Лес — друг человека

The-Thick-ForestЕдва проснувшись и всмотревшись в предрассветную мглу за окном я понял, что на сегодняшний осенний день у меня нет абсолютно никаких грандиозных планов. Обыденно собраться на работу (чертыхаясь и похмеляясь).Провест и пол дня в дороге затем благополучно протерев в офисе последние штаны — заштопанные подружкой- благополучно вернуться в свою маленькую гробницу под названием «дом, милый дом». Снова заснуть до утра, наедине со своими мыслями о полной безысходности. С утра сбегать за пивом, перекинувшись парой шуток с продавщицей, отпускающей мне «запретный товар» раньше положенного времени. А завтра все сызнова. Может быть что — то и подвернется, порой даже весьма безумное, что осчастливит меня. Но лишь ненадолго: не важно миг это займет, или полтора года. Главное, что все закончится. Также, как когда-то с Юлькой, Т., многими другими до и после них. Так замыкается незамысловатый круг. Сансара, или как его там называют индусы.

Одним словом, особых сюрпризов день не предвещал. С подружкой поцапались. Друзья опостылели. Работать лениво, да и получку как обычно задержвают.. Мотивации хватает разве на то, чтобы почесав щетину, с бодрящим хлопком открыть банку пива и помедитировать на тему: где бы достать денег на пяток еще таких же потно-холодных «боеприпасов»? Все волшебным образом изменилось, когда словно повинуясь чьей-то потусторонней воле я вдруг оказался в ЛЕСУ.

Нет, это не какой- то особенный лес — безбрежное море тайги, или там джунгли Амазонки, кишащие змеями, кровожадными пираньями, где можно получить отравленный дротик в зад от недружественно настроенного индейца и кучу другого экстрима. Вполне обычный подмосковный лесок, окрасившийся огненной осенней листвой. Тихий и беззаботный. Самая большая грозящая здесь опасность — проколоть ногу разбитой водочной бутылкой или подхватить энцефалитного клеща.

Очутился я там, разумеется, не сразу. Все-таки день рабочий, а стало быть «долг — зовет». Ну, точнее робко звал какое- то время. Вместо того, чтобы вести по привычной асфальтовой дорожке, прямиком к автобусной остановке, а дальше все по плану: метро-офис -метро — дом, ноги на сей раз повели меня в другую сторону. Совсем немного в другую, едва заметно отклонившуюся по отношению к стрелке компаса и моей решимости отработать день «как надо». Старая школьная тропа, мимо копошащихся в канаве прогульщиков, каким когда-то был сам, вросших в землю от древности кирпичных гаражей. Осыпанная пожухлой листвой дорожка шла почти в том же самом направлении. Но именно, что «почти». Едва сделанный шаг в сторону мозг расценил как попытку к бегству и послал тревожный сигнал: «так на работу сегодня не попадешь». — «Да и пошло все на…», — ответила безответственная часть моей разлагающейся под влиянием школьных воспоминаний личности. Вид ненавистного с детства серого учебного здания так и подзуживал на прогул. На этот раз, правда, уже не уроков,а работы. Да и лес уже недалече…
Непрерывный словно полосатая змея поток машин на оживленной автостраде. Люди из окон автобуса с любопытством смотрят на взрослого солидного дядю, который вместо того, чтобы как и все идти тротуаром по своим, очевидно не менее солидным делам, неожиданно сворачивает к темнеющему вдали лесу. «Отлить пошел. Или маньяк» — подозреваю такая мысь пришла в голову наблюдателям. Ну, если конечно это вообще было интересно людям, поглощенным своими повседневными заботами и вечными пробками на щелковском шоссе.

Путаясь в сухой траве высотой с человеческий рост продираюсь в ельник. Весь конечно сразу как из ж… Хорошо, что не в офис. Первое, что ошеломляет в лесу — его способность не впускать в свое девственное лоно посторонние, чужеродные звуки. Шум машин, орущих сирен, мигалок. Копошащиеся как мыши в клетке мысли, заботы, хлопоты, воспоминания все это остается за зеленым порогом леса. Достаточно пройти всего десяток метров в чащобу по едва заметной в траве и густых кустах черники тропинке, чтобы совершить захватывающий прыжок в другое измерение.

С первого же шага лес властно накрывает своими цепкими руками-ветками. Будто из-под земли вырастают замшелые крючковатые стволы, которых оглянись — казалось бы еще мгновение назад здесь не было. Поваленные деревья словно шлагбаумы на таможне: кого попало не пропустят. Непролазные, колючие щупальца-отростки малинников оплетают ноги, дерут видавшие виды джинсы. Заметают пути к отступлению. Первое ощущение — страх, постепенно уступающий место любопытству.
Для горожанина, находящегося в плену однообразия форм: будь то однотипные, обступившие со всех сторон «муравейники» домов, одинаковые машины, штампованные продукты в супермаркете, приевшиеся мысли, привычки, образ жизни — здесь все в диковинку. Лес завораживает тем, что в нем нет ничего повторяющегося. Каждый лист, травинка, звук, шорох индивидуальны и наполнены своим смыслом. Сравните это с действиями горожан, ведущих себя словно заведенные куклы. Маски вместо лиц, заезженные шутки, опостылевшая работа, не менее «содержательные» развлечения — клубы, рестораны, фуршеты. «Любовь» поставлена на поток. Одна знакомая говорит что для нее «секс — это от безысходности».

Так замыкается, круг, так проходит жизнь. Неумолимо и скучно, как тикание затянутых паутиной настенных часов, пунктуально отмеряющих каждую секунду, приближающую нас к смерти.
Лес — вечно свеж, не важно в какое время года в нем окажешься. Природа — живая не только в смысле, что она дышит, мыслит, движется, радуется ласковому солнцу, засыпает осенью и возрождается весной, но и в том, что она способна оживлять души. Человеческие души. «Люди современности» умирают, даже не успев понять, что они жили. Умирают их эмоции, чувства. Интернет, социальные сети, заменяющие реальное общение виртуальным немало способствуют этому. Но не только. Древние говорили, что город несет смерть ищущим спасения. Лес — это не маскарадная мишура. Это живая плоть и разум.Частью которых может стать даже неразумное, потерявшее себя в этом мире дитя человеческое. Пока что мы заняты лишь методичным самоубийством — уничтожаем себя если не оружием в войнах, то алчностью, погоней за славой, чинами, властью, повседневными заботами ценность которых с точки зрения бесмертия равно нулю. На это уходит вся жизнь. Что остается? Ответа нет.. Счастье призрачно. Поиск все новых развлечений оборачивается скукой, разочарованием, потерей важного для каждого человека смысла. В лесу иначе. Ненужная мишура здесь спадает с личности также, как листва с деревьев осенью. Человек становится САМИМ СОБОЙ.
Лес открывает свои тайны не сразу, и не каждому. Как ни банально, но главное научиться слушать тишину. Сажусь на замшелое бревно, разжигаю костер из сухих листьев и сосновых веток. Пакет вина, початая пачка беломора. Сосиски на углях, сыр. Дым тянется по просеке. Когда звуки пиршества затихают, еще недавно казавшаяся неподвижной, природа постепенно оживает. Чувства обостряются, словно выкурил гашиш. Трава, папоротники, стволы деревьев устремившиеся к пасмурному небу, опавшая листва становятся живыми. Начинаешь их не только ощущать, но и понимать. А они начинают понимать тебя. И давать советы. Своим шелеством листвы, шереховатой кожей-корой деревьев, которую можно погладить, почувствовав ответные импульсы ДОБРА. Начинаешь чувствовать заботу. Лес заботится обо всех, о каждом своем обитателе. Будь то мотылек, спрятавшийся от дождя под опавший лист, белка в дупле, муравьи в своем домике из хвои и листьев. Он кормит, поит и.. утешает. Тому, кто приходит сюда в посках ответов он их дает. Ответы рождаются из звуков, воздуха, невидимых эльфийских энергий пронизывающих лес. Начинаешь ощущать сопричастность всему этому неведомому, но чуткому миру, понимать, что здесь ты никогда не будешь одинок.

 

Сергей Путилов

 

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2017 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress