Павел Зарифуллин: Украину России вернет красная, скифская идея

x_6340a6b9

Корреспондент издания «Украина.Ру» Александр Чаленко побеседовал с директором Центра Льва Гумилева о сакральной географии Донбасса и Новороссии

Защитники Донбасса имеют несколько идентичностей: тут и русская времен Новороссии, когда началось освоение края, вспоминают и московских царей, при которых, например, был основан Славянск, как острог Тор, защищавших Московское царство от татарских набегов, естественна советская идентификация, связанная индустриализацией. Но почему нет скифской идентификации, хотя вон сам Богдан Хмельницкий причислял казаков к потомкам сарматов?

Богдан Хмельницкий хотел, чтобы казаки сравнялись с польскими панами. «Сарматизм» — это популярная восточническая идея польской шляхты. Отсюда их мода и манеры: жупан, сабля, гонор, целовать дамам ручку. В средневековье у шляхты произошёл «прорыв» генетической памяти: мол, не европейцы мы, не славяне, но сарматы. Насколько это соответствовало реально генетике можно спорить. Но факт остаётся фактом — становление польского национального характера произошло на началах «идейного сарматизма». Это кстати внушает оптимизм и нынешним «новым скифам». Если карта ляжет — мы пробудим архаику, «скифство» в современных русских и украинцах. И наши народы станут иными…

Что касается восстания в Донбассе, то на мой взгляд идентичностей там было две: 1 — лозунговая — «русская весна», русский национализм, «красно-коричневый» шаблон от газеты «Завтра» и 2 — глубинная — донбасский регионализм — дворовый, народный, истый. Это братки-патриоты, в нормальном хорошем смысле в стиле кино «Брат-2»: «не в вере Бог, а в правде». «Пришёл в отель «Львов» и всех убил»…
Обе эти идентичности оттолкнули от восстания всю остальную Украину.
Любой регионализм не идёт дальше своего региона. Как в «Тихом Доне» у Шолохова: казаки воюют хорошо на Дону, но дальше не идут.
Про русский национализм я вообще умалчиваю. Московские фрики одним своим видом и псевдо-поддержкой оттолкнули от восстания всё, что не имело прямого отношения к «русской идее», как они её пишут…
Новым скифам скорее симпатичен советский проект. Может быть по этому раньше всех «скифами» себя обозначили ребята из Луганской гвардии народного губернатора Саши Харитонова. Они однозначно левые, красные и советские.
Напомню, что идея «скифства» возникла в Октябрьскую Революцию именно в народнической, красной среде, вокруг партии левых эсеров (Мария Спиридонова) и их литературных попутчиков (Блок, Белый, Есенин, Клюев, Пастернак). На Украине партия левых эсеров тогда называлась «Боротьба». Она сыграла немалую роль в гражданской войне, из её среды вышли Довженко, Островский и даже Никита Хрущёв.
Идея скифства, ставшая квинтэссенцией русского народничества и предтечей евразийства была в объединении двух разновекторных тенденций: преклонения перед архаикой, крестьянством, деревней и социалистическими лозунгами братства народов и трудовых прав.
Левые эсеры и «скифы», хотя и затерялись среди большевиков и анархистов Махно, но подарили эпохе стиль: от кожаных курток, похищенных эсерами из ЧК с британских военных складов до марсовой красной звезды.
Стиль а ля Павка Корчагин тоже оттуда родом. Согласно первой редакции «Как закалялась сталь» Корчагин начинает у левых эсеров в «Боротьбе», Корчагин — «скиф». Впоследствии все эти «блуждания Павки» были безжалостно вырезаны Серафимовичем.
«Новые скифы» видят нынешнюю ситуацию в Новороссии и на Украине следующим образом:
Мы дорожим Донбассом и всегда будем его отстаивать. Во время войны мы создали Евразийский гуманитарный центр поддержки Новороссии. Центр, как мог помогал ЛНР. Но мы любим украинский народ и надеемся вернуть Украину домой, в нашу Евразийско-Русскую цивилизацию. Подчёркиваю — любим и признаём (в отличии от наших нацистских и имперских коллег, которые не то что украинцев за народ — никого кроме себя не признают). Украина — колыбель скифского царства, это наша земля — до Дуная и Западного Буга, потомки скифов живут по обе стороны фронта. Вернуть домой Украину можно только на красных лозунгах справедливости и солидарности и на идее общего происхождения русских и украинцев от скифов. И мы собираемся этим «возвращением» активно заниматься.
Когда я смотрю на эстетико-идеологическую работу коллег-националистов в Новороссии, мне становится плохо. И не мне одному. Когда Вика-из-трактира воет на кухне Паши Губарева в обнимку с ряженым гармонистом эстетически тошнит не только меня, но и всех людей, у которых есть вкус. И я понимаю, глядя на эту «клюкву», что ни один нормальный человек на Украине под это не подпишется.
Ты спросишь: «а как надо»? Я отвечу: Губарев должен сидеть на барабане в скифской «будёновке» в малиновых шароварах и пить сому из золотого ковша. Под ритм гениальной группы «ДахаБраха», изысканных барабанщиц в папахах. Тогда Украина вздрогнет. Тогда наше дело станет модным. Тогда мы сможем двинуться вперёд за полосы Донецкого аэропорта.

Для нас важна скифская идентификация? Что сегодня означает идентифицировать себя со скифами?

Люди спрашивают, а что общего, условно говоря, имеют карело-финны и чеченцы, почему они должны в одной стране жить? Потому что все они в культурном смысле потомки скифов. Все. Чеченцы – исповедуют нартскую этику. Нартская этика – это поведенческая этика, доставшаяся от сарматов и от скифов горским народам Кавказа.
Эта этика для нас сегодня чудовищна, – для современных жителей Москвы, их поведение, – но она скифская.
Жители гор, словно законсервированные там когда-то скифские воины, живут в «скифо-сарматских консервных банках» у себя на горах. Сейчас, кстати, мы их вынули, и они приходят и ведут себя совершенно по-скифски.
У народа манси, – сейчас у нас мэр Москвы манси, – две фратрии – Пор и Мось. Одна фратрия молится небесному Богу пресветлому, другая – Золотой Бабе. Но это скифская религиозная модель, которая досталась уграм «во времена оно» и закрепилась в их мировоззрении.
«Звериный стиль» перешёл к гуннам от скифов. Особенности сабельного боя, ковки сабель достались гуннам и тюркам от кузнецов Великой Скифии.
Все читали «Язычество Древней Руси» и «Язычество древних славян» Бориса Рыбакова, который по черепкам доказал происхождение славян от скифов. Это во многом спорно, но с точки зрения культурной и мифо- преемственности – это абсолютно так. (Недавно мои друзья, приднестровские археологи, доказали своими находками реальную преемственность славян-антов от скифов-пахарей).
То же самое касается балтских племён. Вот те самые архетипы или этнические пласты, из которых сложились великорусский этнос и русская цивилизация: славянский, литовский, тюркский, сармато-кавказско-казацкий, угорский и финский – все эти шесть кластеров имеют отношение к скифам и восходят к скифским корням.
Если Евразийство говорит об объединении народов нашей цивилизации с точки зрения георгафии, то Скифство — с точки зрения общей истории от одних первопредков.
Скифы — золотой самородок, матрица из коей всё во Внутренней Евразии произошло, а потом развилось в разнообразных формах. Этот кусочек золота в каждом из нас.
 
Философски, этически — Скифство это свобода, мобильность, активность, пассионарность, братство и верность наследию предков. Но этот проект не только архаичен, он скорее этнофутуристичен. Потому что современным скифам надо куда-то двигаться, а мир маленький. Остаётся космос и новейшие технологии. Надо двигаться туда. Наши евразийские предки, выдумав колесо и боевые колесницы перевернули представления о времени и пространстве. Почему бы их потомкам не отправиться дальше в стороны тысяч новооткрытых экзопланет? Это нормальный русский и скифский размах. Идея, за которой могут пойти миллионы.

Вообще в Донбассе есть какие-то места, которые могли бы быть причислены к сакральной географии? Если да, то расскажи о них. Например, Саур-могила к ним относится?

Саур-могила — это от иранского коря «саур» — бык, овен. Это и название месяца апрель (того что под знаком Овна). Потому Апрельскую Социалистическую революцию в Афганистане называли «Сауровой». Где Афганистан, а где Донбасс? С точки зрения нашей скифской идеи — нет тут ничего случайного. В скифской парадигме сходятся далёкие друг от друга народы и культуры. Возле горы жили скифы, сарматы и аланы. Они и подарили название кургану.
Под знаком Овна родился и мой друг, журналист Александр Чаленко. Вот его и тянет к Саур-могиле!

Кстати, все уже знают, что то, что раньше называлось Юго-Востоком Украины, на самом деле Новороссия, одним из символов которой является Андреевский крест. Но почему-то все как-то мало помнят о том, что Новороссия — это земля апостола Андрея. Чем для нас важен этот ученик Христа?

Когда апостолы делили мир, то каждый мог ещё выбирать пространство по вкусам своим. Апостол Андрей в юности жил в общине Иоанна Крестителя. Пророк-Предтеча в то время сотрудничал с ессеями. Это был закрытый мужской полувоенный лагерь в бескрайней сирийской полупустыне. Оттуда Андрея забрал (или он сам забрался) Христос.
Но проповедовать Слово Спасителя Первозванный апостол отправился в страны типологически сходные с месторазвитием своей молодости. Он поехал к скифам – через моря и приморские города-таверны: к скифам, к кочевникам, к простым – суровым и добрым, и злым людям в шубах и странных колпаках. Живущих в полувоенных лагерях – «гуляй-полях». Эти перекати-посёлки тысячелетия позже назовут вагенбургами.
Там он нашёл с кочевниками общий язык, крестил часть номадов в Крыму на Кубани и чуть ли не в Киеве. Есенин писал, что все мы «скифы, принявшие Византию глазами Андрея Рублёва». Но изначально это выражение, наверное, соотносится с другим Андреем. Мы – скифы, принявшие Христианство языком Андрея Первозванного. Христианство в первые века умудрялось дать каждому народу – «каждому своё». Его северная миссия велась гипер-пассионарным экс-ессеем, мужчиной-полюсом, аскетом (убеждённым безбрачником), кочевником пустынь и степей.
Сакральная география христианства запечатлит впоследствии Север, как пустыню духовного спасения. Об этом должны помнить те, кто поднимает новороссийский «андреевский» стяг.

Как вы, сакральные географы, интерпретируете битву на Калке русских дружин с отрядами монголов Чингисхана и битву князя Игоря с половцами, проходившие на территории Донбасса? Почему русские проиграли? Почему эти края был более благосклонны к кочевникам, чем к русским?

Недавно мой друг, наш прекрасный режиссёр, маэстро Андрей Борисов мучился вопросами «князя Игоря». Он ставит очередной ремикс Бородина для пекинской оперы. Вот он и спрашивал меня: «что делал этот Игорь? Зачем он туда пошёл»?
Я ему и ответил: тогда Киевская Русь была частью Византии и частью Европы. Игорь отправился на Восток, как крестоносец, как Наполеон или Гитлер за «святым граалем». И это не шутка. Ведь Грааль — это метафора черепа предков, мира предков, из которого мы получаем энергию и родовую память. Западные этносы на генетическом уровне помнят, что пришли во «время оно» — Оттуда, из евразийских гор и степей. Поэтому они маниакально лезут то в Россию, то в Афганистан. Идут войной к своей потерянной Матери и погибают, терпят поражение.
А надо ведь было просто остановиться и попросить. Только по любви и по просьбе мы пустим друзей и братьев к себе в дом. Только так и надо понимать замечательную фразу Блока из «Скифов»: «товарищи, мы станем братья!» И его обращение к нашим «западным партнёрам»:

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!

А для нас история князя Игоря напоминает, какие баснословные духовные сокровища хранятся в нашей «Великой скуфи», в Росси-Белой индии.
А что касается Калки, то здесь ситуация описана прекрасно Львом Николаевичем Гумилёвым. Он заметил, что с определённого момента Киевская Русь начала «мутировать», становиться не Западом, но Востоком. И «поганые половцы» за счёт общих интересов и совместных браков оказываются «своими погаными». Настолько своими, что за них русские идут сражаться с монголами. Потому Калка — это продолжение пути Руси с Запада на Восток. Ну, а окончательно Россия по Гумилёву сформировалась во времена Золотой Орды, переняв у монголов основы государственного управления. С тех пор живут в нашем языке слова финансовой системы и транспортной логистики монголов: «деньги», «таможня», «казна», «ямщик».
Заметим к нашей теме, что на Восток Русь шла (как в случае Игоря, так и в случае Калки) через современный Донбасс. Потому эти земли ведут нас домой.

В чем, по-твоему, различия между Южной Россией, к которой относится Донбасс, и Северной Россией Москвы и Питера?

Я бы отделил Северную Россию от Москвы и Санкт-Петербурга. Есть Россия — бесконечная, как галактика, наша любимая Скифская Пустыня. И есть Два Города — Москва и Питер. На динамике и энергии отношений между Пустыней-Россией и её Мегаполисами строится русская жизнь и история. Интересно эту тему развивает мой товарищ писатель Герман Садулаев в нашем образовательном проекте «Белая индия».

На днях в питерском издательстве «Лимбус-пресс» выходит твоя новая книга «Звериный стиль Ивана-царевича». О чём она?

О предчувствии новой глобальной эпохи и о рождении нового солнца!

Беседовал Александр Чаленко
Украина.ру

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2017 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress