Конец Света в Петербурге

Эссе-отчёт об инсталляции Новых Скифов 21 декабря 2012

Не знать, что стрясется

С утра дотемна,

Какой обернется

Душою она.

(Константин Симонов)

Матрос Железняк: «13 бактун устал!»

Празднование Конца Света Новыми Скифами по календарю майя в ночь 21 декабря оказалось на грани срыва. Словно постучался в клуб «Уровень 2» на Белинского матрос Железняк и сказал своё неизменно веское: «13 бактун устал!».

Во всём квартале отключили свет, по улице бродил грустный директор клуба и ругал электриков и кого-там ещё. Но скифы только тешатся подобным милым происшествиям. Все свечи в спешно закрывающемся цветочном магазине были выкуплены. И банальные интеллигентские посиделки за несколько минут превратились в священную теургию. Напоминало и тайную вечерю, и революционное собрание, и спецзаседание масонской ложи.

Прибывший на скифский слёт Павел Крусанов вещал о царице Томирис, писатель Носов заснул, остальные зрители были радостно возбуждены. От свечей и бликов на стенах распространялся тёплый нездешний свет, воздух изменил плотность, пространство превратилось в экран, в эркер в сложную систему зеркал.

В театр теней и кинозал, о котором повёл речь философ Александр Секацкий.

Некрофильское царство братьев Люмьеров

«Для майя, скифов и сарматов (что нас всех здесь собрали) очистка души происходила через ритуальную очистку крови, когда круги размыкались и через жертвоприношения втекали в океанос бесконечности. Они вступали во взаимоотношения с Иным Миром в определённые моменты.

А здесь в этом мире, в этом зале мы знаем, что находимся на Том Свете до эмпирической точности. Возьмем простую вещь — иллюзион кино. Луч волшебного фонаря пробил однажды на экран новоявленное царство теней, ушедших, мертвых, тех-кого-нет.

Люди стреляют или сидят за столом, но их нет — они тени, спроецированные проектором.

Это был величайший прорыв в некрофильство, когда все готовы наблюдать за жизнью теней, умерших образов и душ. Всеобщее внимание приковано к экрану!

Это действительно были, живые, изображавшие мертвых и мертвые, изображавшие живых. Это был первый глобальный прорыв в мир, который мы называем миром духов и призраков.

Вспомним великолепный фильм Джармуша «Мертвец», где герой Джонни Депп доводит до совершенства эту линию. Мы не сразу понимаем, что Герой мёртв. Но, когда мы это понимаем — мы понимаем, что вообще они все мертвы! Все, начиная с первых кинодив, до Мерлин Монро и современных покойников. Мы пустили этих мертвецов в мир. И то, что сегодня всё усиливается их нашествие — это всё продолжение изначальной некрофильской тенденции. И чрезвычайно странно, что эта простейшая вещь не доходит до уровня самосознания и самоотчёта.

Есть живые люди, они отбрасывают тени. Тени отбрасывают только «тенеобладатели», когда их нет — нет и Теней.

Но есть Тот-Свет — свет волшебного фонаря Люмьеров, сопровождающий великий ритуал для тысяч зрителей, очевидцев, свидетелей чуда. И вот они собрались в полутьме в ритуальном жертвеннике и смотрят и смотрят… Но нет тенеотбрасывателей, тени есть, а живых нет. Почему? Такое может быть только на Том-Свете кинематографа. Тот-Свет вошёл незаметно, хотя первые свидетели чуда в его чудесности нисколько не сомневались. Это мы уже довольно давно там находимся и привыкли. Все основные характеристики Того Света подтвердились: Они не стареют, Там — нет времени, Они — всё такие же. Их всё больше, Они незаметно внедряются в наш мир. И эти призраки гораздо более реальны, чем те жалкие актёрские тела, речевые аппараты, которые стремятся их воплощать.

Если бы жрец ольмеков или воин скифов попали сюда — то у них не было бы ни малейшего сомнения, что все пророчества сбылись! Они именно на Том Свете. Вторжение мёртвых состоялось и среди них различить живых, вообще говоря, чрезвычайно сложно. Мёртвые преобладают и Мир тихо переместился на Тот Свет.

Правда есть некоторые странности, состоящие в том, что мы видим тех, кто на том свете — на экране, а они нас вроде бы и нет».

Люди-кошки с корабля-кристалла

Здесь можно было бы заметить, что согласно русским сказкам покойники на Том-Свете действительно не видят живых. А ведь, что было бы, если бы они их увидели?! Как в фильме ужасов Жака Турнёра «Люди-кошки», где нападение в бассейне показано в виде красочных теней на белой стене. В этом кино смешаны тени пантеры и женщины и нет уже разницы между рычанием адских зверей и шумом мирного автобуса, синема отшлифовала скучную реальность нашего дня, превратив тусклый кварц с дороги в сияющую звезду.

Тени среди нас, покойники среди нас, скоро они увидят нас, потому что мы станем такими, как они.

Секацкий считает, что мы плывём на корабле призраков — на «Летучем голландце». Философ удивляется, что наши обыватели ждут Конца Света! Как могут мертвецы его ждать? А ведь ждут и боятся!

Жиль Делёз в «Кино», обдумывая сходный сюжет в фильме Феллини «И корабль плывёт» (корабль с мертвецами, беженцами, олигархами, животными; чудо-корабль), упивался сценами смерти и абсурда: «в роскошном кругу образов, мелькание которых становится всё более стремительным, два корабля взрываются и идут на дно, отдавая морю, этой всегда аморфной среде, то, что ей причитается — грустного носорога, который может сойти за Моби Дика. Таков взаимно отражающийся образ, таков цикл «корабль-кристалл», фоном которого служит живописно-музыкальный Конец Света!» (1)

И таков образ нашего с вами мира и нашей цивилизации. Чтобы мы знали о Конце Света и о майя, если бы Гибсон не снял «Апокалипсис»?! Главное не майя — главное — кино.

А точка невозврата пройдена — корабль в потустороннее уже не остановить, но с него можно спрыгнуть. Но для этого надо хотя бы научиться распознавать мёртвых от живых! А это не так просто.

Волчок майя

Чтобы выскочить из «покрывала майи» обратимся-ка мы к астрономическим образам народа майя.

Они, считая свои длинные временные циклы знали, что такое прецессия. Ведь земля делает прецессионный цикл, как волчок.

Нужно запустить волчок и подождать, пока он начнёт замедляться. Первоначально ось вращения волчка вертикальна. Затем его верхняя точка постепенно опускается и движется по расходящейся спирали. Это и есть прецессия оси волчка.

Подобное движение совершает и ось вращения Земли, что было отмечено Гиппархом как предварение равноденствий. Колебания оси Земли приводят к тому, что точки равноденствий постепенно смещаются с востока на запад относительно звёзд. По современным данным, полный цикл земной прецессии составляет около 25 765 лет. Что равняется 5 циклам майя — 65 бактунам (2) (3).

Колебание оси вращения Земли влечёт изменение положения звёзд относительно экваториальной системы координат. В частности, через некоторое время Полярная звезда перестанет быть ближайшей к северному полюсу Земли яркой звездой, через 11 000 лет такой звездой станет Вега, а Турайс будет Южной Полярной звездой примерно в 8100 году н. э.

Иногда — в точке совпадения зимнего солнцестояния солнца с центром галактики волчок Земли на мгновение замирает. Раз в 25765 лет. 21 декабря закончился 13 бактун последнего пятого цикла. И мы понимаем, что все вокруг мертвы, что нас окружают наши собственные проекции, духи.

Волчок не падает и не скручивается по спирали. Он упирается осью в небесный центр…

Похитители снов

Свою лекцию о Конце Света этнограф Павел Зарифуллин начал со структурного анализа «Начала».

Ведь «идея мира, как сна, как Того-Света и потока проекций достигла своего максимума в фильме Нолана «Inception» («Начало»).

Со времён братьев Люмьеров в ходу поговорка, что в кинозале происходит коллективное сновидение.

Тема психоанализа снов широкомасштабно раскрыта в фантастическом суперпопулярном синема Кристофера Нолана. Основной идеей фильма является сюжет, списанный как будто бы с шаманских практик Африки и Сибири – сюжет о похитителях снов. Фильм наглядно рисует – в какую сторону движется западная (прежде всего юнгианская психоаналитика). В этом кино с виду стильные и уважаемые господа из мира отелей, кампусов и светских раутов ведут себя и действуют, как заправские тунгусские и индонезийские шаманы. Вооружённые только тотемами-волчками они меняют свой облик, умирают и воскрешают, когда им вздумается, проводят «душу» своего клиента через смерть, лимб, эмоциональный катарсис. Словом ведут себя так, как ни один представитель Запада себя никогда не вёл. «Похитители снов» активные игроки «духовселения» в «западное «коллективное бессознательное» сюжетов, архетипов и мифов «архаических народов». Гогов и Магогов, а также странных сущностей из магического мира кинематографа!

Наиболее архетипические персонажи «Inception» – это господин Имс, меняющий свой облик во снах, словно полоцкий оборотень. А также некий фармацевт (!) и алхимик Юсуф, приготавливающий снотворное для команды, внедряющейся во сны. Типаж из романов про гашиш Теофиля Готье и опиум Шарля Бодлера (с улыбкой вспоминаю и нашего посконного Баяна Ширянова). Критики ругались на Нолана, что в фильме нет сюрреализма, того что обыватель ежедневно во снах созерцает. Но наш современник ни черта не разбирается в своих сновидениях – они для него сумбур, каша. «Снотворное» мистера Юсуфа (самое главное средство для достижения особых целей героев фильма) немедленно ставит всё на свои места. Герои «в трезвом уме и твёрдой памяти» делают во снах всё, что им вздумается. Без сюрреализма.

Принципиальная идея фильма будто бы списана с антропологического бестселлера Рене Жирара «Насилие и Священное». Французский философ Жирар утверждает, что унификация и глобализация происходит в своих корнях от волевого стремления античных героев навязывать всем свой стереотип поведения, в том числе и детям. Сыновья должны быть похожи на своих отцов во всём, в том числе владеть их имуществом, продолжать их подвиги, наследовать их жён. А миф и традиция у всех народов борются с этой унификацией, навязывая табу на кровосмешения, формируют язык и общество на принципах Различия. Отцовский Запад навязал самому себе и всем народам земли идею тотальной унификации, где «все похожи на всех» и спровоцировал всепланетный «жертвенный кризис». Чтобы вернуться к «золотому веку» нужно реставрировать философию Различия, где «сын не должен походить на своего отца».

Различие превыше всего

Эту идею технологи-шаманы-похитители снов пытаются «внедрить» в подсознание Роберта Фишера – сына умирающего мультимиллиардера Мориса Фишера (4). Их компания становится абсолютным всепланетным монополистом. Эту кампанию надо разделить фактически «ради жизни на Земле», потому что унификация – это враг всего живого. Роберт должен покончить с глобализацией, дать «миру дышать» и поэтому – он не должен походить на своего отца, он должен разрушить свою кампанию. Таких идей у современных молодых людей (не только у нас, но и на Западе) не бывает. И откуда этим идеям взяться? Идею должны внедрить шаманы-специалисты с помощью наркотиков и новейших военных разработок (аппарат попадания в сон). Внедрить идею можно только погрузившись на самое дно человеческой психики.

Создателям «Автара» и «Inception» для правильного погружения в сознание «здорового человечества» понадобились те же банальные наркотические средства (на этот раз в форме концептуальных идей и обращения к архетипам бессознательного, а также в виде цифровых технологий). В фильме «Начало» использовались звуки особой длительности. Чтобы «внедрилось – так внедрилось». Герои фильма Нолана внедрили не только Фишеру, но и американским тинейджерам «идею ценности различия».

За фильмам Джармуша, Нолана и Кэмерона стоит всепланетный заговор структуралистов — таких, как Делёз, Элиаде или Юнг, на глазах разобравших философию и психологию Запада «по винтикам» (в том числе и с помощью «волшебной силы кинематографа»). Своими корнями заговор уходит к русским евразийцам-лингвистам (Трубецкой, Якобсон) и русским «сказочникам» (Пропп). Остаётся добавить, то что 21.12.2012 весь мир сходил с ума от эсхатологических предчувствий, благодаря всего лишь одному человеку — русскому исследователю Кнорозову, открывшему язык и тайну астрономии майя. Получается, что русские — хранители ключей мира сего, словно сказочная кукушка, отпирающая двери от сезонов весны и осени».

Нынче «кукушата», не моргая взирают в нолановские волчки, поразительным образом, напоминающие планету, замершую в прецессионной точке великого совпадения зимнего солнцестояния Солнца и и альфа-Стрельца. Волчки в фильме «Начало» не скручиваются, крутятся-стоят, как штык.

Как прецессионный волчок Земли, направленный 21 декабря 2012 к Центру Галактики. Туда, откуда боги вдыхают в нас свет.

Прощание с Королевой проекций

А спасутся с «Голландца» (по Секацкому) чуждые ловушкам мира сего номадические народы, гораздо лучше различающие мертвецов. В них живёт способность разоблачения мертвечины — субстанция вечной жизни.

Но уже у «Нолана» в «Начале» содержится намёк на выход из лабиринта сна. Мы все проваливаемся на Тот-свет, в ил бессознательного глубже и глубже, наши проекции (5), наши мертвецы повторяются со всё с более убыстряющийся частотой. У них больше возможностей, а у нас тают последние силы и кончаются надежды.

Пока главный Герой не находит на дне всех снов Королеву проекций, свою мёртвую, провалившуюся, утонувшую в бессознательном жену. Убивающую его, затягивающую в бесконечную воронку, у которой нет конца. Порвать с ней невозможно, отказаться от мертвецов нет сил, да и в кино не ходить нельзя. Наших покойников мы любим до помешательства, они словно предки и пращуры у архаических племён берегут и ретранслируют с экранов и во снах магические огни с Той-стороны.

Но остаться с ними навсегда мы не можем. Нас ждёт стихия чистой жизни, Белый Свет. Ради своих детей, мы различаем их с мертвецами, мы встаём на дорогу, прыгаем в лифт, выбрасывающий вверх из Царства Теней.

«Кобб» (Леонардо ди Каприо) говорит своей бывшей жене: «Ты моя самая совершенная проекция. Я безумно скучаю. Но я оставляю тебя. Моя жена умерла». Это конечно же было ритуальное убийство в озере слёз. Хотя сцена прощания с умершей женой в Аду — архетипический сюжет в сказках многих народов мира.

И только благородный индейский бог преисподней Типикиниц внимательно слушает слова нашего любовного отворота:

Я очень тоскую,

Я б выискать рад

Другую такую,

Чем ехать назад.

Но где же мне руки

Такие же взять,

Чтоб так же в разлуке

Без них тосковать?

Где с тою же злостью

Найти мне глаза,

Чтоб редкою гостьей

Была в них слеза?

Чтоб так же смеялся

И пел ее рот,

Чтоб век я боялся,

Что вновь не придет.

У езидов на эту тему есть история. Даже больше чем история — концепция творения мира. Космогония.

Первый Архангел — Небесный Павлин — Тавуси Малак отказался общаться с Человеком, за что был заточен Господом в Ад. 7 тысяч лет бродил Солнце-Павлин по катакомбам пока не встретил свою ложную проекцию и не затопил её и самою Преисподнюю ангелическими слезами. Бог простил Тавуси Малака и вознёс его на Небо.

Вот так и мы, скифы-евразийцы, добрели до корней подземелья, заваленного нашими собственными подбитыми дирижаблями. Царь Небесный даёт нам новые ноги, мы давим на педали самолёта, жмём на гашетку, взлетаем к стихии счастливого света, как и наш предшественник — блаженный Павлин. Оставляя внизу, залитые слезами, трупы погибших друзей и прекраснейших женщин, королевства теней и отчаяния. Простите, братья, стая жар-птиц, прощается с вами.

Скифский Свет

Новые Скифы — это партия «Домой!». Странная политическая партия — в вечном поиске Света, продолжающая традиции русских народников. Ей грустно и тесно в Стране Мёртвых. Мы далеки от интуиций катаров, всех тащивших на Тот-Свет в «мир чистых». Мы обошли его вдоль и поперёк и зафиксировали, что нашего «Дома» нет и там — в космосе нестареющих, злых и весёлых проекций. В пространстве усопших, тех кого мы ежедневно поминаем в православных молитвах.

Я, с нею измучась,

Не зная, как жить,

Хотел свою участь

С другой облегчить.

Но чтобы другою

Ее заменить,

Вновь точно такою

Должна она быть;

А злой и бесценной,

Проклятой, — такой

Нет в целой вселенной

Второй под рукой.

А с кино, как с женщинами. Где нам взять другое кино? И есть ли выход с Того Света? Иногда кажется, что он отсутствует…

И только мерцающая звезда, выведшая Синдбада-морехода из пещеры смерти робко показывает нам путь наверх.

Земля, словно в Новолуние, остановила на мгновение ход. Зал наполняли видения и галлюцинации. Будто бы Сердца-с-руками-и-ногами, дивно похожие на блемов из Царства Пресвитера Иоанна, плясали на гребнях свечей танец Братства Сердец. Янтарные волны огня освещали души лекторов, будто рентген-с-той-стороны. Это пламя вступало в резонанс с тайным пламенем души и зал накрывал нежный божественный треск. Словно мелодия виолы д `аморе… Было удивительно красиво, спокойно, счастливо и хорошо, как в детстве.

Павел Зарифуллин прочитал новый Скифский философский манифест. На слове «Возвращаются»! — на улице Белинского дали свет. На часах было 00.06.

«Какие вам ещё нужны знаки?», — щурясь, как бирюк прибредший из темноты, спрашивал Зарифуллин. Директор «У2» Макс на радостях налил всем кубинского рома. Режиссёр Роза предположила, что у скифов возможно есть ремонтно-диверсионная бригада, помогающая разыгрывать столь изысканные философские мистификации. Конечно есть. У скифов много чего есть. Пришли сарматские электрики и включили новый свет.

А искры от тайного огня, выбитые на скифской теургии, мы понесём дальше в бескрайнюю ночь. Это огонь наших предков, золотых мертвецов, удалившихся в страну вечного сна любимых женщин. Священные головни Бабы-Яги, что дороже пламени всех печей этой страны.

Нарком-Скиф

Ссылки:

  1. 1 Жиль Делёз «Кино», М. 2012
  2. 2 Джон Мейджор Дженкинс «Космогенез майя», М. 2010
  3. 3 Turner W.G. Maya Designs, NY, 1985
  4. 4 Аллюзия на гениального голландского художника Мориса Эшера — рисовальщика фракталов, лабиринтов, певца «про-логистической» сновиденческой реальности.
  5. 5 Проекция (projection) — образ в фильме «Начало», созданный подсознанием участника сна, не существующий в реальности персонаж сна. Личности проекций — это не более чем отражения психики самого участника. Пока человек не начинает подозревать, что спит, его проекции подчиняются логике сна. Однако, когда сон становится осознанным, проекции реагируют на вторгнувшегося в сон извлекателя подобно лейкоцитам, стягиваясь к инородному объекту и пытаясь уничтожить его. В случае если объект специально обучен технике противодействия извлекателям, некоторые из его проекций принимают форму настоящих вооружённых охранников, причём они пытаются уничтожить извлекателей независимо от того, осознаёт объект, что он спит, или нет. Члены команды извлекателей удерживают свои проекции, чтобы не принести их в сон, сами же притворяются проекциями объекта.


Релевантно:

Эсмеральд Крылатых. Инсталляция Новых скифов в Петрограде

фото: Андрей Клемешов

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2017 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress