Тюркская руническая культура в истории письменной культуры человечества

руны

Кайрат Жанабаев, кандидат филологических наук, доцент кафедры ОЯ КазУМО и МЯ им. Абылай хана

.Б. Наурзбаевой посвящается

Аннотация

Принимая во внимание концепцию известного тюрколога А.С. Аманжолова о самобытном (тамговом) происхождении тюркского рунического алфавита, учитывая точки зрения других тюркологов, историков, этнолингвистов (Н.Аристов, А.Маргулан, С. Кондыбай), поддерживающих эту концепцию, автор ставит проблему первого и общего для всех письменностей единого источника-алфавита. Он также подтверждает гипотезу о более древнем, относительно других рунических письменностей (германского, скандинавского), происхождении прототюркской рунической культуры – наследницы могущественной культуры гипербореев (Г. Вирт, С. Кондыбай).

Анализ структуры и семантики устных образцов поэзии жырау, творивших и до эпохи рунического письма, и вплоть до XIX века, проливает свет на тесную связь творчества ритуальных посредников как с рунами, так и с солярным мифом и обрядом.

Такая методика исследований тюркских рун является новой, имеет перспективное значение для реконструкции и для прочтения «второго (солярного) слоя» всей письменной рунической культуры человечества, источником которой автор считает Гиперборею – Сибирь и Центральную Азию.

I. О рунической культуре человечества и о тюркской рунической культуре: поставка проблемы

Руническая письменная культура человечества – загадочное наследие древних народов: германцев, скандинавов, финно-угорских народов, северных славян, тюрков Центральной Азии и Сибири. Эти руны в чем-то сходны. Различаются же они по начертаниям, по времени создания, по языку, по функциям. Самыми древними европейская наука считает старшие (общегерманские), руны I-VIII веков: надписи на оружии, на украшениях, а с V века – на камнях. Самые поздними традиционно считаются орхонские и енисейские руны VIII века: «надписи на могильных камнях, на золотых сосудах, на деревянной палочке и даже на бумаге».1

Исследователи возводят этимологию слова «руна» к готскому или верхненемецкому – «тайна», «загадка»2 или «тайна», «шептать»3. Сходство по форме знаков германской и древнетюркской рунической систем всегда увлекало исследователей своей загадочностью. Оно порождало мысль о возможном едином источнике, или некоем «общем алфавите», или «одном древнем праязыке и прамифе» человечества. О прародине единого алфавита задумывались такие разные исследователи, как А.Х. Маргулан и Г.Ф. Вирт. «Вирт, – пишет А. Дугин, – предложил следующее объяснение рунических знаков. С его точки зрения, скандинавские и древнегерманские руны и рунические круги представляют собой следы древнейшей знаково-символической модели, которая лежит в основе всех типов языков, мифологий, культур, ритуалов, сакральных доктрин, календарных систем, астрологических наблюдений и т.д. Некогда рунические круги были известны всем народам земли, которые вышли из единой прародины — северной страны Гиперборея. Вирт, являвшийся сторонником археологической теории “культурных кругов”, назвал эту изначальную протокультуру “Thulekulturkreise”, т.е. “культурным кругом Туле”4

В современной науке установились две точки зрения на природу и происхождение рун. При этом традиционно объектом исследования рун становятся европейские, германские (старшие) руны: одни ученые считают их искаженными версиями латинского алфавита, появившегося у скандинавов в V-VI веках, другие – что это древние гадательные знаки, которые использовались на самом позднем этапе под влиянием латинского письма5. Это также отмечено и в ЛЭС.6 Относительно же тюркских рун господствует мнение, что база их формирования – согдийское письмо (гипотеза В. Томсена, которая считается основной) и, соответственно, это письмо уже несет на себе печать «вторичности». Хотя исследователи и отмечают, что оно «напоминает по форме знаков германские руны», они не придают особого значения ни самим этим совпадениям, ни роли тюркского письма в общей истории рун. Имея в виду древнетюркское письмо, они констатируют: «термин «руническое письмо» применяется по отношению и к другим письменностям».7

Очертим возникший круг вопросов:

1) случайно ли то, что некоторая часть старших и младших рун совпадает по форме с центрально-азиатскими и сибирскими рунами?

2) если несомненна связь германских рун с письменной культурой Средиземноморья,8 оказавшей влияние на их формирование, то какие существуют точки зрения казахстанских ученых на формирование самих письмен Ближнего Востока, Передней Азии, Южной Европы?

3) если руны – не только «знаки» и «шепот» (готское «r u n a» – «тайна» и древневерхненемецкое «r u n o n» – «шептать»), но и «r u n o» – с карельского, финского и эстонского языков – «стихи», «народные эпические песни», то разве не открывается здесь идея о более широкой функции рун в их глубокой древности, их изначально эпической и ритуально-магической природе?

6) некорректность по отношению к древнетюркской рунической культуре со стороны ряда исследователей (Дж. Клосон, В. Лифшиц, А. Щербак) проистекает из того факта, что, по их мнению, тюркские руны, имея «ирано-согдийскую» основу,9 созданы в VIII веке, в период II Тюркского каганата «для разового применения как своего рода тайнопись, изобретенная каким-то вымышленным лицом», что «у тюркских рун не было исторического развития», что «письменность вообще не могла появиться у них самостоятельно».10

Обратимся теперь к тюркскому руническому письму, его исторической роли и месту в мировой письменной культуре.

II. Историческая роль тюркской рунической культуры в мировой письменной культуре

Если следовать предположению, что в древности все народы имели один общий алфавит (А. Маргулан, Г. Вирт, С. Кондыбай), то вопрос о генезисе старших и младших рун, их непосредственном источнике является вопросом родины этого алфавита, состав и начертания знаков которого в старших и младших рунах, возможно, были подвержены искажению. Так думает Г.Ф. Вирт.

Такое искажение, на наш взгляд, произошло по двум причинам – внутренней: утрата ритуально-магической связи между древним знаком и словом (десакрализация); и внешней – историческое влияние иных письменных культур на германское письмо. Но и само это германское письмо к моменту его создания (I-V вв.), как мы предполагаем, уже утратило тот сакральный смысл, каким оно было наполнено в начальную эпоху, когда язык, знак и миф были общими, открывая «священную историю человечества» (Г. Вирт). Вот почему исследователи, отмечая совпадения германских знаков по форме с центрально-азиатскими и сибирскими рунами,11 сам язык старших и младших рун не могут отождествить ни с одним конкретным германским языком?12 Это первый аргумент относительно общего для всех источника-алфавита.

Если существует несомненная связь германских рун с письменной культурой Средиземноморья, то приведем мнения исследователей о том, как формировались письмена Ближнего Востока, Передней Азии, Южной Европы: финикийцев, шумер, греков, латинян, италийцев?

В 1975 году академик А.Х. Маргулан в отзыве на защиту докторской диссертации А.С. Аманжолова отметил, что «тюркский рунический алфавит обнаруживает тесную генетическую связь с ранними алфавитными письменностями Средиземноморья и восходит, по-видимому, к древнейшему общему источнику алфавитных письменностей».13 Тюрколог А. Аманжолов пишет, что существует более ста гипотез относительно источника самого первого алфавитного письма. Им лично выявлена связь тюркских рун с древнегреческим и финикийским алфавитами. Исходя из факта, что у всех древних алфавитов есть один общий предок, он не оставил в стороне и влияние прототюркского языка на изобразительные логограммы древних шумеров. Он блестяще доказал, что в Южном Средиземноморье в IV тысячелетии до н.э. формировалось особое языковое состояние, что «систематический характер древнейших шумерских совпадений позволяет предположить, что какая-то часть прототюрков Центральной Азии продвинулась в Двуречье, обосновалась там и существенно повлияла на язык и, соответственно, на изобразительные логограммы протошумерских письменных памятников».14

Точку зрения ученого весомо подтвердила статья Большого Энциклопедического Словаря. В ней сообщается, что «еще 3300 лет до н.э. на юг Месопотамии пришли первые шумерские племена, первоначальной родиной которых была Центральная Азия».15 Думаем, что это были прямые наследники, так называемых гипербореев, которые в устной форме и в форме тайных знаков сохранили и передали свои знания многим древним народам.

Это наш второй аргумент относительно общего для всех письменностей источника-алфавита, происхождение которого мы считаем гиперборейским, или прототюркским. Вопрос о гиперборейской природе прототюркского алфавита выдвигается и лингвистами, и фольклористами.16,17 Язык шумеров, как доказали современные лингвисты, «не был похож на другие языки окружавших их народов, живших вдоль рек Тигр и Евфрат»18 «Первыми учеными, нашедшими некоторые слова, общие с тюркскими, были англичанин Г. Раулинсон и французский ученый Ж. Оперт. В настоящее время Э. Цэрэн, К. Вальтер, Ф. Хоммель, О. Сулейменов, И. Мизиев, К. Лайпанов, А. Сарай, А. Аманжолов, Е. Емельянов, А. Бахти, С. Крамер, Е. Омаров и другие, на основании крупных исследований приходят к выводу, что культура шумеров, скифов и казахов имеет один корень».19 Исследователи также отмечают, что контакты между племенами глубин Центральной Азии с жителями Двуречья были многократными, поэтому с течением времени шумерский язык и его изобразительные логограммы испытали существенное воздействие прототюркских племен и сами значительно повлияли на формирование письменной культуры Средиземноморья. Именно эта письменная культура и проявились уже в I-V века в германских рунах, уже к тому времени значительно подзабытых (искаженных). Это – наиболее поздний этап формирования германских рун.

Таким образом, совпадения по форме германских рунических знаков с центрально-азиатскими и сибирскими рунами есть результат воздействия на них алфавитов-посредников: древнегреческого, латинского, италийского, уже имевшими древнейшие связи с прототюркским письмом. Думаем, что к этому времени германские руны (и как сакральное знание и как форма овеществления этого знания) уже были искажены. Об этом пишет и Г. Вирт, называя эти руны следами некоей, более могущественной культуры.

Следующим важным аргументом для определения Сибири и Центральной Азии источником общего алфавита можно считать то обстоятельство, что среди всех народов, имеющих рунические свидетельства, культурное наследие народов, населявших названные территории, явно выделяется своей географией, масштабностью и качеством:

1) камнеписные руны тюркских кочевых племен обнаруживаются на огромном географическом пространстве, от Якутии до Дуная и Северного Кавказа;

2) эти рунические памятники значительно превосходят все европейские руны (кроме скандинавских – 3500 надписей) и по количеству, и по качеству, и по содержательности, и по объему: орхонские («царские») – 5 крупных историко-героических поэм; енисейских – около 200; руническая книга на бумаге «Ырк битиг». Помимо них «в настоящее время в Южной Сибири, Монголии, в Казахстане обнаружено около 300 рунических надписей. Причем надписи обнаружены не только на камне, но и на различных предметах из золота, серебра, бронзы и глины. На территории Казахстана выявлено около 30 подобных надписей. Несомненно, их количество будет возрастать».20 Известно, что тюрколог А.С. Аманжолов лично расшифровал более 20 надписей, среди которых знаменитая серебряная чаша с Иссыкского кургана (V-IV век до н.э.);

3) древнетюркский алфавит имеет наибольшее, по сравнению с другими основными руническими алфавитами, количество графем (рун) – более 40 (старшие руны насчитывают всего 24 знака, а среди скандинавских – наибольшее количество 16 рун (датский вариант). В особом же варианте древнего рунического письма – англосаксонском – 33 руны;

4) Вильгельм Томсен отмечал, что «тот факт, что употребляемый нами алфавит… очень удачен для того времени, приспособлен к звукам и звуковым законам тюркского языка»,21 в то время как «язык старших рун, отличающийся большим единообразием и архаичностью, не может быть отождествлен ни с одним конкретным древнегерманским языком»22.

5) с другой стороны, как верно заметил В. Томсен, знак и звук (слово) в древнетюркском письме идеально совпадают, показывая связь таинственных рун с устным словом, фольклором (магией). Отсюда проистекает следующий, наиважнейший, на наш взгляд, аргумент, определяющий Сибирь и Центральную Азию полноправной наследницей некогда общего (гиперборейского) алфавита.

III.Апология гиперборейского (прототюркского) языка и алфавита

Согласно мнениям фольклориста Е.Д. Турсунова и этнолингвиста С. Кондыбая, в V-VI тысячелетии до н.э. область между Уралом и Алтаем была общим местом обитания прототюркских, финно-угорских, сибирских, тунгусо-маньчжурских, будущих тихоокеанских (корейцев и японцев) племен. Они имели в то время общий (алтайский) язык, общую прародину, общую фольклорную основу и общие «народные эпические песни» – руны. Относительно общего (алтайского) языка есть также мнения Г. Рамстедта, Н. Поппе, Е. Поливанова, В. Котвича, М. Рясянена.23

Культура гипербореев зародилась, как показывает Г. Вирт в ХХ тысячелетии до н.э. Гипербореи имели высокие культурные достижения и свою «консорцию жрецов» (С. Кондыбай). Несколько тысячелетий они оказывали могучее духовное и культурное влияние не только на Урало-Алтайский регион, но и на все северные народы Европы и Азии. Но дальнейшее развитие языка и сакральной культуры гипербореев в различных этнокультурных условиях получило свое специфическое наполнение. Особенностью Урало-Алтайского культурного региона стало то, что он стал, на наш взгляд, наиболее полным хранилищем гиперборейского языка, поскольку дважды (по С. Кондыбаю) испытал его влияние. Будучи наиболее полным наследником гиперборейского (прототюркского языка), из всех древних языков-современников и алфавитов-рун он более всего сохранился в единстве формы и содержания, на что и указал В. Томсен.

Первый и прямой наследник гиперборейского языка – прототюркский язык, исторически развиваясь, изменил вследствие специфических геоландшафтных и климатических условий ритуально-сакральный код «алфавит жрецов» первых гипербореев. Этот сакральный код обрел тамговую природу в соответствии с культурой и образом жизни центрально-азиатских племен. Идея тамгового (самобытного) происхождения рун впервые выдвинута А.С. Аманжоловым и поддержана А.Х. Маргуланом. В алтайскую, а затем и – в гиперборейскую эпохи «фольклор знали все» (Е. Турсунов), а его магические формы, тамги, руны, тайные знаки и сакральное знание, – лишь ритуальные посредники, шаманы, жырау. Так, Урало-Алтайский регион стал, на наш взгляд, первейшим источником зарождения, а затем и – непрерывного, интенсивного и волнового распространения знаний о духе, о смерти и жизни, о смысле и особой мудрости («Эпос о Гильгамеше», Всепознавшем).

Эта мудрость посредством праязыка передавалась изустно, но тайный ее код – в форме рун – знали лишь жрецы, или, как считает С. Кондыбай, «консорция жрецов», возглавлявших миграции. Первыми о жрецах-абызах в своих статьях упомянул Е. Турсунов, указав их формирование из ритуальных посредников в XII тысячелетии до н.э., а С. Кондыбай развил гипотезу о гипербореях из мифологической в историческую.24. Общая концепция, богато оснащенная идеями тюркологов, историков, фольклористов, культурологов, археологов теперь такова: жрецы-гиперборейцы, выходцы из Центральной Азии, разнесли по миру некое первоначальное знание, повлияв на культуру и письменности всех древних народов.

Центральным пунктом гиперборейских идей была идея Солнца и Солнечного круга (здесь все исследователи сходятся). Эту солярную семантику и структуру мы обнаруживаем и в тюркском эпосе, и в эпической поэзии жырау, и в мировой архаической культуре, и во всех раннелитературных памятниках человечества25. Поэтому тюркские жырау и их древние тексты представляют собой важнейшее и ценнейшее звено в расшифровке «второго», солярного слоя рунических памятников наших предков. Наша наука этого явления пока не замечает. Поразительно!

С. Кондыбай отмечает, что, явившись в разных культурных регионах, наследники гиперборейцев подняли на совершенно новый уровень местные культуры, которые, «добивших позднее новых результатов, забыли своих гиперборейских наставников, жрецов-учителей»,26 что «отголоски гиперборейского языка слышны во всех языках, однако значительная его часть, его основа сохранилась в современных тюркских языках. Г. Вирт сказал несколько шире: руны – «следы древнейшей знаково-символической модели, которая лежит в основе всех типов языков, мифологий, культур, ритуалов, сакральных доктрин, календарных систем, астрологических наблюдений и т.д.».27

Анализ поэтических текстов жырау (особенно ранних) показывает, что на всех уровнях их поэтической системы возникают солярные знаки и символы, различные модели, воссоздающие древний миф, обряд и ритуал. Еще больший результат даст анализ казахского (тюркского) эпоса и обрядовой поэзии, которые имеются в чистой форме языка, без каких-либо влияний. Именно эту методику мы переносим и на наскальные древнетюркские поэмы, где уже обнаружены все те же закономерности, обращающие нас к мифу и ритуалу. Подобная методика прочтения и реконструкции «второго», солярного слоя рун может быть также успешно предпринята и в анализе русских былин, карело-финских сказаний, древнеисландских саг, но ближайшая наша задача – изучить связи рун (графем) и слова (звука), текста и ритуала, то есть сакральную сущность древнетюркских рунических памятников. Это подтвердит гипотезу ученых (А.Аманжолова, А.Маргулана, Г.Вирта) о едином и общем алфавите и едином прамифе человечества, источником которой является Центральная Азия и Сибирь.

Принимая во внимание концепцию А.С. Аманжолова, мы, в свою очередь, особо подчеркнем, что тюркские руны имеют не только тамговый, но, прежде всего, фольклорный источник – эпическое творчество, существовавшее задолго до «каменных книг» и вплоть до ХХ века. «В предшествующий уйгурам период – то есть до VI-VIII веков – литература развивалась на другом литературном тюркском языке, руническая письменность которого восходит, несомненно, к устному народному творчеству. Об этом свидетельствуют фольклорные мотивы и языковые средства обширного круга орхоно-енисейских (рунических) надписей: различного рода поэтические, ораторские, правовые, обиходные формулы и поэтически окрашенная лексика».28

Центрально-азиатские камнеписные руны имели значение тайны и были связаны сначала только с магическими жанрами фольклора, а затем – только с особо значимыми священными ритуалами. Их выбивали на камне или по особо торжественным, или по наиболее значимым для племени событиям – например, по случаю смерти и погребения кагана (ведь и жырау создают текст лишь в особо важных или торжественных случаях). Это значит, что священные знаки использовались в качестве овеществления, «материальной формы» магического текста. И устный текст, и его ритуальное оформление предстают сакральным единством прототюркской обрядовой традиции. Таким образом, знаки Сибири и Центральной Азии были связаны и с ж ы р ом, и с ритуальной магией самого певца, ж ы р а у (см: жрец-жырау). Это знаково-символическое единство сохранялось до ХIХ века в чистой первородной форме.29

Что касается рун германских и скандинавских, то и они, как и «фрагментарные надписи на стенах пещер, керамике, камнях, а позже, бронзе и железе», – замечает Герман Вирт, – являются, скорее, аномалиями», а «не нормой древнейшей культуры». Г. Вирт полагает, что в истории рунического письма на какой-то стадии произошла не его эволюция, а его «инволюция», и исторические руны представляют собой лишь «инерциальные следы древней забытой системы».30 Этого мы не можем сказать о тюркской рунической культуре. Да и сам Г. Вирт сожалел «о закрытости, недоступности для него археологических исследований сибирских регионов, областей Северной Евразии».31

Наша гипотеза такова: прямые наследниками первого, начального, гиперборейского знания были все северные народы: германские, скандинавские, финно-угорские, балто-славянские, центрально-азиатские. На протяжении тысячелетий шаманы и жрецы этих народов передавали знание гиперборейцев устным путем. В силу различных исторических обстоятельств не все они сумели сохранить это знание. Произошел разрыв между знаком и звуком (формой и содержанием ритуального текста). В процессе исторического развития, еще помня о великой Изначальной Традиции, в какое-то, наиболее важное, время многие из них пытались восстановить руны, в значительной мере ими забытые и, соответственно, искаженные. Трагический разрыв усугубила быстро развивающая европейская история и культурно-языковое влияние на германцев других европейских языков и алфавитов. Этого смогла избежать Центральная Азия, которая сама была мощным источником исторических движений и культурных влияний. О существовании единой Изначальной Традиции, кроме Г. Вирта («Aufgang der Menschheit», «Die heilige Urshricht der Menschheit») писали и другие европейские ученые32

Наиболее близкое к гиперборейцам знание сохранили кочевники Урала и Алтая, дважды испытавшие влияние прототюркского языка и ставшие, на наш взгляд, основным источником для общего алфавита (рунической культуры) как для германских и для скандинавских рун, так и для всей древней письменной рунической культуры человечества. Что касается балто-славянских народов, то именно они являются связующим культурным звеном между древними германцами и древними тюрками в едином Северном Кольце. Но их руническое наследие, выписанное, как и полагалось, на дереве (символ связи миров), вследствие хрупкости материала не сохранилось. Берестяные грамоты – явление более позднего времени – так же являются лишь следами некогда единой и величественной культуры.

Кайрат Жанабаев

кандидат филологических наук, доцент кафедры ОЯ КазУМО и МЯ им. Абылай хана

Использованная литература:

1. Аманжолов С. Памятники древнетюркской письменности и их отношение к современным тюркским языкам. В кн.: Орхонские надписи: Кюль-тегин. Бильге-каган. Тоньюкук. Семей: Международный клуб Абая, 2001 г. Стр. 124.

2. Аманжолов А.С. Опыт изучения тюркских языков. Астана: Фолиант, 2012. Стр. 361.

3. Смирницкая О.А. Руническое письмо. Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1990 г. стр. 425.

4. Дугин А. «Гиперборейская теория», М., 1993.

5. Там же.

6. Смирницкая О.С. Руническое письмо. Лингвистический энциклопедический словарь. М:, 1990 г. Стр. 425.

7. Смирницкая О.С. Там же… стр. 425.

8 . Смирницкая О.С. Там же… стр. 425.

9. Кормушин И.В. Древнетюркское руническое письмо. Лингвистический энциклопедический словарь. М:, 1990 г стр. 145.

10. Аманжолов А.С. Слово о тюркских рунах. Shahar-Культура, №3 (3), 2004. стр. 209.

11. Кормушин И.В. Там же… стр. 144

12. Смирницкая О.А. Там же… стр. 425.

13. Маргулан А. Х. Отзыв на защиту докторской диссертации. В кн.: История и теория древнетюркского письма. Автор А.С. Аманжолов. Алматы: Мектеп, 2003. стр. 357.

14. Аманжолов А.С. «Шумеро»-тюркские соответствия и изобразительные логограммы. В кн.: История и теория древнетюркского письма. Алматы, Мектеп, 282.

15. Большой энциклопедический иллюстрированный словарь. М.: Астрель-Аст, 2003. стр. 7.

16. Турсунов Е.Д. Шумерское эхо в тюркской культуре. Журнал «Шахар-Культура» №3 (15), 2007.

17. Жанабаев К. Тюркский миф и шумерский вопрос. Материалы международного научного симпозиума «Роль тюркского мира в диалоге цивилизаций» (18-29 апреля. г. Алматы). Стр. 112.

18. Турсунов Е. Шумеры. Материалы международного научного симпозиума «Роль тюркского мира в диалоге цивилизаций» (18-29 апреля. г. Алматы). Стр. 108.

19. Турсунов Е. Там же. Стр. 108.

20. Аманжолов А.С. Опыт изучения тюркских языков. Астана: Фолиант, 2012. стр. 362.

21. С. Аманжолов. Памятники древнетюркской письменности и их отношение к современным тюркским языкам. Стр. 125.

22. Кормушин И.В. Алтайские языки. ЛЭС. Стр. 28.

23. Кормушин И.В. Там же. Стр. 28.

24. Кондыбай С. Гиперборея: родословие эпохи сновидений. Алматы: Сага, 2011. Стр. 12.

25. Жаңабаев Қайрат (Еділ). Қазақтың қлассикалық батырлар жыры мен әдеп-гұрпындағы түркі астральды мифінің бастаулары. Қазақстанның қазіргі заманғы мәдениеттану парадигмалары кітабында, Алматы: Жазушы, 2006 ж, 138 б.

26. Кондыбай С. Гиперборея: родословие эпохи сновидений. Алматы: Сага, 2011. Стр. 18.

27. Дугин А. «Гиперборейская теория», М., 1993.

28. Стеблева И.В. Литературы Центральной Азии. В кн.: ИВЛ, т. 2, Москва: Наука, 1984, стр. 191.

29. http://sitim-sir.ru/2012/11/ajynga-u-drevnego-naroda-saxa-byla-runicheskaya-pismennost/

30. Дугин А. «Гиперборейская теория», М., 1993.

31. Там же.

32. R.Guenon. Formes traditionnelles et cycles cosmiques. Paris, 1995.; Его же: Le Symbolisme de la Croix; — другие работы; J. Evola. La tradizione ermetica. Roma, 1971; Otto Rahn. Kreuzug gegen den Gral. Berlin, 1933;

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2017 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress