Золото скифов и другие секреты новой постановки «Князя Игоря»

111

13 декабря в Пекине состоится премьера оперы «Князь Игорь» в постановке якутского Государственного театра оперы и балета имени Д.К. Сивцева-Суорун Омоллоона. Спектакль будет многослойным, как матрёшка, со множеством аллюзий и неожиданных режиссерских ходов. Поговорив со сценографом Михаилом Егоровым и художником по костюмам Сарданой Федотовой, ЯСИА лишний раз убедилось, что его стоит посмотреть.
Как известно, «Князя Игоря» Александр Бородин писал 18 лет, но, несмотря на это, опера осталась незаконченной. Поэтому после смерти композитора его работу завершили коллеги Александр Глазунов и Николай Римский-Корсаков. Именно их редакция считается академической и наиболее привычна зрителю. Это, впрочем, никогда не останавливало режиссёров, которые регулярно предлагают зрителям свою версию знаменитой оперы.

Постановка якутского Театра оперы и балета не станет исключением: она будет отличаться от канонической версии. На первый план в ней будет выведена идея покаяния главного героя, именно такая трактовка, по мнению режиссеёрской группы, в большей степени соответствует исторической правде и задумке Бородина. В своей интерпретации сюжета режиссеры Андрей Борисов, Марина Варбут и научный консультант музыковед Евгений Левашов основываются на главном литературном и историческом источнике — «Слове о полку Игореве» — и оригинальной партитуре Бородина. Не менее интересной обещает быть сценография спектакля, как и режиссура, она будет наполнена множеством культурных и исторических смыслов и аллюзий.

Скифские мотивы

Матрицей спектакля станет золото скифов, и золота этого будет много. Оно станет тем мотивом, который объединит в смысловое целое декорации и костюмы, половецкую степь и древнерусский Путивль, Европу и Азию. Из золотых элементов, как из кубиков «Лего» будут складываться стены Путивля и степные пейзажи; золотым с чёрным будет шатёр хана Кончака — символ половецкого нашествия, орёл, накрывший Русь своей тенью и золотой будет шестиметровая ханская колесница.

Михаил Егоров, художник-постановщик:

«Исторически действие оперы происходит сразу после Крещения Руси, а известно, что до принятия христианства, русская культура опиралась на восточную, византийскую. Отсюда возникла скифская тема. В этой постановке мы не стремились до буквы следовать академическим представлениям о реалиях того времени, наши образы во многом стилизованы, хотя и близки к историческим. И декорации, и главные герои — это символы, например, в Игоре воплощен собирательный образ ключевых фигур российской истории, благодаря которым мы видим Россию такой, какая она есть, то есть, православной, христианской. Если бы Игорь остался в плену у половцев, возможно, русская культура могла пойти по другому пути, слиться с восточной. Игорь же, пройдя через внутренние сомнения, делает выбор в пользу христианства, он возвращается и это возвращение становится поворотным пунктом для русской культуры. Та Россия, которую мы видим сегодня, существует, возможно, благодаря возвращению Игоря из половецкого плена – такова главная мысль, которую мы пытаемся донести».

В поисках оформительских идей художник пересмотрел сотни фотографий золотых украшений, найденных при раскопках скифских курганов, из них выбрал те, что наилучшим образом вписались в сценическое решение.

Михаил Егоров, художник-постановщик:

«Это не было так, что я решил обратиться к скифской теме, начал искать и нашёл. В течение многих лет я изучал скифские коллекции: в Эрмитаже, в Туве, на выездных выставках, по литературным источникам. Можно сказать, что это опыт всей моей жизни, который рано или поздно должен был воплотиться в каком-либо проекте. Так случилось, что этим проектом стал «Князь Игорь».

Не обойдется постановка и без технических спецэффектов — специально для спектакля готовится подвижная платформа, которая будет менять свое назначение в зависимости от драматического контекста.

112

Михаил Егоров, художник-постановщик:

«Главное ноу-хау, которое мы придумали для «Князя Игоря» — передвижная платформа, это сложная технология, которую у нас в России пока не реализовывали. Это будет большой круг с наклонной плоскостью, который будет двигаться по сцене и в разных положениях имитировать то плот, то берег, то ладью русичей. Если сильно абстрагироваться, то можно рассматривать её как символ нашей планеты, которая является общим домом для нас всех».

50 оттенков золота

Золотая тема продолжится в костюмах – золото будет присутствовать и в одежде русичей, и у половцев, но разных оттенков: червонное – у первых, тусклое, цвета бронзы – у вторых.

Сардана Федотова, художник по костюмам:

«Самоварное золото я старалась не использовать, искала оттенки, «разбавленные» другими цветами: чёрным, дающим зеленоватый отблеск, белым, немного приглушающим блеск. Золотая отделка присутствует во всех костюмах, но в разных цветовых сочетаниях. Если для Путивля это будут белый и красный, то в Половецком царстве золото будет сочетаться с чёрным и коричневыми, «степными» оттенками».

photoByWidth&id=50982&width=1000

Радикального прочтения образов зритель не увидит, но и сказать, что костюмы будут полностью соответствовать эпохе тоже нельзя: так же, как и в декорациях, в них есть место стилизации и уступка ещё одному лейтмотиву спектакля – теме евразийства.

Сардана Федотова, художник по костюмам:

«Нельзя сказать, что костюмы исторические, если искать в них историческую точность, вы её не найдете, это некий микс, фантазия на евразийскую тему. В этой опере два мира – европейский и азиатский, и мы попытались эти два мира друг к другу приблизить.

Хотя исторически действие оперы происходит после Крещения Руси, по стилю костюмы русичей ближе к дохристианскому периоду и в них, как и в декорациях, присутствует скифская тема.

Сардана Федотова, художник по костюмам:

«Есть такой нюанс: дата Крещения Руси известна, но мы понимаем, что христианизация произошла не одним хлопком, это был длительный процесс, и чем дальше от центра – Киева – находились княжества, тем позже доходило до них христианство. Путивль располагался на границе с половецкими землями, и, скорее всего, христианство установилось там не сразу. Кроме того, у многих путивльских бояр жены были половчанки, то есть, даже если христианизация и началась, она не была 100%. Кстати, первым, за что я зацепилась, изучая материалы по «Князю Игорю», был кокошник. Этот русский головной убор приходит в голову в первую очередь, когда речь идет о русском костюме. Я начала читать и обнаружила интересную вещь: оказывается, прародителем кокошника был скифский головной убор. Поэтому, думаю, мнаша версия имеет право на существование. Половецкие костюмы тоже сложно назвать аутентичными. Я сделала их скорее степными и приблизила к монгольским, и даже к тюркским. Например, у халатов симметричные полы, с откидывающимися обшлагами – эта деталь характерна для тюркского костюма, но её отголоски можно увидеть в китайской, турецкой и другой азиатской национальной одежде».

115

На фоне красно-бело-чёрно-золотого великолепия постоянным контрастом будет главный герой: образ князя Игоря подчеркнуто аскетичный и сдержанный, а для его костюма выбрано отличное от прочих сочетание серого, синего и золотого.

Сардана Федотова, художник по костюмам:

«Главного героя нужно обязательно выделять и лучше всего — цветом. Этого легко можно было добиться, надев на него красный плащ. Но я поступила по-другому: одела в красное дружину, для Игоря же выбрала серо-золотой плащ, который будет выделяться на красном фоне. Образу Игоря совершенно не нужна парадность, вычурность. Напротив, если исходить из сюжета оперы и исторических источников, то это фигура трагическая. Князь, который совершил безумный поступок — отправился в военный поход, вопреки тому, что всё было против, даже природа, отозвавшаяся на это солнечным затмением. Но Игорь рискнул, погубил свое войско и фактически поставил под угрозу существование своего народа. И от отчаяния его спасла только вера».

114

К вере через страдания и покаяние — евангельская идея, но выраженная в других образах – таким будет финал оперы по замыслу Андрея Борисова. Финальная сцена «Князя Игоря» станет его исповедью, и именно в этот момент, согласно логике спектакля, языческая, скифская Русь станет христианской. Для зрителей эта трансформация произойдет буквально: на их глазах русские костюмы сменят епитрахили и славящий Игоря красно-золотой хор путивлян превратится в бело-золотой хор священнослужителей.

Сардана Федотова, художник по костюмам:

«Это всё построено на очень тонких ассоциациях. Если красное с золотом — это скифы, что-то первобытно-инстинктивное, то белое с золотом – это духовность, это христианская вера, к которой приходят через страдания и лишения».

Большой российский проект

Всего для спектакля будет изготовлено более четырёхсот костюмов, не считая обуви и головных уборов. Как минимум из семи разных элементов состоят костюмы исполнителей, по нескольку раз меняют костюмы хор и миманс. Не меньше работы досталось декораторам, им пришлось изготовить сотни золотых элементов, которые будут использованы в оформлении спектакля. В одиночку мастерские Театра оперы и балета не справились бы с таким объёмом работ, поэтому им на помощь пришли городские ателье и коллеги из Иркутска, Москвы, Санкт-Петербурга.

Михаил Егоров, художник-постановщик:

«Без преувеличения скажу, на выпуск нашего спектакля работает вся Россия: от Якутска до столицы. Так что можно сказать, что это — большой российский проект».

Несмотря на то, что «Князь Игорь» — опера достаточно востребованная на оперных сценах, авторы спектакля считают постановку давно назревшей.

Михаил Егоров, художник-постановщик:

«Князя Игоря» часто ставят в разных театрах, но мы предлагаем совершенно новую интерпретацию и образа главного героя, и происходящих событий. С нами работает замечательный консультант — Евгений Левашов. Это музыковед, композитор, историк, он всю жизнь посвятил изучению этой оперы. Он нашел в архивах партитуру, которая раньше не исполнялась, благодаря этому опера будет исполнена в оригинальной редакции Бородина. Мы общались с самого начала работы над спектаклем, именно он убедил нас обратиться к истории, и в итоге наше видение постановки полностью совпало».

Золото скифов, трансформирующиеся костюмы и двигающиеся декорации – это лишь некоторые из потайных ящичков, которые раскрыли сценографы. А их будет много, начиная с необычного прочения образа Ярославны и заканчивая композиционными передвижками. Те, кому посчастливится попасть на премьеру в Пекине, смогут убедиться в справедливости этих обещаний уже совсем скоро, остальным придется подождать якутскую премьеру, которая состоится в феврале-марте будущего года.

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Новые Скифы © 2016 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress