Взгляд эсэра на религию.

d180d18bd0b1d0b8d0bdПубликуемая ниже статья принадлежит перу одного из ведущих левоэсеровских идеологов, соавтора экономической программы партии левых социалистов-революционеров Сергея Федоровича Рыбина (1885–1937). Рыбин родился в селе Дедилово (Луговской слободе) Богородицкого уезда Тульской губернии. Крестьянский сын, упорно занимавшийся самообразованием, Рыбин сумел поступить и окончить Московский коммерческий институт (будущий МИНХ им. Г.В. Плеханова). В партию эсеров он вступил на селе в 1905 г. и до революции четыре раза привлекался к дознаниям по политическим делам, побывав в тюрьме и ссылке. Во время Первой мировой войны, после призыва в армию окончил школу прапорщиков и служил в пехотном запасном полку во Владимирской губернии. Сразу после Февральской революции он был избран членом Вязниковского уездного временного исполнительного комитета, затем избирается делегатом от крестьян уезда в губернский продовольственный комитет и создает уездный комитет партии С.-Р. В 1917 г. вместе с супругой Любовью Васильевной Самойловой (народной учительницей по профессии, тоже партийной эсеркой и к тому времени матери его двоих детей)  они берут общую фамилию Луговские. В дальнейшем в некоторых документах он фигурирует под двойной фамилией Рыбин-Луговской. В том же 1917 г. Рыбин избирается членом Исполкома Всероссийского Совета крестьянских депутатов  от Владимирской губернии, участвует в работе Демократического совещания в Петрограде и избирается в Предпарламент. Позднее он становится членом Всероссийского ЦИК и одним из редакторов газеты «Голоса Трудового Крестьянства», на страницах которой не раз печатался соратник Рыбина по партии левых эсеров Сергей Есенин. Рыбин был неизменным участником всероссийских съездов Советов и партийных форумов левых эсеров. Он делегируется левоэсеровской фракцией в состав Всероссийского Совета народного хозяйства, избирается товарищем (заместителем) председателя Тульского губисполкома Советов. В 1918 г. у супругов рождается третья дочь – ныне широко известная Нина Луговская (краткую биографию можете найти здесь: http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=author&i=379). Впоследствии Рыбин был избран членом ЦК левых эсеров, а после объединения с эсерами-максималистами даже стал секретарем центрального руководящего органа.

Известность ему принесла также кооперативно-синдикалистская  деятельность. В начале 1920‑х гг. Рыбин принимал участие в создании артели булочников «Вольность Труда» в Москве, основанной на подобных принципах. После закрытия артели по суду в 1923 г., он вместе с несколькими другими артельщиками учредил пекарню «Трудовая Вольность», из которой выросла значительная трудовая производственная артель булочников и кондитеров «Муравейник» (охватывала до четырехсот занятых в производстве человек; подробнее см. http://anarhobarnaul.org/artel/). В 1924 г. Рыбин становится председателем Союза московских булочных артелей «Хлебартельсоюз» и возглавляет правление «Муравейника». В год «великого перелома», когда сталинцы ломали хребет всему русскому крестьянству, а заодно и кооперации, подвергся разгрому и «Муравейник». Руководители артели оказались в ссылках. Отбыв наказание в Усть-Сысольске, Рыбин вернулся в Москву. Некоторое время ему удалось избегать ареста по причине постоянных перемещений с места на место. В 1935 г. из-за болезни глаз он был вынужден появиться в Москве на долгий срок. Отсюда его оправили по этапу в ссылку в Семипалатинск. В декабре 1936 г. последовал новый арест практически слепого человека, и 1 августа 1937 г. Рыбин был расстрелян в Москве. (Его прах похоронен в «братской» могиле на Донском кладбище).

Вся его семья — жена и три дочери,— в 1937 г. были арестованы и отбывали заключение на Колыме. Сегодня, благодаря публикации дневников Нины Луговской, которые она вела в 1932–1937 гг., под названием «Хочу жить…» (можно скачать:http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=323262) и переводу их на 28 языков, история их семьи стала достаточно хорошо известна в России и за рубежом.

Пришла пора познакомиться с творчеством самого её отца. Надо сказать, что эсеры были совершенно не чужды христианских ценностям. В отличие от марксистов, они хотя и признавали отделение церкви от государства, но, будучи русскими социалистами и крестьянскими революционерами, не чурались народной религии. Несколько сельских батюшек, принадлежавших к партии эсеров, до революции становились депутатами Государственных дум. В 1918 г. священник-эсер о. Александр Поведский некоторое время возглавлял Тверской губисполком Советов. А соратник Марии Спиридоновой по Крестьянской секции Всероссийского ЦИК Советов Тихон Голынский впоследствии и вовсе стал известен под именем епископа Антония. Сергей Рыбин также был близок к Марии Спиридоновой. В редактируемой им стоявшей на левоэсеровских позициях крестьянской газете в 1918 г. он опубликовал статью.

Коммунизм христианства

В последние десятки лет эпоха образования христианства и несколько предыдущих столетий подвергаются усиленному исследованию ученых социологов, экономистов, социалистов всех направлений. Этим трудом занимаются одновременно во всех культурных странах, и интересней всего отметить, что не только социалисты, но и буржуазные ученые везде пришли к одному и тому же выводу: христианство, как движение народных масс, является не только религиозным, но, главным образом, и социальным, общественным.

Картину глубокого распада представляли в то время государства, образовавшиеся после целых веков самых ужасных войн вокруг Средиземного моря и на Востоке (Индия, Китай). Основа государства – сельское земледельческое население было разорено непрерывными войнами. Вместо цветущих полей трудового населения, появились огромные латифундии (имения) с роскошными дворцами, тенистыми садами, парками, искусственными водопадами, фонтанами. Огромнейшими сооружениями были построены руками невольников, рабов, вывозимых сотнями тысяч из разоренных стран Севера и Востока. Коренное население деревни, потерявши свою землю за долги любимцам кесаря, сумевшим награбить за время войны несметное количество золота, драгоценностей и пленных, или ушло в города кормиться в качестве государственных пенсионеров, или занималось рыболовством, охотой и другими незатейливыми промыслами, добывая этим скудное пропитание себе и своей семье.

В городах, разросшихся для тех времен до невероятных размеров (сотни тысяч и миллионы жителей), было тревожно.

Полноправные граждане, огромными массами переполнившие бедные кварталы, жили мелкими подачками со стола своих полководцев, требуя временами от правительства дешевых зрелищ и хлеба.

Рудники, различные ремесла с тысячами рабочих и ремесленников обслуживались даровым трудом невольников, понижая тем самым до ничтожных размеров заработок вольных граждан.

Насилие, грабежи, разгул, пьянство, разврат царили всюду. Социальные противоречия были настолько определенны, что чувствовались и понимались решительно всеми, выливаясь нередко в восстания, в бунты тысяч, десятков тысяч горожан и рабов, со всеми ужасами подавления.

В такую мрачную эпоху человечества, напоминавшую отчасти настоящее время, появился целый ряд общественных движений, вылившихся затем в религиозные и давшие начала самым великим и распространенным в настоящее время религиям буддизму и христианству.

Буддизм появился в Индии. Основателем его был царский сын.

Христианство в Иудее; его основатель – Христос Иисус из царского рода Давида и Соломона.

Маленькая страна, переходившая в течение нескольких веков из рук в руки победителей, находилась на пути с востока, богатого тканями, драгоценностями на запад в могучий Рим.

Все новейшие течения мысли, философия, религиозные верования были известны маленькому, но в высшей степени любознательному, впечатлительному и для того времени развитому еврейскому народу. Вся общественная, политическая и религиозная жизнь народа сосредоточивалась в столице Иудеи – Иерусалиме. Дни и ночи в храме, училищах, на площадях проводили жители в бесконечных спорах, в поисках истины, справедливости.

Суровые обличители смело появлялись перед лицом правителей, царей и князей и предвещали гибель настоящего мира. Писания пророков Исайя, Иеремии напоминают нам самые яркие агитационные речи теперешних ораторов, прокламации, воззвания к обиженным и угнетенным.

Мир насилия, грабежа, разврата и несправедливости должен разрушиться и на его месте образоваться новое царство свободы, справедливости, правды Божьей – такова суть всех его обличительных речей.

Такие речи, естественно, более нравились, зажигали сердца бедноты. Авторы этих речей – пророки, учителя делались настолько популярными, что самые жестокие правители и цари боялись тронуть их и ограничились высылкой их за пределы города. В такую эпоху появился Иисус с Его проповедью царства Божия на земле. Он не пошел в город проводить бесплодно время в бесконечных спорах с книжниками и фарисеями. Но там, среди бедных рыбаков Галилеи, Его учение нашло живейший отклик.

Если мы отбросим все то, что было нагромождено вокруг легендарной личности Христа после Его смерти Его последователями, если мы учтем, что все Его учение изложено малограмотными рыбаками и, следовательно, ими могло быть запечатлено только наиболее яркое, живое, основное, что чаще высказывалось Учителем среди своих учеников, то перед нами окажется чрезвычайно простое, но в то же время вполне определенное, законченное учение коммунизма.

«Что мне сделать, чтобы войти в царство Божие?» — спрашивает богатый юноша у Христа. «Возьми свое имущество и раздай бедным», — вот ответ Великого Учителя.

Общее имущественное равенство – такова основа учения Иисуса, так понимали Его бедные рыбаки, ожидая ежеминутно пришествие царства Божьего на земле, так понимали Его первые века все христиане, вся беднота Рима, Греции, Востока.

Коммунами на основе всеобщего равенства жили они и только после того, как христианство сделалось государственной религией, когда ученые облекли всю сущность Его учения в мертвую, отвлеченную, недоступную форму для понимания широких масс бедноты, потеряла она для них свое обаяние, вознеслась от них с земли на небо.

Государства древнего мира развалились, не имея силы противостоять против стихийного движения великого переселения народов, и надолго пресекло распространение христианского коммунизма.

Наше время, — время социальной борьбы за лучший мир, — мир справедливости, правды Божьей на земле, воплотить в жизнь то, что в ярких основных линиях было возвещено Великим Учителем 2000 лет тому назад.

Голос трудового крестьянства. 4 мая 1918 г. № 117

 

Ярослав Леонтьев

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2018 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress