Меркурий Русский Народ

К очередной годовщине убийства Григория Распутина-Новых


Секрет философского камня

В фундаментальной работе по исследованию архетипов бессознательного «Дух Меркурий» психоаналитик Карл Юнг отмечает очень важную вещь – причину, почему философский камень (концентрация Духа Меркурия) никем реально не описан. Хотя почти всюду он в той или иной форме является предметом живейшего обсуждения всего Средневековья и Ренессанса – действительное описание относительно его облика отсутствует. Почти каждый герметический автор пользуется своими собственными, особыми аллегориями, синонимами и метафорами. Это обстоятельство позволяет ясно увидеть, что Камень, хотя и был, конечно, объектом всеобщего эксперимента, в ещё большей степени представлял собой порождение бессознательного.

Философский камень – мера всех вещей, лекарство от всех болезней, обращающий все иные металлы в золото, творение, гармоничное самой сущности Бога. Сиятельный Восточный Король! Философский камень, которым бредили на протяжении столетий лучшие умы западного мира. Бог Меркурий, державший в перманентном напряжении Романо-германскую мудрость, властитель дум прелатов и императоров, университетских светил и алхимический лабораторий! Юнг заковал его в холодную формулу психоанализа. Посмотрим, что из этого получилось.

Итак. В блистательном исследовании «Дух Меркурий» Карл Густав Юнг описал и вычленил бессознательное западной цивилизации. В фигуре Гермеса-Меркурия великий психолог угадал принципиальный генетический архетип, сохранившейся в Европе со времён античности. Архетип, смеем предположить, общечеловеческий. К его русской природе мы ещё вернёмся, а пока поговорим об исследовании Юнга именно как об исследовании западного Романо-германского бессознательного.

В сравнении с чистотой и однозначностью католического символа Христа архетип Меркурия – Гермеса Трисмегиста (он же тесно связанный с последним Философский Камень алхимиков) выказывает себя двусмысленным, тёмным, парадоксальным и совершенно языческим. Он, следовательно, репрезентует ту часть психе, которая в любом случае не была оформлена по христиански и потому никак не может быть выражена символом Христос (в том измерении, которое отмерило себе католическая церковь в западном обществе). Меркурий выражает, собственно, ту сторону самости, которая стоит особняком, привязана к природе и неадекватна духу западного христианства. Он репрезентирует попросту всё, что было исключено из христианской модели. Меркурий как «deus terrestris» имеет в себе нечто от «deus absonditus» (потаённого Бога), составляющего существенный аспект психологической самости, которую ничто не может отличить от образа Бога – кроме веры (не подлежащей обсуждению и недоказуемой).

В резюме работы Юнг следующим образом описывает различные качества предводителя алхимиков и фактически хозяина Камня, а, следовательно, и западного коллективного бессознательного. Они крайне любопытны.

Архетип Меркурий состоит из всех мыслимых противоположностей, он двойственен, но един. Он и материален и духовен. Он процесс превращения низшего, материального в высшее, духовное, и наоборот! Он чёрт и спаситель, он неуловимый «трикстер», он, наконец, отражение Бога в матери природе. Он также зеркальное отражение мистического переживания алхимика. В качестве такого переживания он представляет, с одной стороны, «самость», с другой – индивидуационный процесс, а также, в силу неограниченности своих определений, – коллективное бессознательное.

Засим прекратим увлекательное цитирование доктора Юнга (в конце концов, каждый желающий и сам может ознакомиться с этой волшебной работой). Поскольку нас интересует коллективное бессознательное великоросского этноса, то мы используем догадки Юнга, касающиеся западного мира, применительно к миру русскому. При правильном сопоставлении возникает удивительная психологическая картина со сходным диагнозом.

Меркуриальный русский народ

Этот диагноз поставил доктор Эткинд, американский славист, психолог и лингвист, соединивший в своих трудах гениальный интерес к русской литературе и русскому же бессознательному.

Его базовый труд «Хлыст, секты, литература и революция» вышел в 1998 году и породил настоящую бурю в интеллектуальных и даже политических салонах Москвы. Говорят, что книга «Хлыст» послужила одной из причин раскола перспективной Национал-Большевистской Партии. В этой уникальной энциклопедии русского бессознательного, был изучен Серебряный век русской литературы, а, более широко, классический дискурс русской интеллигенции XIX и начала XX веков. Взгляд на это объёмное явление был обращён с совершенно неожиданной стороны, а именно с точки зрения радикального сектантства или хлыстовства. Его влияния на русскую литературу, интеллигенцию и революцию.

И оказалось, что влияние это никем толком не описанное, было грандиозным. Русская интеллигенция черпала из радикальных русских сект творческий импульс, русская литература от Пушкина до Горького находила там бесконечный источник вдохновения. Русская политика шла с сектантством рука об руку, постоянно пытаясь найти в нём необходимый ресурс для переустройства Русского государства. От администрации Александра I, заигрывавшей с влиятельной и богатейшей сектой скопцов, до революционеров Герцена и Бонч-Бруевича элита царской России ориентируется на специальный политический союз с сектантским миром, либо всерьёз опасается его.

Сектанты: скопцы, хлысты, молокане и духоборы, а также бесконечные старообрядческие согласы видятся верхнему этажу Российской Империи, как некая особая сила, пассионарный авангард великоросского этноса, некая «соль народная», квинтэссенция его символов, представлений и чаяний. А стало быть, и чаяний о будущем веце всей России. Предполагалась, что эта особая сила несёт в себе невероятный энергетический заряд (сейчас бы его символически приравняли к атомному взрыву), который вполне можно было бы использовать для реализации самых невероятных планов политического, антропологического, культурного и даже сексуального переустройства Российской Империи, находящейся, по мнению русской интеллигенции, в затяжном мировоззренческом кризисе.

Давайте же не будем затягивать и откроем истинное имя Философского Камня, этого властителя дум русских интеллектуалов от Радищева и Новикова до Блока и Луначарского. Этот Философский Камень именуется «Русский Народ». Русский Народ, в который верили до исступления, в котором искали энергию преображения, в который шли тысячами.

Да, народовольцы – это никто иные, как русские алхимики, убеждённые и абсолютно уверенные в возможность найти в чёрных избах и варварских обрядах невероятное Солнце Русского Со-Бытия. Боевики партии социал-революционеров, взрывавшие царских чиновников – это русские алхимики, чаявшие пройти сквозь террористический «опус в чёрном», через караваны трупов к неисповедимому Русскому Народу, ожидавшему их в час братских объятий, по ту сторону революционной алхимической печи. Русские литераторы – это тоже русские алхимики, свято уверовавшие в свой Философский Камень и лепившие миф о нём – миф о Народе-Богоносце. Они приходили к сектантам, чтобы в их жестоких оргиях почувствовать его коллективное тело. А проще говоря, чтобы материализовать своё бессознательное. Никто не видел этот Русский Народ, никто не мог до него дотронуться, но каждый автор наполнял собственный путь к нему своими личными психологическими аллегориями и метафорами!

Ведь что такое этот Философский Камень – Русский Народ? Это Русский Бог Меркурий, бессознательный архетип, квинтэссенция всего христианского и языческого, выброшенного романовской элитой и никонианской церковью после Раскола 1666 года.

Он, следовательно, репрезентует ту часть психе, которая в любом случае не была оформлена по романовски и никониански. Меркурий-Русский Народ выражает, собственно, ту сторону самости, которая стоит особняком, привязана к природе и неадекватна духу Российской Империи. Он репрезентирует попросту всё, что было исключено из этой модели при Алексее Михайловиче: от старообрядцев и первых хлыстов, до язычников-скоморохов.

Но всё это запрещённое примерно в одно и тоже время никуда не делось. Более того, представители гонимых страдальцев и ересиархов создали десятки живучих религиозных консорций, а спустя столетие весь этот пёстрый клубок толков и согласов стал восприниматься верхним этажом русской официальной культуры ни много ни мало, как собственное коллективное бессознательное, как чудесный Русский Народ, спрятанный в глубинах российского бескрайнего бытия.

Потаённый Бог – Русский Народ должен был выйти из подполья, во всяком случае, не одно поколение русской интеллигенции жизнь свою положила на этот проект. И ему действительно пришлось материализоваться, если кто-то что-то очень долго вызывает, то это что-то обязательно появится. Это базовые установки аналитической психологии.

Русский дух выходит на свободу

В «Духе Меркурий» Юнг описывает поучительную историю про бутылку, лежавшую тысячу лет в корнях дуба. Эту бутылку выкопал и вскрыл бедный германский студент. Оттуда вылез сам бог Меркурий и пообещал размозжить студенту голову. Это первое, что приходит на ум при пробуждении бессознательного: что оно выйдет и сломает шею своему благодетелю, сила, неисчислимая сила, таящаяся в гуще народной души, способна творить чудеса, она и добра и дурна. Она как лесной пожар и как фаворский свет. Вопрос только в возможностях оператора, хитроумного Аладдина, способного заставить капризного духа служить его рациональным целям.

В случае русской сказки субъектом, вскрывшим бутылку с загадочным Русским Народом внутри, видимо тоже был студент. Тот, что «пошел вещать народу братство, равенство, свободу». Студент, интеллигент. Как и в германском мифе, поклонником Духа Меркурия вновь оказывается интеллектуал. Десятки тысяч русских интеллигентов, поставивших на невероятный миф и архетип, параноидально вызывали его наружу, в верхние этажи русской цивилизации.

Пока не рванула пробка, и не появился Он: Русский Народ.

В чащах, в болотах огромных,123204015

У оловянной реки,

В срубах мохнатых и темных

Странные есть мужики.


Вот уже он и с котомкой,

Путь оглашая лесной

Песней протяжной, негромкой,

Но озорной, озорной.

Путь этот – светы и мраки,

Посвист разбойный в полях,

Ссоры, кровавые драки

В страшных, как сны, кабаках.


В гордую нашу столицу

Входит он – Боже, спаси! —

Обворожает царицу

Необозримой Руси!

Из снов, страшных как народные кабаки, из дремучих лесных пустынь, из магического мира весёлой русской черни пришагал старец – полностью отвечавший всем разнообразным требованиям и представлениям отечественных бого-народо-искателей. Играл ли Русский Дух Меркурий эту роль или действительно оказался идеальным воплощением архетипа не так сегодня и важно. Мужик, Старец, Святой Чёрт со звучным именем Григорий Распутин оказался зеркальным отражением чаяний целого поколения русской интеллигенции.

Он состоял из всех мыслимых противоположностей, был двойственен, но един. То ли Христос, то ли Антихрист. Был грубо материален и нежен, и духовен. Одни утверждали, что он ведёт гиперактивную и грязную сексуальную жизнь, другие видели его девственным безгрешником.

Он был динамическим процессом превращения низшего, материального в высшее, духовное, и наоборот! Во время своих хлыстовских оргий Распутин начинал молиться и пророчествовать и все кто находились с ним, именно в этот момент достигали ангелической чистоты. Он чёрт и спаситель, он неуловимый «трикстер», он, наконец, отражение Бога в матери природе. Со своим первобытным нравом, чарующим гипнозом и небывалой мужской потенцией он организовывает политические заговоры, меняет как перчатки царских министров, без всякой внешней логики помогает одним и карает других. Он провоцирует волнения в народе и мятеж аристократии. Институализирует смутные толки, грязные слухи и анекдоты, а также реорганизует миф о собственном безгрешном священном житии. Он играет в зеркальном отражении мистических переживаний русской интеллигенции, сошедшей с ума от экспериментов с полом, сектами, словом, политическими проектами. В качестве такого переживания он представляет, с одной стороны, самость, с другой – индивидуационный процесс, а также, в силу неограниченности своих определений, – коллективное бессознательное.

Григорий Распутин – неуловимый и непобедимый Дух Меркурий, Блистательный Дионис, духовник и счастливый билет царской семьи, когда старец провалится в тартарары, следом за ним отправится и царская семья мучеников.

Нахождение Меркурия Распутина на вершине имперского Олимпа, в какой то момент стало невыносимым. И группа аристократов решила загнать Дух обратно, туда, откуда он и пришёл – в бессознательное, в бутылку, в подспудное, под сукно, в андеграунд. Они даже символически, застрелив и отравив Распутина (Дух долго отказывался умирать от таких пустяков), бросают его в прорубь реки – под лёд. В бутылку, обратно в бутылку!

Но сделать сие уже, видимо невозможно. Когда Дух выходит на свободу, когда архетип из бессознательного высвобождается от оков рационального – он не остановим, непобедим, бесконечен и всевластен. Согласно Николаю Гумилёву именно это сказал Распутин перед смертью:

Что ж, православные, жгите

Труп мой на темном мосту,

Пепел по ветру пустите…

Кто защитит сироту?


В диком краю и убогом

Много таких мужиков.

Слышен но вашим дорогам

Радостный гул их шагов.

И они уже стучали сапогами в двери, потерявшей берега имперской элиты. Мужички хохотали в матросских бескозырках с жарких крупов красных бронепоездов и махновских тачанок. Радостный дух шагов Субъекта по имени Русский Народ взорвал старый благополучный романовский мирок. Старая элита собирала по России собственные потроха, а русская интеллигенция, вызвавшая пожар и смерть в ужасе смотрела на тех, кто реально был способен оседлать этого тигра: дурных и беспринципных большевиков в чёрных кожанках. Которые плевать хотели на предмет любовных интеллигентских вожделений, на пресловутый Русский Народ, на эту Мельницу Богов, на славного Восточного Короля. Большевики и представители многонародного «сетевого народа» (евреи, поляки, кавказцы), записавшиеся в большевики, видели только гигантский восставший многочеловеческий ресурс, вроде нефтяного фонтана или проснувшегося дракона. Этот ресурс необходимо было грамотно политически использовать, что они и сделали, наплевав на всё и вся, а в первую очередь, на русскую интеллигенцию, ожидавшую своего Со-Бытия, Единения с Народом-Богоносцем (Эрайгниса по Хайдеггеру), как манны небесной. И поделом. Энергию мало вытащить из-под земли, за неё надо бороться, её надо суметь приручить и направить.

В боях революции, военного коммунизма, коллективизации и индустриализации божественная энергия пробуждённого Русского Народа сгорела почти до тла. Сегодня мы собираем этот пепел, и по щекам нашим текут слёзы.

Оседлать русского тигра

Эта статья написана с одной целью. Русские революционеры, «красно-коричневые», «евразийцы» 90-х и нулевых годов снова, как и наши предшественники эсеры, народники, славянофилы будят и пробуждают Русский Народ. Это наше яростное повседневное занятие. И на этом поприще мы достигли немалых успехов. Достаточно вспомнить НБП, Правый Марш, Русский Марш и Сербский Марш. Это были удачные и неудачные опыты по открытию бутылки, в котором лежит Субъект Русской Истории.

Но открыть бутылку мало, надо научиться оперировать её Духом, трансцендентно глядя ему в глаза. Именно про эту трансцендентность, как про главное качество наездников пробуждённого Хаоса пишет Юлиус Эвола в базовом трактате «Оседлать Тигра»:

«Положительные возможности хаоса и ужаса могут приоткрыться исключительно незначительному меньшинству, а именно тем существам, которые изначально обладают трансцендентным измерением, или в которых это измерение может быть активировано. Только эти немногие могут дать совершенно иную оценку этому «бездушному миру» машин, техники и крупных современных городов, всему тому, что составляет чистую реальность и объективность, которая предстает холодной, нечеловеческой, угрожающей, лишенной интимности, обезличивающей, «варварской».

Мы должны сыграть в этих трансцендентных офицеров также правдиво, как великий Распутин сыграл в Русский Народ. Это максимальная задача нашей русской аналитической психологии и политики, а также русской революции. В противном случае кто-то другой опять поедет на наших лошадях и наших санях, а мы будем недоумённо смотреть им вслед.

Русский интеллектуал должен стать абсолютным евреем, но евреем более совершенным, потому что мы Новый Израиль! Русский интеллигент должен стать абсолютным успешным неоконом, потому что настоящая Америка, земля невероятных возможностей – это Россия!

Русский интеллектуал обязан стать революционным Обамой и Манделой и возглавить, как эти два сверхчеловека, белое послушное стадо стран, где официальной идеологией всегда был апартеид.

Если у вас нет сверхчеловеческих навыков – сыграйте, сымитируйте их! Поскольку среди нас много артистов, то эта задача не так уж сложна, как кажется.

Русский интеллектуал должен превратиться в птицу, в медиатора ветров и буранов, он должен стать Духом Меркурием и, одновременно его Хозяином. И самостью и индивидуационным процессом и коллективным бессознательным и (одновременно) Доктором-психоаналитиком, знатоком магических слов и символов, способным останавливать время и открывать города.

Именно мы обязаны оседлать красного тигра русской сетевой войны. Потому что в противном случае Русский Эрайгнис, Русское Возрождение не произойдёт никогда. Поэтому из каждого русского интеллигента как из яйца должен родиться военный комиссар, духовный наездник, меркуриальный игрок, пастырь народный.

Трансмутация Русского Народа касается в первую очередь его операторов. А ещё не построенная русская политическая юнкерская школа в спешном порядке должна начать готовить последний решающий выпуск.

Павел Зарифуллин

4779_1

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2018 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress