О начале начал Вселенной.

До появления в 20-м веке естественнонаучных концепций начал, темы о них чаще всего формулировались в рамках онтологии. Сейчас такой подход крайне редок. Философия «зациклилась» в попытках получить начальные понятия в процессе вывода. Наука демонстрирует уверенность в том, что, когда-нибудь, будет написано самое общее уравнение, включающее все, и это будет уравнение начала. Религия же постоянно провоцирует науку, предлагая Бога в тех местах, где наука пока еще не в состоянии дать ответ. Все концепции претендуют на истинность, но ничего, кроме декларируемого абсолютного предмета в качестве начала предложить не могут. Хотя в наше время подобные общие рассуждения непопулярны в обсуждении, в данной работе предлагается вернуться к философскому варианту, изменив лишь метод обоснования первых понятий. космос

Теперь о другом. Гегель в «Науке логики», выясняя вопрос: «С чего следует начинать философию?» говорит, что «нельзя совсем не упомянуть об оригинальном начале философии, приобретшем большую известность в новейшее время, о начале с «Я». Мы же часто «забываем» о своем авторстве и в своих рассуждениях на темы, подобные данной, декларируем объективность изложенного нами.

Но, существует ли принципиально в нашем общении объективная (по имманентному признаку) информация или эта оценка принадлежит пользователю информации? Ведь очевидно, что вся та информация, которой оперирует человечество – субъективна, потому что исходит от субъектов, а объективной для пользователя она становится тогда, когда соответствует, принимаемым им определенным критериям объективности, например, научным, религиозным и другим, хотя они также предложены субъектами. Даже Бог свою информацию доносит до людей через посредников, хотя, как известно, любой «проводник» информации вносит в нее искажения.

И, еще одно замечание: то, что мы в состоянии описать в мире – эгоцентрично, но не потому, что оно в своем реальном существовании зависит от нашего реального существования, а потому что факт существования нашего описания определяется фактом нашего индивидуального существования и данностью сущего нам. Принципиальная данность сущего (в любом виде) и определяет то, что мы называем нашей Вселенной. Об остальном мы ничего сказать не можем.
Отсюда вывод: любые наши утверждения – суть гипотезы, требующие обоснования, а декларации со ссылками на авторитет, в том числе религиозный, не означают истинность суждения. В предлагаемой работе делается попытка изменить парадигму подхода к поиску первоначал. Структурное представление текста должно помочь его обсуждению и улучшению качества изложения темы.

Предисловие 

Обозначенная в заглавии тема извечна, по-видимому, самая вечная в человеческом познании и, фактически, говорит о многократно повторяющемся желании «закрыть» сопровождающий нас с детства, бесконечный ряд «почему», следуя девизу Горация и, не желая принимать предлагаемые в качестве «истин» декларации. Эту тему Аристотель предлагал начинать с понимания самого сущего, ибо «… вопрос, который издревле ставится и доставляет затруднения – вопрос о том, что такое сущее» [13, с. 188].

Несмотря на то, что история рассмотрения темы многомерна и объемна, ее разработка пока не привела к корректно обоснованным результатам, что, в частности, можно увидеть по той нечеткой терминологии, которая представлена в современных энциклопедиях и словарях. По сути, ответ предъявляется в виде деклараций, закрывающих ряд «почему» по принципу «потому, что потому» и этим исключающих дальнейшие вопросы.

Рассмотрение темы в работе методически строится по принципу изобретательства при соответствующих требованиях к пояснениям. В качестве прототипов, в отношении с которыми выявляется новизна данной гипотезы, кратко рассматриваются три наиболее часто предлагаемые концепции начал Вселенной: естественнонаучная, религиозная и философская, информация о которых должна обозначить трудности, не позволившие в рамках этих концепций получить корректно обоснованный ответ. «Начало начал» в заглавии работы означает, что предполагается поиск начала началам всех предлагавшихся ранее концепций.
Из-за нечеткости в словарной терминологии, содержание данной концепции следует рассматривать при тех значениях терминов, которые определены в ее тексте.

О концепциях

Естественнонаучная концепция начал многократно обсуждалась. Версия формировалась на уровне наших научных знаний, которые концептуально строились при допущениях, что все может быть объяснено универсальными физическими законами, выраженными в математической форме. По сути, поиск начал выражался в попытке найти математическое описание ситуации на момент до начала образования Вселенной.
Отсюда, появилась надежда на то, что удастся «закрыться» через математическое представление теории, объединяющей все взаимодействия, экстраполируя эту теорию на начало Вселенной, что по факту, означало признание априорного существования отношений данного типа в том нечто, которое существовало до начала формирования Вселенной. Как можно увидеть, такой подход принципиально непродуктивен, т.к., если, например, получится описать сингулярность, то останется проблема того, что ей предшествовало и, все равно, придется «закрываться» абсолютом, в частности, в виде Бога.

Уже сейчас в некоторые «научные» концепции стали вводить Бога как априорную разумности, по сути, этим выбирая начало. Конечно, вводя Бога, мы уходим от допущения универсальности математики, но, все же, если в научной версии можно ставить вопрос о началах и получать в обсуждении разные ответы, то при введении Бога, мы получим единственный ответ, не подлежащий обсуждению.

В отличие от научной концепции, которая приходит к абсолюту при движении от частного к общему, религиозная предлагает абсолют априорно, разворачивая концепцию от общего к частному. Поэтому, если, к примеру, брать Библию в ее сугубо религиозном контексте, то можно считать, что начало уже априорно назначено и проблема, по факту, не в обсуждении, а лишь в дилемме: «веришь – не веришь».

В общепринятом понимании религиозная концепция рассматривается в книге «Слово пастыря» [12]. Одним из основных методических приемов, предложенным в этом источнике, является сознательное совмещение трех понятий: «веры», представляющей индивидуальный момент в самосознании личности, «религии» – как варианта идеологии (системы взглядов в отношении с действительностью) и Церкви – институционального образования, реализующего в обществе христианскую религию. По факту, таким образом, ревизуется право личности на самоидентификацию.

Еще один прием, широко применяемый современной теологией, заключается в попытке утвердить религиозные представления в тех местах, где наука затрудняется с ответом. Но, еще Фома Аквинский сказал, что доказать существование Бога невозможно, как и доказать обратное. Похожий взгляд на верование представлен и в работе [8]. В предложенном определении веры, по сути, предлагается разделиться на индивидуальном уровне по принципу «верующему – веру, сомневающемуся – научную разумность». Данная в работе концепция принимает подобное разделение и критерий «вера» не рассматривает. Т.к. в вопросе о началах постоянно предлагается Бог, и дальше в тексте приходится напоминать, что критерий «вера» в данной работе не применяется.

Но Библию можно рассматривать не только как великую религиозную Книгу, но и как выдающийся литературный памятник – одну из первых антологий в истории человечества и, тогда, это не книга от Бога и не книга о Боге в Его религиозной ипостаси, а книга о Мире, написанная людьми, априорно верующими в существование монотеистического Бога и пытающимися выразить эту веру в словесных характеристиках этого Существа. Такие попытки продолжаются до сих пор, хотя сейчас многие согласны, что описать иррациональное в рациональной форме можно только рационализуя его характеристики.

В 70-е годы в стране издавалась библиотека всемирной литературы в 200-х томах. По воспоминаниям К.Чуковского, она задумывалась еще Горьким и первым томом предполагалась Библия как одна из первых антологий в истории человечества. При подобном подходе, Бог, никак не определенный в начале Книги, но начавший творить, из последующего прочтения текста может быть идентифицирован с Разумом, Мудростью, «рожденной», т.е. имеющей начало и, в некотором роде, похожей на Мировой Разум без антропоморфного представления [11. Прит. 8, 24]. Но, если предполагается начало, то появляется вопрос и о «самом начальном начале», и Мировой Разум перестает быть Абсолютом.

Кстати, при такой трактовке Библии можно увидеть и основную суть библейской нравственности. Она приводится в первых заповедях Декалога и завершается единственной заповедью у Аввакума. Эта суть, прежде всего, заключается в любви к конкретному Богу. И никакой общечеловеческой любви к «ближнему» нет, т.к. «ближний» – это только единоверец [11. Мат. 22, 35 – 40; Иоан. 3, 2], а не вообще человек. Поэтому, нравственный закон, ориентирующийся на конкретную религию, не может претендовать на всеобщность.

Основным прототипом для формируемой гипотезы является философская концепция в понятийном представлении. Уровень отработки предлагаемой темы в понятиях можно увидеть по содержанию понятий из словарей и энциклопедий [см. 1 – 9]. Так, например, попытка дать самостоятельные определения таким общим понятиям как «бытие», «существование», «реальность», «действительность», «материя», «объект», «природа» сделала их идентичными по содержанию, т.к. процесс их определения «зацикливается» внутри этой группы понятий.

Впервые системно проблема начал Вселенной как философская была поставлена Аристотелем. «Все люди от природы стремятся к знанию» [13, с. 65]. «Ибо и теперь и прежде удивление побуждает людей философствовать, причем вначале они удивлялись тому, что непосредственно вызвало недоумение, а затем, мало-помалу продвигаясь, таким образом, далее, они задавались вопросом о более значительном, например, о смене положения Луны, Солнца и звезд, а также о происхождении Вселенной» [13, с. 69]. «Совершенно очевидно, что необходимо приобрести знания о первых причинах: ведь мы говорим, что тогда знаем в каждом отдельном случае, когда полагаем, что нам известна первая причина» [13, с.70]. У Аристотеля «бытие» – это все, что не есть чистое «ничто», т.е., по определению, не существующее как чувственная или умопостигаемая данность. За основную категорию, характеризующую самостоятельное бытие предмета как субъекта, принимается категория «субстанция (сущность)». Остальные категории являются предикатами, соотносящимися с первой.

Обобщенно, в отношении рассмотренных концепций, можно отметить, что все заявленные начала, по сути, декларированы. По принятому сейчас критерию оценки научной состоятельности гипотез получить корректное описание начала по методике естественнонаучной концепции не представляется возможным и приходится это начало декларировать, например, как Бога. В религиозной концепции начало декларируется, фактически, как тождество «Бог есть Бог». Также декларируются общие понятия и в философии, т.к. все попытки корректно вывести такое понятие приводят к «зацикливанию» процесса вывода. Кроме факта декларирования можно отметить, что ни одно начало не имеет общечеловеческой значимости. И мы имеем разные мнения у научных гипотез, направлений в философии, религиозных конфессий и т.д.

Но, наряду с различиями, в представлении начал имеется и общее. Практически во всех концепциях понимание «существования» и «бытия» совпадают по характеристике «наличествования» (см. словари). Бытие (бытийствующее) – «наиболее общее и абстрактное понятие, обозначающее существование чего-либо вообще» [4]. Существование – «синоним бытия [6];– синоним бытия материи и сознания.» [5]. По сути, такие определения означают, что небытие (не-бытие) не существует, а все то, что существует, является бытием.

Существование Вселенной исторически рассматривалось в двух вариантах. По первому варианту Вселенная идентична Существующему миру (Сущему, Бытию). Такая концепция имела место в философии и до 20 века в науке. Начала в этом случае представляются в виде первых понятий, описывающих сущее, которое обобщенно идентифицируется с понятием бытие. Определить начальные понятия через вывод не представляется возможным и, по факту, их назначают.

По второму варианту Вселенная имеет хронологическое начало в виде безотносительных, априорных существованию Вселенной, абсолютных предметов. В религиозной интерпретации – это Бог. Фактически, имеем библейский вариант. И, хотя в Библии нет определения бытия, но по тому, что она начинается с происхождения мира (первая глава), мир в целом, а, по сути, Вселенная, и есть бытие, понимаемое как некоторая конкретность.

Что касается вообще Абсолюта, то он интерпретируется, как «вечная, неизменная, внепространственная первооснова явлений (дух, идея) [1]; – безусловное начало бытия, свободное от каких-либо отношений и условий (Бог, Материя и т.д.)» [5]. Функционально Абсолют априорен бытию, например, творит его. Получаются две ипостаси Сущего: Бытие и Абсолют, т.е. Бытие не совпадает с существованием.

Формирование новой концепции.

Методически «изобретательство» должно начинаться со «снятия» замечаний к прототипам. Уточняем понятия. Существование – означает вообще наличествование, «естьность», аналог связки «есть» в предложении. Такое обобщенное понимание существования соответствует тождеству: «Все существующее существует в виде существующего (сущего)». Аристотель предложил начинать философствование с вопроса «Что есть сущее?», но понятия не разделил, и сущее оказалось идентично бытию с конкретными характеристиками.
В предлагаемой концепции Бытие – обозначает способ существования нечто (что), как что-то определенное, имеющее характеристики («чтойность»).

Нечто – термин, обозначающий в предложении то, что не имеет имени.

Не существование – употребляется для обозначения отсутствия у нечто каких-либо признаков, «не есть» в конкретной ситуации. Например, небытие (не бытие) – способ неопределенного (без характеристик) существования нечто, т.е. то, что «не есть» бытие.

Все понятия формирует субъект, и все характеристики нечто присваивает он, и то, что никак не может быть охарактеризовано, обычно обозначается термином ничто (ни что).

Но, если начальное понятие нельзя вывести, то можно попробовать принять его на оговоренных принципах. Первым и основным требованием к начальному понятию должно быть его общечеловеческое «приятие», не зависящее от различения людей по этническим, идеологическим, социальным и другим признакам. Поэтому Гегель полагал его «чем-то известным и, более того, чем-то непосредственно достоверным». Аристотель критерием выбора категорий определил очевидность их содержания [13, c. 125; 16, c. 286]. В словарях очевидное определяется как «несомненное, бесспорное, явное». [2. с. 660]. Давая функциональное определение категориям, Аристотель поясняет их примерами и считает такое пояснение достаточным для очевидного понимания этих функций.

В данной работе очевидность также выбрана критерием назначения начального понятия: «За начальное понятие принимается понятие, содержание которого и, соответствующий этому содержанию, объем очевидны в общечеловеческом понимании без какого-либо дополнительного пояснения». Таким образом, вместо тщетной попытки обосновать общие понятия через вывод, предлагается принять их по признаку очевидности их содержания в общечеловеческом аспекте.

По названному критерию в качестве опорного понятия (категории) выдвигается понятие «отношение». Ниже, для того, чтобы обосновать причину выбора этого понятия, приводится «много текста», но это потому, что пока не найдена однозначная аргументация. «Отношение» как категория рассматривалось еще у Аристотеля, и он даже пытался его определить, но корректного определения не получилось, и очевидность была показана лишь на примерах, составляющих его объем.

Принципиально, и в нашем случае объем понятия «отношение» также можно «заполнить» множеством очевидных примеров. Но явится ли это достаточным основанием для того, чтобы считать это понятие очевидным для всех? Пока что в пользу принятия «отношения» общим понятием говорит его всечеловеческая данность и то, что при множестве очевидных примеров «всепровязанности» отношениями, нет ни одного примера их отсутствия.

По-видимому, это объясняется тем, что, во-первых, такова специфика нашего, в частности, вербального мышления (мы мыслим только через отношения) и, во-вторых, практической очевидностью содержания этого понятия каждому в «живом» языке настолько, что каждый способен привести множество примеров из объема этого понятия. Можно увидеть, что даже образное мышление – относительно.

Как правило, на факт всеобщей относительности специального внимания не обращают и многие не подозревают, что в существующем мире все провязано отношениями, как Журден в « Мещанине во дворянстве» не подозревал, что говорит прозой. А, из-за иллюзии по поводу самостоятельного существования предметов, в большинстве концепций начал присутствуют безотносительные предметы (Бог, Материя и др.).

При формировании общих понятий через «отношение» и, в первую очередь, разделения «существования» и «бытия», признак «отношение» как атрибут рассматривается в единстве с «предметами», обозначающими, находящиеся в отношениях нечто, и «свойствами», характеризующими способ участия предметов в отношениях.

Введя опорное понятие «отношение» можно дальше уточнять приведенную выше терминологию. Бытие – обозначение способа существования нечто (бытийствования), как чего-то определенного («чтойность»), в виде единства предметов, их отношений и свойств.

Ничто (Ни что) – обозначает способ существования того, что ни с чем не соотносится, не провязано отношениями, не имеет признаков («чтойности) и никак не может быть охарактеризовано; аналог небытию (не бытие), понятию обратному бытию.

Из разделения существования как вообще «наличествования» и бытия как «определенного» существования, а также принятия «отношения» в качестве признака (атрибута), характеризующего определенность бытия, можно дать первый ответ на вопрос Аристотеля о Сущем. Сущее существует в двух ипостасях: Бытие и Ничто (небытие). Бытие, определенное как единство отношений, предметов и свойств, является очевидной данностью для нас. Ничто (небытие) понимается как антитеза бытию, безотносительное, никак не определяемое, существующее в силу непротиворечивости допущения к существованию нечто, не провязанного отношениями.

Формально безотносительный абсолютный предмет должен быть отнесен к Ничто (небытию), но, можно заметить, что во всех концепциях, декларируя безотносительность, его для «продуктивности» наделяют атрибутами, проявляемыми в отношениях, т.е. причисляют к бытию.

Материи имманентны пространство, время, движение. Библейский Бог-Творец творит не из ничто, а из того, что является «материалом» для творения и Творец, кстати, существует постольку, поскольку существует сотворенное. Истинный же Абсолют действительно ничто, т.е. лишь имя для обозначения того, что в силу своей безотносительности является небытием, не имеющим никаких признаков.
Выше уже говорилось, что мы обладаем лишь той информацией, которая принципиально доступна нам в наших отношениях. Поэтому пространство, которое мы можем рассматривать эгоцентрично. Это и есть наша Вселенная.

Исторически существовали две точки зрения на наличие начал у Вселенной. Согласно философской концепции понятие «вселенная» предполагалось аналогичным понятиям «сущее», «бытие», «реальность» и т.п. и начала рассматривались в аспекте «что есть сущее?». По библейской концепции Вселенная представлялась как мир нашего обитания (наш мир) и имела хронологическое начало (творилась). То, что мы живем в нашем мире, отмечал и Христос, когда говорил: «Царство мое не от мира сего …» [11. Иоан. 18, 36]. В 20 веке наличие хронологического начала для Вселенной было доказано наукой.

В рассмотренных концепциях, по факту, хронологическое начало всегда декларируется с критерием «вера» и вы либо верите в предлагаемое начало, либо нет. Дискуссия не предполагается, т.к., например, все попытки рационального доказательства существования Бога для неверующего, несостоятельны, также, кстати, как попытки доказать верующему Его несуществование. И основной вопрос философии, поэтому, продолжает «стоять», т.к. ни одно из начал не может быть корректно обосновано.

В данной работе делается попытка уйти от необъясняемых деклараций. Для чего, в первую очередь, разделяется верование и рациональное доказательство по принципу «верующему – веру; сомневающемуся – рациональное доказательство». Вл.С. Соловьев так определил веру: «Вера – признание чего-либо истинным с такой решительностью, которая превышает силу внешних фактических и формально-логических доказательств. Это не значит, что истины веры не подлежат никаким доказательствам, а значит только, что сила веры зависит от особого самостоятельного психического акта, не определяемого всецело эмпирическими и логическими основаниями. Так, например, мы безусловно верим в существование внешнего мира самого по себе (независимо от его явления для нас), признаем такое его существование бесспорной истиной, тогда как рациональные доказательства этой истины, представленные доселе философами, строгой критики не выдерживают и во всяком случае спорны и не разрешают всех сомнений» [8]. Определение веры Вл.С. Соловьевым касается не только выбора начала в религии, но и «зацикливания», например, определения «материи» в философии.

Можно отметить, что начальное понятие в предлагаемой концепции принимается не по вере (декларативно), а в силу очевидности для всех людей содержания и объема этого понятия. И, хотя, с одной стороны, представленное в словарях абстрактное определение понятия отношения, никак не объясняет причину выбора этого понятия как опорного: «Отношение – абстрактная взаимосвязь между объектами. Отношения образуют некоторое исходное «пространство мысли», в котором представлены понятия, суждения, умозаключения и другие абстрактные объекты» [10]. С другой стороны, как можно увидеть, объекты (денотаты), обозначенные этим понятием, очевидны в своей конкретности и легко могут быть названы каждым в виде примеров. То есть, бытие (как соотнесенность) во Вселенной представлено очевидными каждому конкретными отношениями и, при этом, имеет начало.

Известно, что начало, априорное появлению некоторого образования, должно существовать до этого момента. В данном случае как начало Вселенной оно не может с ней соотноситься, иначе это будет не начало данного образования, а бытие в нем. Если начало не соотносится со Вселенной, то как его можно представить? Оно, естественно, не может быть ничто (небытие), которое по определению антагонистично любой соотнесенности (бытию), но как начало Вселенной должно нести в себе возможность ее появления.

Эта возможность представляется как некое нечто, в котором постоянно возникает и исчезает бытие как конфигурация предметов, их отношений и свойств, и которое можно определить как «бытие в точке», имея в виду единство двух состояний «бытие есть (наличие бытия) – бытия нет (отсутствие бытия, небытие)».
В античности существовало понятие Хаос в противоположность определенности, порядку, который иногда в этом Хаосе случайно «рождался» в виде некоторого образования. По аналогии с таким пониманием Хаоса ипостась сущего, которая является началом некоторого локального бытия в виде мира бытия, некоторого образования, провязанного отношениями, условно также можно назвать Хаосом.

Итак, с уточнением, представляются существующими три ипостаси Сущего: Бытие, Ничто (Небытие) и Хаос (возможность бытия), определенные через понятие «отношение», содержание и объем которого очевидны. По данной работе так можно было бы сформулировать ответ на вопрос Аристотеля, что есть Сущее.
В соответствии с предлагаемой концепцией в Хаосе с необходимостью появляются некоторые, отграниченные от Хаоса, провязанные отношениями, образования – Миры бытия. Возможность их появления определяется существованием Хаоса – третьей (после Бытия и Ничто) ипостаси Сущего. Обычно, безотносительный Абсолют понимается как нечто извечное, априорное Бытию, существующее независимо от факта его существования. Но отграниченный Мир бытия тоже безотносителен к тому, что его окружает, хотя и не априорен Бытию, а является способом его существования. Некоторое подобие «Богу», несущему все в себе, но не извечному в существовании.

Если конкретное (по типу отношений) бытие с необходимостью случайно «рождается» в Хаосе, то почему оно «выживает», а не исчезает сразу? Здесь можно допустить, что появляются образования, замкнутые на некоторые внутренние отношения и этим отграниченные от Хаоса. Принципиально, число таких самозамкнувшихся образований может «зарождаться» в Хаосе неограниченно. То есть, Бытие, определенное по признаку наличия отношений, существует не как нечто «разлитое», а как совокупность отдельных, взаимно не соотносящихся образований – Миров бытия, имеющих начала своего существования. Мы существуем в одном из этих миров, который замкнулся по какому-то конкретному типу отношений. Это – наш Мир бытия, в котором существует наша Вселенная, по признаку данности нам. Естественно, в Хаосе могут случайно появляться и другие Миры бытия, но они недоступны нашим знаниям. Единственное утверждение относительно них в рамках предлагаемой концепции может быть следующим: «Наш Мир бытия – не единственный в существующем мире».

Таким образом, тема о «начале начал всего сущего» конкретизируется как тема «о начале начал нашей Вселенной». Началом образования Вселенной является случайное появление в Хаосе замкнутого на внутренние отношения образования (Мира бытия) и в нем Вселенной, а конец Вселенной, возможно, похож на «умирание» определенности в этом замкнутом образовании и «растворения» его в неопределенном Хаосе.
Для нас отношения всегда конкретны и, как можно заметить, иерархичны в своем существовании. Иерархию можно увидеть, хотя бы, в том, что для «физического» состояния Вселенной требуется априорное существование «материи», наделенной определенными атрибутами.

Все известные концепции описания Вселенной начинаются с априорного назначения «вечных» начал, на которые опираются дальнейшие рассуждения. Отличие данной концепции от существующих в том, что наш Мир бытия и, соответственно, Вселенная появляется из Хаоса случайно как образование, замкнутое на внутренние отношения. Образование, замкнутое по какому-либо типу отношений можно назвать Пространством данного типа отношений.

Конечно рассуждения по поводу начальных отношений сугубо версионны, но они не более версионны, чем безотносительные Абсолюты, назначенные началами в существующих концепциях, тем более, что без конкретных атрибутов эти начала не могут быть выведены на реальность, а наличие атрибутов противоречит пониманию безотносительности.

Таким образом, можно предложить следующие пояснения по вопросу, обозначенному в заглавии работы.
(1) В качестве начального понятия предложено понятие «отношение» содержание и объем которого принимается очевидным для большинства людей, независимо от их идеологического, этнического, религиозного и других вариантов существующего разделения.

(2) В соответствии с этим понятием различаются понятия «существование» и «бытие», а Сущее подразделяется на 3 ипостаси: Бытие (определенность, наличие отношений); Ничто (небытие, отсутствие отношений) и Хаос (возможность формирования пространств бытия).

(3) Бытие (с признаком «бытийствования») совечно существованию Ничто и Хаоса, но представлено в виде отдельных, замкнутых по внутренним отношениям, Миров бытия.

(4) В числе этих образований существует и наш Мир бытия и наша Вселенная, которая по гносеологическому принципу определяется тем, что принципиально доступно нашему познанию любого вида, а по космологическому тем, что доступно астрономии.

Опираясь на предложенную концепцию «начала начал» можно перейти к обоснованию выбора вариантов конкретных начал, лежащих в основании Вселенной.

Исходные положения, для этого выбора

1. Все, что предлагается в качестве знаний суть гипотезы, т.к. могут считаться достоверными лишь при определенных условиях, учесть которые полностью невозможно. Объективность информации не является внешней. Она либо принимается пользователем «по вере», либо по критериям объективности, разделяемым им. Ученики Христа поверили Ему. Пилат, по своим критериям, засомневался.

2. Необходимо разделять верование и рациональное доказательство по принципу «верующему – веру; сомневающемуся – рациональные доказательства». Тем более недопустимы сентенции некоторых профессоров от педагогики, приравнивающих не верящих в Бога к клиентам психиатрических больниц.

3. Ни по одной из существующих концепций не удается корректно предложить начальное понятие. Его приходится декларировать, причем далеко не в общечеловеческом «приятии». В данной работе для начального понятия предлагается критерий общечеловеческой очевидности и, в соответствии с ним, за начальное принимается понятие «отношение».

4. Согласно этому понятию Сущее определяется тремя ипостасями: Бытие (определенность, наличие отношений); Ничто (небытие, отсутствие отношений) и Хаос (возможность формирования пространств бытия).

5. Бытие (с признаком «бытийствования») совечно существованию Ничто и Хаоса, но представлено в виде отдельных, замкнутых по внутренним отношениям, Миров бытия.

6. В числе этих образований существует и наш Мир бытия и наша Вселенная, которая по гносеологическому принципу определяется тем, что принципиально доступно нашему познанию любого вида, а по космологическому тем, что доступно астрономии.

7. Вариант безотносительного абсолюта как начала Вселенной для данной концепции неприменим, т.к. безотносительность – это ничто (антитеза бытию) и, поэтому никак не может быть началом бытия. 8. Мир нашего бытия появляется случайно в виде образования, провязанного отношениями и этим отграниченного от Хаоса. 9. Все отношения иерархичны. Иерархия определяется фактом априорного наличия определенных отношений для существования данного.

Итак, предложено начальное понятие для понимания сущего и выделения в нем Мира нашего бытия. Следующей темой в развитии концепции должно быть формирование предметного словаря для описания этого мира, как совокупности пространств различных типов отношений. Нечто в этом случае рассматривается опредмеченным в пространстве определенного типа отношений, являясь предметом этого пространства. Предмет может быть простым, если опредмечен только в одном пространстве, например, геометрические точки, и сложным. Сложные предметы предлагается представлять как совокупное целое. Пространств столько, сколько может быть типов отношений. И уже какая-нибудь частица, характеризуемая несколькими параметрами, является сложным предметом, если, например, опредмечена в пространствах гравитационных и электромагнитных отношений.

Традиционно под пространством понималось то, что в концепции называется пространством геометрических отношений, одним из возможного множества пространств. Но в предлагаемом варианте понимания пространств много, например, все люди опредмечены в пространстве родственных отношений. Это не значит, что «все люди братья», хотя можно считать и так, а то, что каждый, по факту, имеет признак наличия родственников. Конечно при этом, можно ввести критерий «близкие родственники», определить его и тогда появятся те, у кого таких родственников нет, но для корректности причину ограничения пространства следует объяснять. Основной принцип отграничения пространства – наличие или отсутствие у предмета признака, характерного для данного типа отношений. Например, «выпускники – не выпускники Лицея».
В вонцепции данной работы Мир нашего бытия можно интерпретировать как совокупность параллельных миров, соотносящихся по сложным предметам. Известный пример: Христос – посредник между мирами, а если признать существование материального (пространство геометрических отношений) и духовного (интеллигибельное пространство) миров, то посредником между ними можно считать человека.

Все дальнейшие рассуждения сугубо гипотетичны. Предлагается новая парадигма поиска начала Вселенной. Хаос имеет возможность «порождать» пространства любых отношений и от них формировать Вселенную. Ограничивающим моментом полагается действие принципа энтропийности: «чем выше степень определенности предполагаемого события, тем меньше вероятность, что оно случится». Правильность предлагаемых версий должна вытекать из возможности их рационального обоснования.

Рассмотрим, как пример пользования методом, основной вопрос философии, который касается выбора между двумя началами: материей (материализм) и сознанием (идеализм). Как уже говорилось, дать определения этим понятиям путем вывода не представляется возможным из-за «зацикливания» процесса, но можно их определить не через вывод, а через очевидную данность.

В новой концепции под пространством любого типа отношений предлагается понимать образование, замкнутое по данному типу отношений. Пространство, которое сейчас относят к атрибутам материи, обычно характеризуют признаком геометрической протяженности (пространство геометрических отношений). Известно, что Эйнштейн пытался создать единую теорию, в которой бы все фундаментальные взаимодействия слились бы воедино на основе «чистой» геометрии. Поэтому полагаем, что для естественнонаучной концепции, начальным пространством первичного Мира бытия могло бы явиться пространство геометрических отношений, замкнутое на себя. Сейчас уже показано, что геометрия нашей Вселенной от планковской длины до границ наблюдаемой части вселенной является евклидовой, то есть, подчиняется аксиоматике Гильберта, по которой минимальный размер пространства состоит из четырех геометрических, имеющих некоторую протяженность, точек.

Допускаем, что случайное появление из Хаоса такого пространства и явилось началом формирования нашей Вселенной. А акт появления этого пространства – началом отсчета времени существования нашего Мира бытия. Полагаем, что в Хаосе случайно «рождаются» различные геометрические образования. Точки, линии, плоскости как незамкнутые тут же «съедаются» Хаосом, а пространства в силу своей замкнутости «выживают». Наиболее вероятно (по минимуму определенности), что это пространства минимального размера.
Итак, в варианте версии, считаем, что начальное бытие определилось как минимальное пространство геометрических отношений. Эта версия опирается на два начальных условия, которые для корректности должны быть априорно названы. Первое – заключается в том, что по иерархии отношений для существования пространства физических отношений должно существовать пространство геометрических отношений. Второе – наиболее вероятно возникновение из Хаоса пространства минимальной определенности (в данном случае геометрического пространства из 4-х точек).

Дальше, для продолжения версии необходимо рациональное обоснование, но пока только вопросы. Можно ли представить существование пространства, замкнутого на геометрические отношения, априорно появлению физических параметров? Можно ли говорить о «поле» с «частицами» – геометрическими точками? Как можно представить «расползание» геометрического пространства от минимального? Работает ли только механизм «кривизна – частицы» или еще необходимо априорно «произвести» некоторые константы?
Вариант духовного начала в виде пространства отношений мышления, замкнутого на себя, представить сложнее, чем начальное пространство для естественнонаучной теории. Декарт не дает определения «мыслю». Для него этот акт – очевидность, а самоидентификация, при этом, по сути, возвращение разума к себе, размышление о себе, о содержании своего мышления – рефлексия.

Определить понятие «мышление» через вывод не представляется возможным, но можно предложить следующее «невыводное» определение: «Мышление – первичное понятие, к-рое нельзя адекватно определить с помощью других понятий. Однако в этом и нет необходимости, т.к., во-первых, в силу своей фундаментальности понятие М. интуитивно очевидно (что в наиболее яркой и очевидной форме выразил Р.Декарт: «Мыслю, следовательно, существую»), а во-вторых, его можно фрагментарно пояснить как бы «изнутри» (опираясь на само М. и не выходя за его пределы), на тех примерах человеческой деятельности, в которых оно проявляется» [10].

Мир идей, мыслей обычно называют интеллигибельным. Вариант этого начального интеллигибельного мира, развернутого во Вселенную, можно увидеть в Библии. Творец изначально разумен (существует как интеллигибельное пространство). Творение идет словом (мыслью), которое постепенно «разворачивается», все более и более усложняясь. Внимательное прочтение Библии допускает, что это начальное интеллигибельное пространство (условно Разум) могло появиться из Хаоса – «родиться». Вариант начального пространства разумности отличается от сугубо религиозного в том, что интеллигибельное пространство не изначально, а случайно появляется из Хаоса.

Итак, вроде бы, можно предположить два варианта начальных пространств, соответственно, для материализма и идеализма. Но основной вопрос философии, ставящий эти концепции в антагонистические отношения, не снимается. Как версию, ввиду случайности появления из Хаоса нашего Мира бытия, можно предположить, что он возникает как единство двух пространств: геометрического и интеллигибельного, находящихся в определенных отношениях. Конечно, вероятность такого события меньше, чем вероятность возникновения каждого из пространств порознь, но этот вариант, возможно, даст наиболее адекватное описание сущего, примиряющее антагонизм основных концепций. Представление о подобном бипространственном бытии опирается на следующие представления. Существование нечто для нас в знаниях складывается из двух ипостасей: мы контактируем с этим нечто в пространстве материальных отношений (через органы чувств) и осмысливаем его в пространстве имтеллигибельных отношений. Это упрощенный вариант поэтапного познания в материализме. У Платона же изначально вечными являются предметы интеллигибельного пространства – идеи.

Известно, что мысль всегда о чем-то, что находится вне структуры мысли, а в мысли структурно представлено как предмет мысли (подлежащее), сведения о котором и изложены в содержании мысли.
Концептуально, допустим, что и сам факт существования нечто определяется не только его опредмечиванием в отношениях вне мысли о нем, например, в пространстве материальных отношений, но и в виде сведений о себе в структуре мысли. По сути, считаем, что описание материального предмета, не есть результат нашей деятельности, а одна из сторон факта его существования. Таким образом, мы полагаем независимое от нас существование интеллигибельного пространства. При этом каждое из пространств функционирует в своей системе отношений.

В такой интерпретации, существование материального предмета определяется «одновременным» наличием материальных отношений и описанием этих отношений в интеллигибельном пространстве. Причем, глубина этих описаний может доходить до уровня неразрешимых дискретов.

В интеллигибельном пространстве нет геометрических отношений и, соответственно, понятия геометрического места, материального носителя информации и скорости ее передачи. Можно предположить, что библейский Божий Дух, который носился над сотворенным, есть, по-видимому, не «ветер», а присутствующее везде ничем не локализованное мышление (пространство интеллигибельных отношений).

Получился, вроде бы, бипространственный вариант существования нечто, но одно пространство (материальное) активно и, фактически, по его законам развивается Мир нашего бытия, а второе, лишь «память», постоянно (без «задержек») фиксирующее состояние первого. Наше познание тоже активно, но проявляется в этом случае лишь в «считывании» этой информации всеми доступными нам способами. Кстати, на способы познания и применения знаний такая констатация никак не влияет. Несущественно, получили ли мы информацию непосредственно при препарировании лягушки или, через препарирование лягушки, «добрались» до некоторого информационного пространства, где эта информация «лежала».
Существенно другое, можно ли говорить об обратном эффекте, т.е. активности интеллигибельного пространства и влиянии его на материальное? Ведь Бог-то творил «словом». В Библии никак не охарактеризован некто, поименованный Богом, начавшим сразу творить. Если же по-иному, чем принято, прочесть текст, то допустимо увидеть, что творению предшествовало нечто мыслящее (Бог – Разум), которое можно обозначить, как интеллигибельное пространство.

Выше уже говорилось, что любое существующее нечто с необходимостью опредмечено в обоих пространствах. Как отслеживается активность пространства материальных отношений в интеллигибельном уже говорилось, а как идет обратное отслеживание можно попробовать смоделировать, в частности, по Библии.

Чтобы уйти от напоминания, что «из ничто ничего не получишь», теология усложнила представление о Боге, различая в Нем его природную сущность, трансцендентную тварному миру и Его энергии, доступные познанию человека. Эти энергии пронизывают Мир, не будучи сотворенными и трактуются как «предвечная София», Премудрость, содержащая в себе вечные идеи-первообразы всего сотворенного. Это и есть то «ничто» в тварном понимании, из которого Бог творит. Такое представление можно трактовать как априорный творению Разум – замкнутое интеллигибельное пространство, а сам акт творения возложить на Бога, творящего, исходя из имеющихся «первообразов».

В первой главе Бог не антропоморфен. Это интеллигибельное пространство – Дух Божий, в котором рождаются мысли о Сущем и в силу парности существования нечто эти описания одновременно с появлением мысли воспроизводятся (творятся) в материальном пространстве. Дальше нет уже творения через мысль. В христианской Троице этот Бог остается Духом Святым. Появляется другой, антропоморфный Бог – Господь и паству Себе в лице Адама Он создает лично «из праха земного» в материальном пространстве и наделяет «душею живою», т.е. способностью считывать информацию в интеллигибельном пространстве. Этому Богу в Троице соответствует Бог – Отец. Третья ипостась – Христос к творению отношения не имеет и «отвечает», в основном, за мораль.

В дальнейших пояснениях можно допустить эволюционное формирование Вселенной (от простого к сложному). Тогда для материалистической (естественнонаучной) концепции начальным пространством Вселенной является минимальное пространство геометрических отношений; для идеалистической – минимальное (по содержанию) интеллигибельное пространство. Дальнейшее «развертывание» этих пространств можно рассматривать по известным законам их существования и развития.

Для того чтобы «обойти» антагонизм между материализмом и идеализмом предложен вариант бипространственного начального бытия – возникновение из Хаоса нашего Мира бытия, как единства двух пространств: геометрического и интеллигибельного. Объективность знаний, обычно обозначаемая указанием на их истинность, означает их полное соответствие объекту. В силу невозможности полностью охватить в познании все отношения объекта этого быть не может. Для корректности, необходимо указывать условия, отграничивающие эти суждения, хотя и в этом случае полной объективности не будет. В предложенной концепции полная информация соответствует лишь описанию нечто в интеллигибельном пространстве, т.е. второй стороне его существования. Кстати, если принять, что предмет – это постоянно сохраняемое единство двух ипостасей (материального и интеллигибельного), то телепортацию можно объяснить следующим образом. В интеллигибельном пространстве по его законам «намысливается» описание предмета с другим положением в пространстве материальном. Этот «образ» сразу реализуется в материальном пространстве по его законам. Время затрачивается не на физическое перемещение предмета с его ограничениями, а на то насколько быстро в материальном пространстве восстанавливается соответствие предмета его описанию. Прежнее положение предмета исчезло, т.к. перестало быть адекватным новому описанию.

Послесловие. 

В течение более 2500 лет все попытки завершить бесконечный ряд «почему» в познании каким-то началом, приводили к «назначению» этого начала в виде безотносительного предмета. Единственным критерием принятия или не принятия предложенного начала оставалось решение «верю – не верю», которое, естественно, при наличии множества мнений, не могло быть общечеловеческим.

Такой результат принципиален, независимо от того какой концепции придерживаться в «движении» к этому началу. Еще Аристотель понял это, но, если посмотреть в словари, то можно увидеть, что до сих пор находятся «ученые», которые пытаются получить начальные понятия через вывод, не обращая внимание на «зацикливание» в этом процессе. В религиозной концепции проще. Начало верующему объявлено априорно и вопрос снят.

В 20-м веке с развитием науки появилось мнение, что описать начало начал можно в последовательном движении к нему естественнонаучным путем. Это иллюзия, но сам процесс продуктивен, что иногда и оценивается нобелевскими премиями. Таким образом, начало начал приходится «назначать», но можно это делать сугубо декларативно, а можно объясняя причину выбора. Последний прием и демонстрируется в данной работе через понимание того каким должно быть начальное понятие.

В соответствии с выбранным критерием начальным понятием предлагается понятие «отношение», но не декларативно, а как очевидное по своему содержанию и объему для всех людей. Сущее представляется в 3-х ипостасях: Ничто, Хаос и Бытие, существующее в виде отдельных, случайно появившихся из Хаоса, не соотносящихся Миров бытия, в одном из которых существует наша Вселенная. Критерий «верю – не верю» для гипотезы формирования Вселенной не рассматривается и, таким образом, снимается проблема априорного бытию Абсолюта. Считается, что из Хаоса случайно может появиться образование, замкнутое по любому типу отношений, но вероятность такого акта тем выше, чем меньше получившаяся определенность бытия (короче иерархический ряд замкнувшихся отношений, меньше пространств внутри образования).
Таким образом, началом нашей Вселенной представляется случайно появившееся из Хаоса образование, замкнутое на внутренние отношения – Мир нашего бытия. Задача определения начала сводится к предложению того типа отношений, по которым это образование замыкается. Методика выбора начал показана на примере. Правильность выбора должна доказываться возможностью построить на их основании непротиворечивую концепцию, подтвержденную фактами.

Литература.
1. Словарь русского языка (Ожегов) Госиздат словарей М. 1953г.
2. Словарь синонимов русского языка т.1 Наука Л-д 1970г.
3. Словарь синонимов русского языка т.2 Наука Л-д 1971г.
4. Философский словарь Политиздат М. 1975г.
5. Советский энциклопедический словарь Сов. энциклопедия М. 1981г.
6. Философский энциклопедический словарь Сов. энциклопедия М. 1983г.
7. Современный словарь иностранных слов Русский язык М. 1992г.
8. Христианство. Энциклопедический словарь т.1 Б. Российская энциклопедия М.1993г.
9. Краткая философская энциклопедия Прогресс М. 1994г.
10. Логический словарь ДЕФОРТ Мысль М. 1994г
11. Библия (копия с синодального издания) 1990г.
12. Митрополит Кирилл «Слово пастыря» Интернет.
13. Аристотель Сочинения в 4-х томах т.1 Мысль М. 1975г.
14. Аристотель Сочинения в 4-х томах т.2 Мысль М. 1978г.
15. Гегель Лекции по истории философии т.1 Наука С-П. 1993г.
16. Д.Реале и Д.Антисери Западная философия т.1 Петрополис С-П. 1994г.
ВАЖ.

1 comment on this postSubmit yours
  1. Логически завершённая космологическая концепция.
    Для того, чтобы представить беспредельное пространство изначально ЭЛЕМЕНТНО (Эл-тно):
    1. разновидно (однородно) завершённым – достаточно постулировать присутствие в нём двух Эл-тов с ПРОСТО и СЛОЖНО /замкнуто системно проявляемыми СУЩНОСТЯМИ (Сщ-ями)/
    2. разнородно завершённым – достаточно постулировать присутствие в нём ещё одного Эл-та – Всевышнего и Всемогущего Бога – с незамкнуто системно проявляемой Сщ-ью.
    Нетрудно предположить, что уже при МИНИМАЛЬНО ВОЗМОЖНОМ (МнмВ-ом) РАЗВЁРТЫВАНИИ НЕМАТЕРИАЛЬНОГО КОМПОНЕНТА (разВ-нии неМ-ого К-та) Сщ-и Бога – Духа Божьего – за уровень изначального нисходяще направленного постоянного разВ-ния от М-ого К-та Сщ-и Бога, происходит сВ-ние ПРОСТО и СЛОЖНО /т.е. происходит их распад ввиду блокирования исхождения восходяще направленно постоянно разВ-емых неМ-ых К-тов их Сщ-ей/, как МАКСИМАЛЬНО ВОЗМОЖНО (МксВ-о) разнородной к Божьей Сщ-и МнмВ-о численно Эл-тной однородности (оРд-и №1), и Бог на основе М-ых К-тов от оРд-и №1 разВ-ет МнмВ-о разнородную к Его Сщ-и МксВ-о численно Эл-тную однородность (оРд-ь №2). Процесс сВ-ния оРд-и №2 начнётся в известный Богу момент времени начавшуюся с момента завершения её разВ-ния. сВ-нием Духа Божьего к уровню изначального разВ-ния вновь разВ-ется оРд-ь №1 – потенциал Бога для осуществления превращений оРд-и №1 в оРд-ь №2 и оРд-и №2 в оРд-ь №1 беспределен!

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

HotLog

Движение Новые Скифы © 2020 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress