на лошади стал хрестоматийным, как, впрочем, и русский с балалайкой, хотя балалайка, гармошка, матрешка – вещи не русского и крайне позднего происхождения. Люди отлично понимают: если что-то работает, то это надо применять, а не чураться его, слепо держась за столетние штампы и обветшалые догматы, не ими придуманные. Поэтому я очень люблю соединять самые древние, архаичные вещи с самими последними достижениями современной техники. Горловое пение и диджериду с электроникой, петроглифы с цифровыми технологиями или фотографировать образы, характерные для эпохи неолита…

Беседовал Анатолий Беднов

Релевантно:

«ВЪ ЛѢСАХЪ»


Новые Скифы — инициация и манифестация

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2018 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress