Образ жизни молокан Бакинской губернии

800px-Russian_settlers,_possibly_Molokans,_in_the_Mugan_steppe_of_Azerbaijan._Sergei_Mikhailovich_Prokudin-GorskiiОбраз жизни молокан, живущих в сельской местности в окрестностях Баку не отличался от образа жизни, который вели они в местах своего исхода.
Но климатические условия, в которых оказалось большинство из них, оказали определенное влияние на ведение сельскохозяйственных работ.

Особенность почвы в Бакинской губернии требовала иного способа ее обработки: здесь поле вспахивали в одном направлении, а сеяли в другом, потому что из-за частых дождей почва сильно слипалась и часто пахать и разрыхлять ее было нельзя.

Пользовались в хозяйстве инвентарем, который был привезен из центральной России. Использовали в хозяйстве волов. Для молотьбы повсеместно употребляли молотильные доски. Растирая солому на мелкие кусочки, изготовляли так называемый саман — употребляемый и для корма скота, и для постройки жилья и хозяйственных построек.

Сеяли в основном пшеницу и ячмень. Растили лен и коноплю. В селе Михайловка Казахского уезда Елизаветпольской губернии возделывали лён двух сортов – местный и так называемый «русский», привезенный из Южной России. И если в местном оставались при переработке семена, то русский лён давал волокно хорошего качества. Из него делали нитки и холст для домашнего употребления. Так как хлебопашество было мало производительно, то большую часть полей отводили под лён. Это было более прибыльным занятием.

В 1862 году на Всемирной выставке в Лондоне житель с. Михайловка получил почетный приз за конопляное семя. Изготовление коноплянного масла приносило жителям села хороший. В середине 80-х годов XIX века здесь работало шесть маслобоен. Масло сбывали на близлежайших станциях Закавказской железной дороги. С той же целью разводили и сурепицу, но появление в быту более дешевого для освещения керосина вело к сокращению разведения масличных культур.

Переселенцы принесли в Закавказье культуру картофеля, который был очень важен в обеспечении населения продовольствием. Для картофеля отводились целые поля и к середине 80-х годов XIX века посевы картофеля занимали 2,1% всех посевов.
Разводили сорта: «манглисский», «гергерский», «синий», «императорский», «скороспелку», «лимонный». Больше других занимались картофелем жители селений наиболее близких к железной дороге селений: Михайловки, Борисы, Славянки, Ново — Троицкой и Ново-Спасской.

175428m

Переселенцам приписывали и первые посевы в Закавказье и других корнеплодов: свёкла и морковь, впоследствии также распространенных в этих краях. Точно ими были привнесены капуста, фасоль и горох. А вот лук и чеснок молокане не сажали, потому что не употребляли их в пищу.

Разнообразие полевых душистых трав и медоносных растений в Закавказских степях дало возможность развить здесь пчеловодство, которое давало большую прибыль, а для того на полях и лугах специально засевали подсолнух, мак, лён и эспарцет.

В селении Михайловке Казахского уезда число ульев доходило до 900.Трудолюбивые поселяне уделяли пасечному делу много сил, а получаемые продукты служили хорошим подспорьем в домашнем хозяйстве.

Занимались молокане и животноводством. В Бакинской губернии, где молокане составляли 2% населения, и в Ленкоранском уезде процентное отношение между крупным рогатым скотом, овцепоголовьем и лошадьми составляло: 45%, 45% и 8%; а в Шемахинском уезде – 16%, 78%, 3%.

В молоканских селах Елисаветпольской губернии тоже пытались заниматься молочным хозяйством. Даже были попытки механизировать его, для чего в начале 20 века уже приобретались сепараторы.

При неурожаях сельскозозяйственных посевов, которые происходили 15 лет подряд, развитие молочного хозяйства было жизненно важным.

Первые извозы в Закавказье также были преимушественно у молокан, которые со своими фургонами появлялись и в Тифлисе, и в Александрополе, и в Карсе, и во Владикарсе (нынешняя Ростовская обл.), и в Баку, и в Эриване. Особенно этот вид деятельности процветал до проведения тифлиско-бакинского участка закавказской железной.

Коммерческий извоз составлял одну из первостепенных и постоянных статей обогащения молокан, специализировавшихся по транспортировке торговых грузов почти во всех кавказских губерниях. Более того, как сообщает В. П. Бочкарев о молоканах Карсской области, последние, «не ограничиваясь ролью перевозчиков гру зов… иногда принимают на себя закупку товаров в больших торговых центрах И развозят их мелочным торговцам: это, так сказать, оптовые офени… Прежде, когда в Закавказье не было еще рельсовых путей, молокане развозили товары, делая концы из Владикавказа в Эривань, из Баку в Тифлис и Елисаветполь, нередко в Таврис и даже в Эрзерум» (В. П. Бочкарев. Карсская область. Район Тифлисско-Карсско-Эриванской железной дороги в экономическом и коммерческом отношениях. Тифлис, 1897, стр. 369).

По делам каждый хозяин как минимум два раза в год ездил в город: весной и осенью. В конце мая – начале июня он продавал строевой лес и покупал себе на лето рис, соль, курагу. Связь с городом была сильна. Большой популярностью пользовались в городе молоканские заготовки, особенно молоканская капуста в огромных бочках выставляемая на базарах.

The_Molokane_(A)

В городе в свою очередь существовали молоканские общины, располагающиеся чаще всего компактно в так называемых молоканских слободах. Первое поселение молокан в городе Баку было в районе Молоканской и Мариинской улиц, и даже когда молокане были вытеснены в Завокзальный район Слободских улиц, название осталось за улицей и созданным здесь сквером — Молоканский.

Молоканские села

Культура и быт закавказских крестьян в XIX в. резко отличались от образа жизни и культуры российского населения. По отзывам побывавших здесь современников молоканские села представляли собой маленькую Россию. Оказавшись в чужой для себя местности, резко отличающейся и климатом и природой, русские сохранили свой образ жизни, обычаи, предметы быта, кухню, особенности хозяйственной деятельности.

Русские селения в целом были зажиточными, выглядели очень привлекательно: длинные широкие мощеные улицы, обсаженные с обеих сторон деревьями, чисто выбеленные дома, просторные дворы, где располагались и хозяйственные постройки, которые всегда содержались опрятно.

Снаружи и изнутри дома обязательно белили белой глиной или известью. Дом стоял на высоком фундаменте и имел несколько выходов на улицу и один во двор. Крыша была двускатная, её изготавливали из досок или металлического листа.
Обычно дом состоял из двух половин, между которыми располагались сени. Одна из комнат, горница, представляла собой большую светлую комнату с 5 окнами (3 окна обязательно выходили на улицу, а 2 – во двор). Её оклеивали обоями, она служила для приема гостей.

Обстановка была очень простой: стол, покрытый белой скатертью, на котором лежала Библия, вдоль стен лавки.

Если в доме была девушка – подросток, то мог стоять еще и её сундук для приданного. По тому, имеет или нет девушка свой сундук, можно было судить, намерены ли родители в этом году выдать её замуж.

В другой комнате жили сами хозяева. Там стояли кровати, висела люлька – «зыбка» для грудного младенца. В доме обязательно находилась печь, в которой выпекали хлеб, а зимой готовили всю пищу. Летом пищу готовили на улице в печках, которые строили во дворе под навесом.

Постелей у большинства крестьян в конца XIX в. практически не было, вместо одеял нередко укрывались шубами. Зато было множество перин и подушек.

Семьи были большие, размещалась семья чаще всего в одном дворе. В зависимости от достатка, она могла жить в одном доме или располагалась в нескольких помещениях, расположенных вокруг двора. Перед домом молокане сажали много цветов.

Во дворе, как правило, располагался саманный хлев для скота, который тоже обязательно белили, используя для поддержания чистоты дезинфицирующие свойства извести.

Средняя семья в хозяйстве могла иметь около 5 лошадей, 2-3 коровы, несколько пар быков, несколько голов овец. Рядом с хлевом располагались сараи, где хранились необходимые сельскохозяйственные орудия (плуг, соха, борона, деревянная молотилка, вилы и т. п.).

Каждая семья имела весь необходимый для работы инвентарь, и в каждом хозяйстве имелись амбары, погреб и баня, топившаяся по-черному. За хозяйственными постройками располагались огороды, луга и пасеку.

Одежда молокан всегда отличалась опрятностью и чистотой. Из описания Закавказского молоканского села конца XIX века данного миссионером Г. Бунятовым можно узнать, что если местные народы, круглый год носили одну и туже одежду, то у молокан «летний костюм к зиме чистился и прятался в сундук, а зимний наоборот доставался». У многих женщин, хотя они редко зимой отлучались из дому, имелись теплые валенки, овчинные шубы и полушубки. Кроме того, у них была праздничная одежда.

По воскресеньям в собрание мужчины надевали белую рубашку- косоворотку, которую подвязывали тонким поясом – шнуром с бахромой на обоих концах, на ноги надевали туфли. Завершал убранство картуз.

Общие обеды или «дела

Все общие обеды (или «дела») во всех сектах проходят по одной схеме. Потому для примера можно привести празднование праздника Пасхи, особо почитаемого молоканами.

1319720605_1-27

В этот день женщины встают особенно рано. Они ставят тесто и выпекают сладкие Пасхи (так молокане называют куличи) и конечно, красят яйца. Из выпечки пекут обязательно свою знаменитую кету, булочки, пышки, «начинки». Все изготовляется из одного теста, только по-разному лепится.

Для кеты в первую очередь приготавливается начинка: в равных пропорциях хорошо перемешивают сахар, муку и топленое сливочное масло. Затем раскатывают тесто, складывают пополам, а внутрь кладут начинку. Тесто опять складывают пополам и раскатывают, а потом еще раз.

Молоканская «начинка» – это большие пирожки, наполненные сухофруктами, которые при подаче на стол нарезаются поперек. Пышки представляют собой фигурную крученую выпечку.

Обычно в этот день все молокане, даже дети, обязательно «постуют» (ничего не едят), а вечером собираются в собрание «заедать пасху».
Вечере.— Община собирается около 18 часов и проводится обычное собрание. Чтения глав из Библии и Евангелия, посвященные событию чередуются с пением псалмов и песен. На круг выходит самая почетная старушка с печением (выпечкой).Поклонившись, она оставляет выпечку на столе и начинается «мир». Пресвитер: «Братья, сестры, если кого обидел, простите.» — Все: «Бог простит.»

Все желающие по очереди кланяются друг другу и лобзаются, (сначала по старшинству мужчины, потом женщины) и начинаются моления. Верующие выходят на круг, становятся на колени (впереди мужчины, женщины сзади) и пресвитер вычитывает молитвы. Когда паства хором просит благословения, пресвитер благословляет, и все встают. После того,как пропоют еще несколько песен, все садятся на лавки.

Пресвитер преломляет что-то из выпечки, читает молитву («Отче наш») и все начинают есть выпечку и запивать её водой. После благодарственной молитвы все расходятся.

В течение семи дней, когда празднуется Пасхалия, молокане должны каждый день ходить в собрание. В ближайшее воскресенье Пасха празднуется общим обедом или «делом» («отдаяние Пасхи»).

За неделю перед празднованием пресвитер, информируют о предстоящем событии свою общину. Так как «дело» связано с религиозным праздником, то назначаются стряпухи, ответственные за кухню (несколько женщин и три мужчины для переноса тяжестей). Это очень почетное назначение. Накормить огромное количество людей – задача очень сложная и ответственная.

В гости часто приглашают другое собрание и еда должна быть на высшем уровне, поэтому обычно назначают просто помощников, а главная кухарка постоянна.

Если община не имеет своего молитвенного дома, то двор выбранного дома накрывают брезентом, привозят столы, лавки, посуду, строится печь, готовятся дрова для печи и под самовары.
Важный момент подготовки к делу — выпечка хлеба. Обычно это поручают сразу нескольким женщинам, которым заранее развозится мука. Кто — то печет хлеб, кто – то делает сыр и т.д.
В пятницу собираются женщины катать лапшу. Обычно для приготовления обрядовой пищи расходуется около 2 – 3 мешков муки.

Договариваются по поводу приготовления мяса, для молокан очень важным является вопрос о том, кто будет забивать животное, и кто будет молиться перед этим. Поэтому, даже если животное покупается, то только живьем. И самой жертве молокане придают огромное значение. «Жертва должна быть без порока, мужеского пола, из крупного скота, из овец или коз», или просто забивается молодая телка.

В субботу делается жертва. Животное приводят, связывают. Тот, кто режет, читает «Отче наш» и перерезает горло. Затем тушу разделывают и так как за мясо молились, то все внутренности (не съедобные) обязательно закапывают или сжигают.

В день, когда будет проводиться «Дело», рано утром топится печь, на которой из сухофруктов и консервированных компотов готовиться узвар, ставят сразу несколько огромных 50-литровых кастрюль, в которых варится мясо и готовиться лапша. К 9 утра мясо должно быть почти сварено.

Как только приходят близкие, женщины идут помогать стряпухам. Сваренное еще горячее мясо отделяется от кости, нарезается на мелкие кусочки и складывается в свободные кастрюли, солится и тушится на печи.

В это время готовится посуда, которая будет подаваться к столу. Она вся тщательно перетирается, а в отдельные большие тазы складываются стаканы и блюдца, готовятся заварные чайники, которые обдаются кипятком, затем в них насыпают чай и заваривают кипятком (наливают очень мало воды).

В небольшую посуду раскладывается соль, колотый сахар-рафинад, конфеты, нарезанный лимон, сыр, разливается мед. В отдельные стаканы насыпается чай (заварка).

В это время в зале молитвенного дома проходит молитвенное собрание. Убираются лавки и верующие выходят «на круг». Они становятся на колени. Пресвитер читает 8 – 10 молитв. В начале читается «Отче наш…», затем молитвы о прощении грехов как своих, так и умерших, и заканчивается моление молитвами о здравии. В это время каждый индивидуально молится о здравии, и просят прошения у умерших.

По окончании молитвы заносятся столы и лавки, за которые верующие усаживаются в соответствии с полом и возрастом (в начале стола мужчины, потом женщины, молодежь сидит за последними столами). Для большей организованности «дела», возле главного стола и выхода из комнаты обязательно стоят главные хозяева.

Интересен сам обряд обеда. После того как все сели, раздаются клеенки и передаются специально сшитые салфетки, предназначенные для вытирания со столов и утирки (полотенца) для вытирания рук.

Вначале подаётся хлеб, доски и ножи для нарезания хлеба. Хлеб нарезают только мужчины и раскладывают его по столу. Затем, передаются большие тазы, в которых уложены стаканы (обязательно стеклянные и прозрачные), блюдца и столовые ложки.

Всё подается на первый стол и верующие, взяв для себя посуду, передают эти чашки следующим. Затем передаются сахарницы с сахаром-рафинадом, заварные чайники и стаканы с сухой заваркой, из расчёта на два чайника один стакан.
И самое главное, заносятся самовары, в среднем один самовар на 8 – 10 человек. После того, как все накрыто, верующие встают, в комнату заходят все стряпухи, которые информируют пресвитера, что они «управились» и предлагают гостям наливать чай в стаканы.

b1d4b18c1a6a04de17451de0b80

Пресвитер читает «Отче наш» присутствующие благодарят стряпух и начинается трапеза. Во время чаепития пресвитер заставляет присутствующих мужчин читать по главе из Библии. Чтение также чередуется с пением псалмов. Если в это время хоть кто — то один держит стакан в руках, то пресвитер заставляет еще прочитать. Посуда убирается только во время пения. Опять подаются большие тазы, в которые присутствующие складывают использованную посуду, и убираются самовары.

Далее подается лапша. Её наливают в небольшие миски с учетом одна «чашка» на четверых человек. Опять вначале подается на первый стол, затем на второй, а затем на третий. Только после того, как стряпухи объявят, что они «управились», трапеза продолжается. Здесь так же чтение чередуется с пением.

Когда убирается посуда из-под лапши, подается мясо и соль к нему. Также одна миска на четверых. После того, как убрали тарелки с мясом, раздаются специальные полотенца и ими вытирают ложки.

Далее подаётся узвар, его тоже едят ложками. По окончанию трапезы, выходят стряпухи, и верующие благодарят их за приготовленную еду, желают им мира, здоровья и благополучия.

Завершается трапеза хвалебной молитвой и пением нескольких псалмов. После окончания трапезы, убираются столы и скамейки, заметается пол и пресвитер молится о здравии. На этом собрание закончилось.

После окончания собрания женщины остаются мыть посуду. Это тоже довольно интересная церемония. Моют в больших тазах с горячей водой. Несколько человек моют, следующие за ними вытирают, другие складывают её в специальные ящики. По обряду отходами со столов нельзя кормить домашних животных (кошек и собак), поэтому все тщательно собирается и часть отдается курам, а остальное складывается в печку и обязательно сжигается. В течение часа обычно посуда уже вся перемыта, и все расходятся по домам.

Традиции семьи

Хозяин в доме отец (в семье – муж). Он глава и пример в семье и ответственен за нравственность семьи, а потом уже и кормилец.

Несомненно, что смена власти в 1917 году, резко изменило жизнь молоканской общины. Крепкие хозяева однозначно должны были лишаться привычной самостоятельности и вступать в колхозы. Во многом помогла выстоять общинная организация. 
Но молодежи было трудно противостоять новой жизни. Да и дополнительный заработок в семью требовался.
И вот тогда появились в Баку молоканские няни, которые отличались необыкновенной чистоплотностью, скромностью, хозяйственностью и преданностью. Но при этом они сохраняли многие свои привычки.
Так, садясь обедать за хозяйский стол, девушка обязательно отодвигала свой стул так, как будто она ест из миски, стоящей посредине стола. При этом ложку с едой она несла ко рту над ломтем хлеба или над ладошкой.
Так как наиболее зажиточная часть населения Баку жила в центре, то основным местом прогулок нянь с детьми кроме бульвара был Молоканский садик.

 

Молодым свойственно совершать ошибки, — считали молокане, — старик никогда себе этого позволить не может, так как от его поведения зависит судьба и отношение к его семье в общине, поэтому вся семья ему беспрекословно подчиняется.

Отец и мать являются примером для своих детей и внуков, поэтому для молокан, если они не знают человека, всегда очень важно знать, кто его родители или родственники.

Именно родня, — по представлению молокан, — характеризует человека. Для молокан имеет большое значение и то, что молодые должны обязательно одинаково почитать всех родителей. Свекор – хозяин в доме, но родители невестки — самые желанные гости.

Каждые выходные после собрания у молокан было принято навещать своих близких родственников. Церемония приема гостей, существовавшая в XIX веке, сохранилась до сих пор. Войдя в дом, даже если они поздоровались на улице, гость обязан приветствовать дом хозяев: — «Мир дому вашему» или упрощенно «здоров живете». («Здоров ночевали», если визит происходит рано утром, или «чай с сахаром», если хозяева в это время находятся за столом). — «Мир приходу вашему», — а чаще — «слава Богу», — отвечают хозяева.

Гостей сажают за стол. Старшего гостя мужчину сажают на месте хозяина. Возле него садятся мужчины, потом женщины. Хозяйка разливает чай. После того как старший гость помолится, она раздает «утирки» (полотенца). После слов хозяина «начинайте», гости обязательно желают хозяевам и их близким здоровья, благополучия, всевозможных успехов, а потом начинают трапезу. После того как чай выпили, гости начинают петь, а хозяйка убирает со стола использованную посуду и подает борщ или что она приготовила.
После того как обед закончили, гости опять поют и хозяйка подает чай. По окончании трапезы один из гостей опять молится и благодарит хозяев за обед. Потом обычно просто разговаривают и поют песни.

У молокан особое отношение к столу и всему, что на нем находится как данному Богом, так же созданному трудом хозяев.

Вообще со столом у молокан связано несколько обычаев. Например, с какой стороны стола зашел человек, с этой же должен и выйти. Никогда нельзя ничем бить по столу (даже разбивать яйцо), особенно кулаком. Это строжайший грех.

Приходит время, когда отец отделяет старших сыновей по порядку, а сам по старинному русскому обычаю остается с младшим. По желанию, конечно, он может остаться и с любым другим. Это очень важный для молокан закон, который гарантирует, — по их мнению, — достойную старость старикам, которые никогда не будут брошены на произвол судьбы.

Отец назначает «старшего», благословляет старшего сына, которому вся семья будет беспрекословно подчиняться. Он как бы передает ему свою власть в семье. Но в зависимости от конкретной ситуации, «старшим» мог быть и другой ребенок, даже дочь.

В молоканских общинах очень сильны традиции особого уважения к старшим, особенно к бабушкам. Стариков действительно уважают и любят, в общине старики –молокане освобождены от самой страшной участи старшего поколения – одиночества.

В современных молоканских общинах старшее поколение придерживается веками установленного распорядка дня. Каждое воскресение они красиво одеваются и отправляются на молитвенное собрание не только для молитв, но и для общения. После собрания они идут в гости или посещают больных. Особое внимание в молоканских общинах уделяется вдовам и вдовцам. При желании они могут посещать любое собрание и любое «дело», что они с огромным удовольствием делают.

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2017 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress