Кыргызская самобытная борьба – неотъемлемая часть тюркской культуры

Замечательно, что в жемчужном Прииссыкулье впервые проводятся Игры кочевников на международном уровне (8-15 сентября 2014 г.). Хотя в этих играх основной уклон сделан на конные игры, но неотъемлемой частью спортивных состязаний номадов всегда была также и борьба «куреш» (күрөш).

Кыргызы (как, впрочем, и другие тюркские народы) издревле рассматривали самобытные виды борьбы в качестве эффективного средства духовного и физического воспитания человека. По мировоззрению кочевников, именно в борьбе «один на один» выявлялись истинные психофизические и интеллектуальные возможности индивида. Чемпион народных состязаний именовался балбаном и баатыром и принадлежал уже не только отдельному одному роду или племени (из которого происходил родом), но и всему кыргызскому народу.

Действительно, кыргызам именно борьба «один на один» была более всего привлекательна и интересна. Это констатировали русские путешественники и краеведы XIX века: «Многие любят бороться… и борются с искусством, но кулачного боя не знают» . «Главные увеселения состоят в борьбе силачей, без кулачного боя» . Что примечательно, согласно данным этнографа Б.В.Горбунова, у восточнославянских народов (русские, украинцы, белорусы) напротив были популярны кулачные бои, чем борьба. Если о борьбе в XIX-начале XX веках известия имелись в 173 уездах, то о кулачных боях — в 271 уезде . Более того, оказывается, что один из видов борьбы  на поясах  был заимствован данными восточнославянскими народами у тюркских народов .

С большим уважением и почтением относились кыргызы к балбанам, которые воплощали в себе силу, выносливость, ловкость, смелость, мужество, иначе говоря, все положительные духовные, физические и морально-нравственные качества, присущие кочевникам. Издревле его, как сильнейшего представителя рода, кочевники ставили военачальником (полководцем) дружинников либо старейшиной, к нему прислушивались и ходили за советом, ему же соответственно принадлежали лучшие вещи и атрибуты (лучшая невеста и территория, золотой пояс, булатное оружие, быстрый скакун и пр.). Недаром в эпосе-трилогии «Манас» Кошой балбан наделен эпитетами  мудрейший патриарх, старейшина, который раздробленные кыргызские рода собрал в единый народ. Он же выступает ближайшим соратником Манаса, в трудную минуту батыр идет к нему за советом.

Издавна самобытная борьба гармонично сочеталась с экологическими и природными явлениями окружающей среды, а сам кыргызский народ философски мудро и с уважением относился к этому виду спорта. Это отражено в народном фольклоре. Например, в пожелании борцам: «Күчтүү болсоң Жердей бол, баарын чыдап көтөргөн,  Будь силен и вынослив как Земля, которая все и вся держит»; «Тоодой алп бол, − Будь величественным как гора»; «Жолборстой (илбирстей) шер бол, − Будь отважным подобно льву (илбирсу)».

Вот как кыргызский народный писатель Ш.Бейшеналиев описал борьбу двух балбанов, которую они вели на лоне природы: «Мать-земля подстилала им колышущуюся зеленую мураву, а речка обмывала, ветер сушил их» . Это значило, что кыргызские борцы старались преимущественно бороться на чистом воздухе и на зеленой траве, т.е. на открытой местности. Ветер закалял и сушил их пот, заменяя полотенца. После поединков они умывались и закалялись, купаясь в прозрачных и минеральных водах горных речек. Эту воду они употребляли и внутрь. Также они принимали процедуры грязелечения и бальнеологические ванны в горячих источниках.

1. Отражение самобытной борьбы кочевников в письменных источниках и в народном фольклоре

Достоверно установлено: самобытные виды борьбы кыргызов пешая «куреш» и конная «оодарыш» (эр эниш) — неотъемлемая часть общетюркской культурной ойкумены. Поэтому попытка рассмотреть данные самобытные виды борьбы кыргызов вне этого контекста приведет к оскудению их богатого и уникального содержания. Ибо их, помимо общетюркского названия борьбы пешей küreş (ğüreş, кüräš) и конной аγtаr или yėnğ (еŋ), также сближает множество сходных черт в правилах, приемах, традициях, обычаях и экипировке. Существенно подчеркнуть, что при тщательном анализе поясной борьбы тюркских народов в ней наблюдается много общего, чем особенного. А с отдельными видами борьбы тюркских народов, в силу сложившихся исторических, этнокультурных, географических и прочих объединяющих обстоятельств, у кыргызской борьбы угадываются единые истоки. В частности это касается − алтайской «куреш», хакасской «курес», казахской «курес» и узбекской «кураш» по ферганским правилам. Так, например, в названии спортивного кушака в поясной борьбе тюркских народов (bеlbaγ) у кыргызов − белбоо, казахов − белбеу, узбеков – belbog.

Куреш

9760f3d22d2e97b8b85ab505fecaa5c8

На общетюркских и межтюркских лексических языках, диалектах и говоре написание и значение пешей борьбы küreş (ğüreş; кüräš) конной борьбы аγtаr или yėnğ (еŋ) у современных тюркоязычных народов практически одинаковы .

В письменном виде самобытные виды борьбы тюркских народов впервые упоминаются в средневековых этнолингвострановедческих трудах «Divanü Lûgat-it-Türk» и «Kutadgu Bilig». В словаре Махмуда Кашгари «Divanü Lûgat-it-Türk» («Словарь тюркских языков», нап. в 1072-1077 гг.) küreş дается в виде пословицы: «kiz birle küreşme, kisrak birle yarişma, — с девицей не борись, с кобылицей не состязайся (на скачках)» . Кстати, автор данного энциклопедического свода Махмуд хотя обучался в Кашгаре, но родом был из административного центра Иссык-Кульской долины при Караханидах, города Барскан .

В этом же словаре Махмуда Кашгари (Барскани) впервые описывается процесс борьбы тюрков: «ğüreşte iki adamdan birisi ödürünü tutarak sağa sola sallamasi…, − в борьбе (двух человек) один другого последовательно то направо, то налево встряхивает…» .

А в поэме другого нашего знаменитого мыслителя, поэта и ученого из города Баласагын (ныне – городище Бурана вблизи г.Токмок) Жусупа (Юсуфа) Баласагуни «Kutadgu Bilig» («Благодатное знание», нап. в 1069-1070 гг.) о борьбе (küreş) отражено: «yaraşğu yarağı bar erse yaraş, yok erse yarıklan bil alşıp küreş,  если есть возможность ладить, ладь / если нет, облачайся в кольчугу, иди и вступай в борьбу, схватившись за пояса (поясницу)» .

У ряда тюркских народов культивируется конная борьба в статусе национального вида спорта. У кыргызов она называется  «оодарыш», у казахов  «аударыс» (тартыс), кара-калпаков  «аўдарыс» (аўдарыспак), у узбеков – «ogdarish», у туркменов – «агдармак».

Оодарыш

5642c5741dc8d2e4e23b6f2c9469afa0

Первые сведения о конной борьбе «эниш» также упомянуто в словаре Махмуда Кашгари (Барскани). О ней в словаре говорится: «olar ikki yėnğ salişdi, onlar birbirine yenlerini salladilar, − они вдвоем затеяли эниш, они друг друга трясли (тянули) за рукава» .

Различные варианты самобытной пешей борьбы средневековых тюркоязычных и ираноязычных племен описал среднеазиатский ученый-энциклопедист Абу Али Ибн Сина, более известный как Авиценна (в памятнике культуры «Канон врачебной науки»,1012-1024 гг.). Борьбу Авиценна классифицировал как сильные упражнения. «Борьба тоже имеет различные виды,  писал Авиценна,  один из видов такой: каждый из двух мужчин руками хватает за пояс другого и притягивает его к себе, при этом каждый из них стремится освободиться от своего противника, а тот не отпускает его». По контексту, очевидно, что речь идет о поясной борьбе.

Следующий вариант, описанный Авиценной, более напоминает специально-подготовительное упражнение борца: «Один из двух мужчин обнимает обеими руками другого, пропуская свою правую руку под правую руку противника, а левую под левую. Затем он прижимает его к себе и переворачивает при этом, то сгибается, то выпрямляется». Далее ученый сообщает: «К борьбе относится также отражение грудью или схватывание за шею другого и притягивание книзу, или следующие приемы: охватывание друг друга ногами, подножка, раздвигание ног другого своими ногами и тому подобные приемы, применяемые борцами» . Данное описание борьбы, вероятнее всего, средневековой вариант самобытной борьбы вольным стилем. Таким образом, выясняется, что в культуре тюркских народов издавна существовали разные варианты самобытных видов борьбы.

Стоит отметить, что базовый признак борьбы (как состязание человека с человеком) у тюркских народов по принципу спортивной психологии «(я) должен – могу – хочу» восходит корнями к древнейшему, зародившемуся в недрах первобытнообщинного строя (матриархата) обычаю – брачному сватовству в виде испытания жениха. Данные социальные явления первобытности великолепно отражены в тюркском народном фольклоре (миф, сказка, эпос), а именно в сюжетах «героического сватовства». В нем сватовство героя рассматривается как «завоевание» (отвоевание) невесты посредством мирных противоборств.

Почему древние кочевые племена (саки, тюрки, кыргызы) решали вопросы брачных притязаний путем триумвирата противоборств (единоборств)?

Дело в том, что в глубокой древности спортивные состязания филогенетически явились средством эффективной проверки ряда существенных показателей развитости (приспособленности, совершенства и пр.) индивидов, которые следовало считать прямым коррелятом развитости (или совершенства) процесса общественного воспроизводства полноценных индивидов. Многочисленные данные, касающиеся обряда инициации, т.е. перевода юношей и девушек в разряд взрослых, говорят, что таинство совершалось в виде состязательных испытаний. Психофизические преимущество, продемонстрированное индивидом в ходе испытаний во время инициаций, вскоре стали рассматривать более широко, не только как критерий гарантии получения более качественного потомства, но и как признак способности управлять соплеменниками [6, с. 69; 7].

Именно победителю противоборств, развитому психофизически, доставалась лучшая невеста (а также другие наилучшие вещи). Поэтому в глубокой древности кочевники отвоевывали (добывали) себе невесту в состязаниях-противоборствах. При матриархате сватовство рождало сложную ситуацию. Создание семьи в экзогамном браке образовал некоторые трудности. Женитьба из других родов потребовала брачных испытаний посредством триумвирата противоборств: конные скачки, стрельба из лука, борцовские поединки. Тем самым, богатырское противоборство  борьба күрөш (küreş, ğüreş, кüräš) − вероятно могла возникнуть от мотива женитьбы героя как средство испытания его; либо невеста такая же силачка-богатырка и герой только в поединке одолев ее, мог жениться на ней.

По близкому поводу вспомним, что еще во II веке н.э. древнеримский писатель Клавдий Элиан, касаясь свадебных обычаев среднеазиатских кочевых племен сак, сообщал: «Кто из саков захочет жениться на девушке, должен вступить с ней в борьбу. Если верх остается за девушкой, побежденный борец становится ее пленником и поступает в ее полное распоряжение, только поборов девушку, юноша может взять ее в свою власть» [5, с. 23].

По тюркскому фольклору мы также узнаем, что кочевники прибегали к самобытной борьбе и во время обряда инициаций (посвящений). Как известно, обряд посвящения – это сконцентрированный процесс превращения ребенка во взрослого. Во всяком случае, так они построены: в начале этого обряда – ребенок, а в конце он оказывается в новом статусе – взрослого, т.е. передача мужской силы от взрослых членов племени молодым. Сюда входило, помимо всего прочего, обучение секретам различных противоборств – наездничество, стрельба из лука, борьба. С этого времени они уже не были детьми, они обладали обязанностями и правами взрослых мужчин.

Таким образом, одним из базовых (в каком-то смысле  ведущих) признаков в возникновении борьбы күрөш (küreş, ğüreş, кüräš) в виде мирного противоборства у современных тюркских народов в глубокой древности являлись  инициационно-брачные притязания (мотивы) индивида. В состязании оценивались психофизические и интеллектуальные способности претендента на статус состоятельности. Очевидно, что борьба в виде мирного противоборства возникла в недрах матриархата и была, прежде всего, «инициационно-брачного» испытательного типа противоборством. В данном контексте яснее всего проявляется ее − оценочная (ранжирование) функция.

Продолжение

Азамат Казакбаев, этнограф, педагог

 

Список использованной литературы:

1. Бейшеналиев, Ш. Сын Сарбая; Испытание славой: роман / Ш.Бейшеналиев; пер. [с кирг.] Е.Босняцкий. – М.: Художественная литература, 1987. – 543 с.

2. Бичурин, Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Т. 1 / Н.Я.Бичурин; ред-сост.: С.П.Толстов, А.Н.Бернштам.  М-Л.: Изд-во АН СССР, 1950. – 379 с.

3. Горбунов, Б.В. Народные виды спортивной борьбы в традиционно-бытовой культуре восточных славян ХIХ-начала ХХ в.: Автореф. дис. … канд. ист. наук: 07.00.07 / Б.В.Горбунов. – М., 1990. – 24 с.

4. Грязнов, М.П. Древнейшие сведения об героических эпосах Южной Сибири / М.П.Грязнов // Археологический сборник Государственного Эрмитажа. Вып. 3. – Л.: Наука, 1961. – С. 7-32.

5. Древние авторы о Средней Азии: хрестоматия / Под ред.: Л.Баженов. — Ташкент: Гос. изд. науч. соц.-экон. лит-ры УзССР, 1940. – 172 с.

6. Ермак, Н.Р. Единство и многофункциональность спорта: Дисс. … канд. пед. наук: 13.00.04 / Н.Р.Ермак.  Малаховка, 1999. – 142 с.

7. Ермак, Н.Р. Культурно-исторические истоки спорта в контексте объяснения многообразия и противоречивости его развития / Н.Р.Ермак, Р.А.Пилоян // Теория и практика физической культуры. № 7. — М.: ФиС, 1997. – С. 13-15.

8. Зеланд, Н.Д. Киргизы (этнологический очерк) / Н.Д.Зеланд. – СПб.: ОГИЗ, 1885. – 78 с.

9. Ибн, Сино. Канон врачебной науки: В 10 т. Т. 1. 3-е изд. / Ибн Сино; ред. колл.: Т.Д.Джураев [и др.]; пер. [с араб.] Ю.Н.Завадовского, С.Мирзаева. – Ташкент: Изд. мед. лит. им. Абу Али Ибн Сино, 1996. – 539 с.

10. Лавров, М.Н. Кочевники / М.Н.Лавров. – СПб.: Читальня народной школы, 1896. – 45 с.

11. Левшин, А.И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей. Ч. Третья: этнографические известия / А.И.Левшин.  СПб.: Тип-я Карла Крайя, 1832. – 304 с.

12. Маликов, К. Балбай / К.Маликов; түз.: А.Эсенканов. – Фрунзе: Адабият, 1991. – 328 б.

13. Манас. Эпизоды из киргизского народного эпоса / Пер. С.Липкина, Л.Пеньковского. – М.: «Художественная литература», 1960. – 310 с.

14. Манас. Эпос. Биринчи бөлүк. 2-китеп, Фрунзе: Кыргызмамбас, 1958. — 78 б.

15. Севортян, Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. T. III / Э.С.Севортян.  М.: Наука, 1980. – 389 с.

16. Худяков, Ю.С. Вооружение енисейских кыргызов VI-ХII вв. / Ю.С.Худяков; отв. ред.: В.Е.Медведев. — Новосибирск: Наука, 1980. – 176 с.

17. Kâşgarli Mahmud. Divanü Lûgat-it-Türk. Cilt I.  Ankara: Türk Tarih Kurumu Basimevi, 1992. – 530 b.

18. Kâşgarli Mahmud. Divanü Lûgat-it-Türk. Cilt II.  Ankara: Türk Tarih Kurumu Basimevi, 1992. – 366 b.

19. Yûsuf Hâs Hâcib. Kutadgu Bilig: Metim / Hazirlayan Mustafa S Kaçalin. − Ankara: Kültür ve Turizm Bakanlığı, 2010. – 345 b.

20. Чоротегин Т.К. Махмуд Кашгари (Барскани) жана анын “Дивану лугати-т-турк” сөз жыйнагы: (1072-1077). Жооптуу редактор Өмүркул Караев. – Бишкек: Кыргызстан, 1997. – 169 бет, сүрөт, карта. — (ISBN 5-655-01222-7).

 

 

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2017 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress