Евразийский взгляд на арийскую тему

 

Древние индоевропейские кочевники Великой степи, однажды (видимо, не обошлось без пассионарного толчка) сорвались с места и двинулись на поиски новых мест обитания

 

ПассионАРИИ Аркаима

 

Так покорили они будущие Иран, Индию, Афганистан, проникли в Западную Европу и ассимилировали местные племена. Далекие потомки этих ассимилянтов придумали «арийскую расовую теорию», из-за чего само слово «ариец» и все производные от него оказались густо замазаны коричневой грязью. Впрочем, политика политикой, а наука продолжала и продолжает изучать древние индоевропейские культуры Евразии. Сенсацией стало обнаружение на Южном Урале земляного городища Аркаим, вдохновляющего не только ученых на новые поиски, но и мистиков на «откровения», псевдоисториков на умозрительные «открытия», писателей на новые произведения.

Открытие Аркаима добавило аргументов тем авторитетным исследователям, которые искали прародину индоевропейцев в южнорусских, украинских и казахских степях, где после ухода части ариев на юг и запад тысячи лет обитали их прямые потомки: «ямники», «срубники», «катакомбники», киммерийцы, скифы, сарматы, синды…

Нам, евразийцам и народникам, арийская тема близка тем, что арии были первыми кочевниками, пришедшими в Европу и населившими ее от скандинавских фиордов до бухт Пелопоннеса. Здесь, на землях Европы, они осели, здесь гонялись на конях за белобрысыми дикарями по лугам будущей Германии, учились у иберов строить мегалитические сооружения и пахать землю. Прошло время – и почти вся Европа заговорила на языках своих покорителей. Последним был «ариизован» в языковом отношении чудской север Восточной Европы. Впрочем, имеется гипотеза, утверждающая, что арии в евразийские степи перебрались с севера, с территории нынешних Архангельской и Вологодской областей.

 

Арийство в интерьерах стим-панка

«Арийская теория», донельзя испохабленная нацистами, могла стать достоянием России и русского народа еще в позапрошлом веке. О том, какой она могла стать на русской почве, рассказал санкт-петербургский фантаст Анатолий Юркин. К сожалению, автор не ссылается на источники, откуда почерпнул интереснейшие и, можно сказать, сенсационные сведения. Сомнителен и сам исходный посыл автора: якобы русские и немецкие «ариософы» паровой эпохи хотели через мистическую мистификацию подорвать Европу духовно. Сомневаюсь, чтобы царские чиновники и люди науки мыслили в современных категориях «идеологической войны». Наивная консирология автора («Невозможность прямого финансирования русской агентуры на Западе заставила царедворцев остановиться на разработке мистического учения».) только запутывает вопрос, который следовало бы поставить совсем иначе: быть может, русские и русско-прусские умы разрабатывали новую национальную идеологию с целью не подорвать, а духовно покорить Европу, задолго до открытия Аркаима и Синташты заявив: Россия и сопредельные страны внутренней Азии – родина ариев.


Далее цитируем работу Анатолия Юркина «Арийский проект для Европы» с нашими комментариями:           

«Суть заговора состояла в мистификационном (О том, что «мистификация» на поверку оказалась исторической былью – ниже. — А.Б.) воспроизведении древнего знания. Идея создания обманки, знания-ловушки появилась у петербургских немцев после знакомства со служебной документацией двух разных людей. Сибирский историк Петр Словцов первым указал на признаки существования некоей древней Империи, замалчиваемой традиционной историографией. Словцов — темная фигура русской науки. После службы в канцелярии генерал-прокурора Словцов инспектировал училища в Сибири. В 1838 вышел первый том его поразительной истории Сибири. Служебные записки Словцова пролежали не один год без отклика. В канцелярской пыли им вконец затеряться, если бы не один забавный случай».

Петр Словцов – фактически первый сибирский областник. Отметим это.

 
«Дадим слово тенденциозному достоеведу Ю.Селезневу, затачивающим памфлетное перо на Гасфорте — некоронованном правителе Северного Казахстана. Густав Христианович еще при Николае Первом задумал целую систему преобразований степного края, в том числе и преобразования религии попавших под его, баронское, управление народов. Магометанство губернатор посчитал варварством, а христианство не устраивало верхушку местной знати уже и тем одним,что не дозволяло иметь столько жен, сколько способен обеспечить муж. Тогда Густав Христианович сел за стол и сочинил для них «новую религию», приспособив к местным обычаям иудаизм. Однако Николай Первый наложил на проекте нового Моисея резолюцию о том, что религии-де не сочиняются за письменным столом… Имперскую гипотезу Словцова петербургские немцы удачно наложили на смелый проект Гасфорта. Взрывчатая смесь оказалась тем редким составом, что обеспечивал быстрый старт для санкт-петербургской мистификации».

Путь к арийству начинался с… неоиудаизма. Отметим и это факт.

 

Идеологическая диверсия или гениальное прозрение?

«Никто из участников тайного проекта не сомневался в удаче предпринятого дела. Восточный мистицизм прочитывался ими как топливо для череды самоубийственных потрясений западного общества…Предполагалось: ложное философское учение изнутри ослабит Англию, Францию, Австрию и Америку. Никогда не порывавшие связей с Пруссией и Саксонией, петербургские немцы уверили себя в том, что искусственно созданная идеология не навредит раздробленной Германии. Мол, наукоподобное мышление соотечественников и лучшая в мире полиция помогут немцам избежать удара восточной секиры».

Кабы знали питерские немцы, чем обернется арийство в ХХ веке на их исторической родине… Впрочем, они-то уж точно непричастны к созданию гитлеровской версии арийской теории.

 
«Все сходились на том, что новую идею в Европу следует запустить с яркой личностью некоего нигилиста, условно называемого «двойником Герцена». Подбор человека, призванного внести мистическую заразу на Запад, виделся завершающей частью тайного плана. Вначале выбрали руководителя проекта.

Им стал выпускник царкосельского лицея барон Александр Егорович Врангель. Формально он год отслужил в министерстве юстиции. На самом деле, молодой честолюбец проводил подготовительные мероприятия. Врангель перечитывал документы Словцова и Гасфорта, изучал мировые религии и составлял список будущих участников проекта. Операция началась с его отъезда из Санкт-Петербурга. 

Врангель прибыл в Семипалатинск проездом через Омск. В провинциальном южном городке его определили на должность «стряпчего казенных и уголовных дел». А так как область была только что создана, то мизерный объем работы никак не мог оторвать «чиновника по тайным поручениям» от его истинной миссии. Есть все основания считать, что область специально создали под реализуемый тайный проект. Тайная переписка Врангеля позволяла ему без особых хлопот исполнять обязанности связного между Сибирью и Петербургом».

 

Чиновник, писатель и путешественники

И облпрокурор начинает действовать, подбирая кадры для реализации нового проекта. Кто же составлял костяк общества?

         
«Врангель, Валиханов, братья Достоевские, поэт Аполлон Майков, Петр Семенов (с 1906 — Семенов-Тянь-Шанский), Николай Пржевальский и Григорий Потанин. Как видим, список украшают члены Географического общества и царские офицеры по особым поручениям. При более подробном знакомстве поражает еще более тесная взаимосвязь имен и обстоятельств. Устанавливаются первые связи между интеллектуалами России и Германии. В 1853-54 гг. в перерывах между лекциями Берлинского университета Петр Семенов встречался с братьями Адольфом и Германом Шлагинтвейнами… Еще в Петербурге Михаил Достоевский передал для брата письмо, белье и 50 рублей. Так в ноябре 1854 года Федор оказался одним из участников проекта. Для него все началось с письма Врангеля, приглашающего Достоевского прийти за весточкой из Петербурга». 

Итак, мир вполне мог получить арийство по Достоевскому (кстати, Федор Михайлович однажды помянул ариев в своей знаменитой речи на открытии памятника Пушкину), а не по Гитлеру и Розенбергу.

«Ф.Достоевскому поручили разрабатывать линию, вызванную к жизни идеей Гасфорта о необходимости новой религии для степных народов. И это не удивляет потому, что чем-то подобным занят персонаж Ордынов из ранней повести «Хозяйка». Бывший каторжник охотно принял активное участие в разработке философской системы, призванной погубить Запад. Крепла надежда на скорую реабилитацию».

Ну, насчет «погубить Запад» — это все та же конспирология в духе Дугина. Для нас гораздо интереснее другое:

«Не менее важной была возможность приобщения к секретным материалам истории неведомого народа, в древние времена создавшего от Праги до Китая прообраз Российской Империи».

О какой империи речь? Ею могла быть арийская кочевая орда, построившая Аркаим и другие городища древности.

Свет Востока

«В ссылке единственным другом петрашевца Достоевского оставался казах Чокан Валиханов, позже принятый в члены Русского географического общества. Долгое пребывание Валиханова за пределами России связывают с его сугубо разведывательной поездкой в Кашгар. Или куда-то на юг не далее Кашгара. Якобы для составления полевых карт. 
Любопытно, что все источники хором утверждают о секретном характере поездки. Но биографы проявляют фантастическую осведомленность об ее малейших деталях. Противоречие разрешается очень просто. 
Кашгар не был конечной целью друга Достоевского! 
На самом деле, поручение Чокана сходно с задачами, стоявшими перед путешествием в горные области, где он встречался с обитателями тайных монастырей. Секретная поездка. (А Григорий Потанин посетил монастырь загадочной древнеарийской религии бон-по. – А.Б.) Причем настолько засекреченная, что впервые об ее истинном характере докладывали И.Сталину в конце 1930-х годов! В 1938 году советские десантники не пустили гиммлеровскую спецэкспедицию СС туда, где Валиханов и его единомышленники искали Шамбалу».

А может, дело вовсе не в Шамбале? Несколько десятилетий назад в китайском Синьцзяне, где находится и Кашгар, обнаружили мумии представителей некоего древнего европеоидного народа. Узор на тканях поразительно напоминал…шотландские килты (мужские юбки). В Китае все дальнейшие исследования и находки засекретили – слишком противоречат они традиционной, «великоханьской» концепции истории Китая. Зададимся вопросом: уж не следы ли древних ариев искал в Кашгарии евразийский ариософ Чокан Валиханов?

«Врангель, Семенов, Пржевальский и их столичные покровители готовились закрыть проект в полной уверенности, что древнее мистическое знание есть их собственная мистификация. Каждый из них будет вознагражден за офицерскую дисциплинированность».

Вот только Григория Потанина царское правосудие «вознаградило» годами заключения в Свеаборгской крепости и вологодской ссылки за «сибирский сепаратизм».

Даже если  считать все, написанное Юркиным об «арийском проекте» мистификацией, а Григория Потанина – убежденным сепаратистом или же человеком, работавшим исключительно ради чистой науки, ряд косвенных свидетельств говорят о том, что этот человек трудился не просто ради блага России, а работал на русскую военную разведку, как и офицер Николай Пржевальский. Так что «дело сепаратистов» можно представить и как следствие разборок между органами политического сыска и предтечами ГРУ. Конфликт спецслужб, имеющий глубокие исторические корни и дошедший до сегодняшнего дня (вспомним дело Квачкова).

«За годы, проведенные в Южном Казахстане и в путешествиях по Алтаю, сокурсники по Сибирскому кадетскому корпусу Валиханов и Потанин убедились в существовании доисторической религии. 
На раскопках степных курганов и при расшифровке алтайских писаниц они получали неопровержимые доказательства ее решающего влияния на развитие человечества. Проблема заключалась в том, что их особое мнение никак не могло повлиять на проект. Например, увеличить разрушительную силу оккультного знания. Более того, царские чиновники совершенно справедливо усмотрели определенную опасность дальнейших разработок закрытой темы».

Европеизм против евразийства

Позже еще один фигурант «дела сепаратистов» Николай Ядринцев обнаружит тюркские орхонские руны, поразительно напоминающие германо-скандинавские. Быть может, у них был единый исток? Григорий Потанин по окончании срока ссылки предпринимает целый ряд экспедиций в Центральную Азию, в своих научных трудах стремится доказать, что корни мировых религий, включая иудаизм и христианство – там, в степях и пустынях Синьцзяна, Монголии и Туркестана, в горах Алтая и Тянь-Шаня… Он искал и находил центральноазиатские первообразы Моисея и Соломона. Христа и святого Андрея. Порой увлекался, заблуждался, но само направление поиска духовной прародины выбрал верно.     

«Особая позиция Потанина легко вычитывается из книги «Восточные мотивы в средневековом европейском эпосе» (1899). В этой гениальной работе он сполна рассчитался с «несмелостью мышления, порабощенного рутинными взглядами и рутинными верованиями». Биографы (А.Сагалаев, В.Крюков и др.) изумляются: как мог один человек отважиться на создание почти девятисотстраничного труда, не имеющего аналогов в истории научной мысли? Но Потанин не был одиночкой! Ряд сходных положений высказаны во фрагментарных набросках Валиханова». 

Почему же, в конце концов, официальной властью был свернут арийский проект? На этот вопрос Анатолий Юркин отвечает так:

«Открытие древнейшей империи Евразии противоречило легенде о князе Рюрике и подрывало основы правления немецкой династии Романовых».

Не ко двору пришелся прозападной элите арийско-евразийский проект. Да и тогдашняя интеллигенция, в массе своей увлеченная заимствованными с Запада (или ориентированными на Запад) теориями от норманизма до панславизма, от либерализма до марксизма едва ли смогла бы усвоить «арийский проект» сибирского областника-протоевразийца Потанина, казахского просветителя-протоевразийца Валиханова, путешественников-протоевразийцев Семенова и Пржевальского, братьев Достоевских и казавшихся чудаковатыми немцев на государевой службе.

Обидно и досадно, что ариев наследство попало в европейскую купель, где цель оправдывает средства…

Но все возвращается на круги своя, и арийский проект вернется на историческую родину (и ариев, и проекта) – в Россию и сопредельные азиатские страны из Европы, превратившей благородную идею поиска общих корней культур Запада и Востока в нечто неадекватное и чудовищное. И новое прочтение арийской темы произойдет на евразийской основе. Против шарлатанов из «Аненербе» — грандиозные фигуры Достоевского и Пржевальского, Потанина и Валиханова. Традиция против пошлой и кровавой профанации. Свет Востока против оккультной тьмы Запада.

Анатолий Беднов

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

HotLog

Движение Новые Скифы © 2021 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress