Ленин и Тотем (видео)

Что такое тотемизм?

Как ни странно при изобилии этнографической литературы, внятно на вопрос не ответил ни один антрополог.
Кроме известного определения:
Тотемизм — некогда весьма распространенная и ныне ещё существующая религиозно-социальная система, в основании которой лежит своеобразный культ так называемого тотема. Термин этот, впервые употреблённый Лонгом в 1791 году, заимствован у североамериканского племени оджибва, на языке которых totem означает название и знак, герб клана, а также название животного, которому клан оказывает специальный культ. Нет такого объекта, который не мог бы быть тотемом, однако наиболее распространёнными (и, по-видимому, древними) тотемами были животные. Но это всё вы можете прочесть в Википедии. Я тут, дорогой читатель, вас ни чем не удивлю.
Кроме того, что понятие тотема и тотемизма у антропологов поныне плавающее. Они ухватывают мистический процесс, что запускает вокруг себя тотем, но не могут залезть в его суть. Тотем отказывается фиксироваться, плясать под дудку антрополога.

Подробно эту тему разобрал Леви-Строс в работе «Тотемизм сегодня». Он её начинает любопытной фразой: «Тотемизм как истерия». А первая глава называется «тотемизм как иллюзия». Хорошее начало. Но еще автор термина Мак Леннан говорил так: «Тотемизм – это фетишизм плюс экзогамия и матрилинейная функция». Вам всё понятно, надеюсь…
Леви-Строс приводит любопытное замечание исследователя Линтона об американском батальоне «Радуга». Название взяли просто так, потому что в батальон набрали всех подряд из разных штатов на европейскую войну. Наложили флаги штатов – вышло, что-то типа Радуги. А дальше началось самое интересное. Тотем очень быстро перестроил «просвещенным» янки мозги. Когда батальон наступал очевидцы фиксировали Радугу. Радугу признали счастливым промыслительным знаком и сделали эмблемой части. (Вопреки тому, что эмблему официально иметь было запрещено). Линтон замечает, что к концу войны американский экспедиционный корпус был организован в ряд оформленных групп по принципу «свои-чужие». Каждая со своим «тотемом», «обрядами», правилами общения с другими группами. Установилось почитание тотема-патрона, укрепилась вера в его защитную роль. Близость смерти, иного, сверхнапряжение войны мгновенно превратила белых янки в дикарей Ганы или в истреблённых ими же индейцев. Миф проел цивилизацию.
Миф – это вещь в себе. А тотем словно сказочная ось, вокруг тотемного столба миф лихо закручивается в спираль.
Здесь главное – вопрос доверия. Условно говоря, мы доверяем мифу, воспринимаем его таким как он есть, верим в «радугу», как янки на поле брани.
И тотем приоткрывает нам волшебные горизонты.
Например, перспективы прямого общения с духами предков.
Ближе других к выяснению вопроса подошёл «дедушка этнографов» Тэйлор, который, принимает одним из исходных пунктов тотемизма культ предков и веру в переселение душ.

«За Ильича – на ножи!»

Тотемизм – очень удобная методология по распутыванию сложного инкского узла интересующей нас архаики. И растущего из архаики С-Той-Стороны весёлого нашего будущего.
Советская власть прочно вошла в подсознание нашего народа. Она проявляется там и тут, в том числе через скульптурную «Лениниану». «Дедушка-Ленин» признан первопредком для миллионов советских граждан и миллиардов трудящихся планеты Земля.
В СССР Ленины-близнецы (будто тотемные столбы на площадях) давно стали органичной частью пейзажа. Поэтому россияне с такой болью следят за украинским «ленинападом», видя в этом покушение на нашу «самость», на внутренний мир…
В ответ на обрушение харьковского и киевского Ленина русский бессознательный океан (в первую очередь через социальные сети) накрыло гневом и штормом. И тысячи юнцов, ничего не знавших про большевиков и никогда не заподозренных в симпатии к коммунистам зарычали: «За Ильича на ножи!»
Это торнадо накроет Украину, потому что Ленин оказался «тайным государем», воплощённым «Скифским Царём», показавшим новым остроготам, сарматам и гуннам образ справедливости. А также направление главного удара – по миру рабства, капитала и смерти…
А за свой тотем этносы древние и свежие всегда сажают на ножи. И видят в этом высшую доблесть и славу.

Гугол

Революция 25 октября (7 ноября) произошла аккурат на Дмитриеву Субботу. Согласно славянским преданиям – это день ритуального возвращения предков в наш мир.
Ленин и Спиридонова (большевики и левые эсеры) просигналили трубный глас. Ни при каких обстоятельствах эти малочисленные партии не смогли бы взять власть и утвердить её над половиной мира. Коммунисты и народники подали сигнал несметной Красной Армии С-Той-Стороны. И предки одарили их неисповедной силою. К Дмитриеву дню пастухи уже отпаслись. И ведут с пастбищ скот. В ночь с 7 на 8 ноября (нового стиля) пастыри небесные привели в русский хлев своих подопечных размером с число Гугол (цифра с сотней нулей и одной единицей. Ею одной достаточно посчитать видимую нами часть Вселенной).
И всё на планете переменилось.
И невозможное сделалось возможным.

Скифский этносоциализм

Постепенно возникнет наш «евразийский» и «скифский» ответ западному фрейдо-марксизму. Потому что без психоанализа и ново-народнической этнографии нам Русский Социализм не поднять. Это моя мысль. А у тотемных пращуров-то наверняка свой план.
Хотя, сам марксизм утвердил своё место в мировой исторической науке благодаря работе Фридриха Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Она была написана по мотивам и под влиянием уникального бестселлера антрополога Льюиса Моргана «Древнее общество». Морган изучал и защищал «первобытные народы» – индейцев-ирокезов и сиу. А Энгельс черпал у «варварских народов» в первобытном «золотом веке» прозрения и конструкции для грядущего социалистического общества. Параллельно Энгельсу русский князь-народник Пётр Кропоткин искал (и находил) ценности взаимопомощи и кооперации (принципиальная идея анархизма) в этнографических исследованиях папуасов, эскимосов и «иных дикарей».
Наш социализм вырос из этносоциологических исследований русской общины отечественными народниками и славянофилами. Этические, социальные и геополитические образы будущего чаще всего берутся из самого далёкого прошлого. Из Страны предков. Через дороги мёртвых.
И заветы «грядущего мира Новых Скифов»: нестяжательство, новый номадизм, Русский Социализм, права народов, этнокосмизм – мы различаем На-Той-Стороне. Предки рисуют нам футуристические скрижали-послания. Это тотемные писанницы-петроглифы на шкурах животных, развешанных на деревьях, распятых на скалах, полированных мраморной крошкой.

«Алеутские заветы»

1. Дряхлых стариков почитать и слушать их наставления и, в случае нужды, стараться уделять им кусок из своего промысла, и помогать им своими трудами, и стараться получить о них доброе слово; и если кто будет то исполнять – тот будет долговечен, при промысле и на войне счастлив и, будучи стар сам, не будет оставлен даже на чужой стороне.
2. Бедных не презирают, а по возможности помогают им и не только не обижать, но от обиды защищать; потому что человек никогда не проживёт веку в одном состоянии; и в лучших племенах много бывало славных и богатых; и много бывало нищих и бедных; но неожиданно в один день менялись своим состоянием: одни из богатых делались бедными, а иные бедные – богатыми. Потому: богатому ни в каком случае не забываться и быть снисходительным во всём делиться с бедными, помня участь бедных.
3. Быть гостеприимными; всякого приезжего принимать и сколько возможно покоить и угощать, дабы он, по возвращению на свою Родину, мог отозваться с похвалою.
4. Всякого переселившегося с другого селения первый год считать странником, и потому не только его не обидеть, но постараться помочь ему при обзаведении, и считать его своим – не мало не подозревая в измене; в таком случае он скорее забудет родство своё и вступит в новое; и потом будет верным защитником нового своего селения.
Эти нехитрые заветы алеутов Аляски записал 200 лет назад митрополит Иннокентий Вениаминов. Православный подвижник был поражён царившими у алеутов нравами и считал «своих дикарей» воплощением человеческой справедливости. «Алеутские заветы» крайне просты и притягательны. И они – бесконечно противоречат правилам современного российского общества и государства.
Потому «Новым скифам», конечно, более близки старинные законы алеутов, нежели понятия отечественных буржуев, чиновников, людоедов и мещан: поедающих своих стариков, обворовывающих своих бедных соотечественников, превращающих беженцев в крепостных рабов.
Будто величественный алеут в полном наряде на своей резной байдарке, озарённый восходящим из океана светилом, поднимается Скифский Социализм над ночью капиталистической России.
Тотемы Ленина, как воплощённая Справедливость, как солнечные вёсла «советских дикарок» сойдут со своих пьедесталов и будут карать всех нарушителей «Алеутских заветов».
Потому что нашим предкам очень не нравится то, что сегодня в России и в мире происходит.

Павел Зарифуллин

02452u-copy2-617x1024

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2017 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress