Павел Зарифуллин: О сакральной географии, новых скифах и выборе России

Сегодня, когда ежедневно на нас льются потоки отчуждающей друг от друга информации, рассказывающей нам о других людях, культурах и странах, как о враждебных, чуждых, «опасных», казалось бы, так сложно найти ценностные ориентиры, которые бы не разъединяли, а сближали людей. По крайней мере, тех, кто еще недавно жил в одном государственном образовании под названием Советский Союз. На самом деле такие ориентиры есть, но с экранов телевизоров о них почти не рассказывают, а в газетах не пишут. Сегодня, когда в тренде всевозможные страшилки про мигрантов из соседних стран Содружества, в Московском центре Гумилева стараются преодолеть навязываемую обывателю отчужденность, враждебность по отношению к представителям иных культур. Здесь собираются люди, проникшиеся идеей единой Евразии и родственности проживающих на большом континенте народов. Сейчас в объективе их внимания – Центральная Азия и, в частности, Таджикистан и его сакральная карта, представленная на днях московской публике. О чем эта карта, кто такие новые скифы и что нужно делать, чтобы интеграция и дружба народов из затертых понятий превратились во вполне осязаемые явления, «Фергане» рассказал главный российский евразиец Павел Зарифуллин.

.

11221405_888549667903219_7749624215769859129_n

В последние годы центр Гумилева реализует проект сакральной (от латинского sacralis –«священный», «божественный») географии. В рамках проекта уже были организованы несколько экспедиций на Алтай, в Якутию и другие регионы России, которые евразийцы считают заповедными. Теперь в объективе их внимания – Центральная Азия и, в частности, Таджикистан. Сейчас гумилевцы занимаются составлением сакральной карты Таджикистана. Презентация этого проекта состоялась в минувшее воскресенье в Государственном музее Востока в Москве. Директор центра Льва Гумилева, историк Павел Зарифуллин поведал присутствующим о своих впечатлениях от недавних экспедиций в Таджикистан и посещения сакральных мест, а фотоантрополог Алексей Голубцов проиллюстрировал мероприятие своими колоритными и очень живыми фотографиями, запечатлевшими жизнь людей, которые населяют эти самые места духовной силы. О том, что представляет собой сакральная карта Таджикистана, кто такие новые скифы и что нужно делать, чтобы интеграция и дружба народов из затертых понятий превратились во вполне осязаемые явления, Павел Зарифуллин рассказал «Фергане»:

11921757_888935044531348_8914075586240878944_n-518x434

— Сакральная карта Таджикистана – это часть большого проекта сакральной географии. Но это не географическая карта в привычном нам понимании, не просто нанесение на бумагу исторических или природных объектов – святых мест поклонения, крепостей и других. Это многомерное описание очагов самобытной культуры того или иного народа, в данном случае – таджикского. Она не плоская – у нее есть наполнение, объем, душа, история, философия, культурно-исторические слои – скифо-сарматские, зороастрийские, исламские. В Таджикистане мы поехали в Ягноб, были в Нуреке, Гиссаре, заповеднике «Тигровая балка», в Фанских горах, на озере Искандеркуль, на территории древней Согдианы – в горной Матче. В этом году планируем выехать на Памир. Все увиденное и услышанное мы фиксировали и планируем через некоторое время выпустить отдельным изданием с рассказами, картами, фотографиями. Эти материалы будут изданы на двух языках – русском и таджикском.
В Таджикистане у нас есть группа единомышленников из числа студентов и преподавателей Российско-таджикского славянского университета, которым идеи сближения России и Таджикистана очень интересны. Такие же контакты у нас наработаны в Российско-киргизском славянском университете в Бишкеке. Перед Таджикистаном мы были в Киргизии, где ездили на Иссык-Куль, поднимались на Саймалы-Таш. Кстати, в Киргизии у нас уже есть пример практического эффекта от нашего проекта: после наших презентаций сакральной карты Кыргызстана российское посольство обратило внимание на упомянутые нами места и стало рекомендовать их для посещения россиянам. То есть туда поехали люди, и в эти регионы пошли конкретные ресурсы, в том числе от туризма.

Ygn_hirez-006-688x434

В Таджикистане есть большое количество уникальных природных ландшафтов, которые, безусловно, будут интересны иностранным туристам при грамотном подходе к развитию отрасли. Одно из таких мест – Горная Матча. Фото © Алексей Голубцов
Проект сакральной географии не ставит сугубо научные цели, хотя мы изучаем антропологию, этнографию, генетику, историю, философию и даже астрофизику, потому что города в Азии изначально строились с ориентацией на звезды, восход солнца. Но, в первую очередь, проект направлен на популяризацию в данном случае Таджикистана в России и других странах Содружества, он важен для укрепления идентичности самого таджикского народа и появления более серьезного интереса к тем потомках реликтовых народов, которые по сей день живут в Таджикистане. Это, в частности, ягнобцы, которые говорят на языке древней Согдианы, близком языку скифов-сарматов. Они – потомки скифо-сарматских восточноиранских племен, которые являются предками в том числе и русских. Благодаря им мы начинаем лучше понимать и свою идентичность.

Ygn_hirez-012

Я давно отметил, что среди всех народов Центральной Азии таджики к русским относятся с особой симпатией – как к своим, и эта симпатия уходит корнями в наше общее происхождение. Причем, эта симпатия всегда была взаимной. В конце XIX века именно русские исследователи совершили первые научные экспедиции на Памир и в другие регионы современного Таджикистана. С самого начала у них сложились очень теплые отношения с местным населением. Поэтому меня коробит, когда сегодня представителей древней таджикской культуры у нас называют «чужими» или «понаехавшими». По этому поводу у меня давнее противостояние с нашими русскими националистами.

О евразийской интеграции и скифской общности

У нашего проекта есть и другая практическая цель – это культурное взаимное влияние и евразийская интеграция. Рано или поздно Таджикистан вступит в Евразийский экономический союз, но на одном экономическом прагматизме отношения не построишь. Нам нужна гуманитарная и духовная интеграция. Гуманитарная составляющая должна идти впереди политики и экономики. А у наших политиков она, наоборот, где-то позади. Через наши проекты мы настаиваем, что первоосновой является взаимодействие народов, их общее наследие, общая сакральная география, единый дух, а потом уже экономика.
Я убежден, что России давно нужно поворачиваться лицом к Азии. В Европе всегда воспринимали русских, как маргинальный народ, живущий где-то на границе Европы с Азией. В Азии же русских воспринимали иначе – как народ, который несет культуру, справедливость. То есть России пора уже выбрать – быть последней в Европе или первой в Азии. И сейчас – в связи с обострением отношений России с Западом – такой момент настал. Я говорю как о политическом и экономическом выборе, так и о духовном. Ведь даже европейцы тянутся на Восток – к центрам духовной энергии. Интерес европейцев к странам Востока огромен, и этот интерес с годами только растет. Они едут в Индию, в Тибет, чтобы получить подпитку этой духовной силой. А мы – родственные народы – все больше разъединяемся, вместо того чтобы укреплять свою идентичность.

Ygn_hirez-025

В рамках евразийской идеи я много лет развиваю идею новых скифов. Она заключается в том, что большинство этносов Евразии произошли от скифов или как минимум от сарматов. Осетины, таджики, иранцы, пуштуны, русские – все происходят из одной языковой семьи. Скифы ведь не были одним народов, это была, так скажем, «федерация» различных племен, в которую входили и восточноиранские народы, и прототюрки или протогунны, и предки славян. От скифов родился нартский эпос, который является родным для многих народов Кавказа – от дагестанцев до абхазов, хотя они не говорят на скифских языках. Многие угро-финские народы считают, что они происходят от скифов. Пермский звериный стиль имеет прямое отношение к звериному стилю кочевников Великой степи – тех же самых скифов. То есть у одних происхождение генетическое, у других – лингвистическое, у третьих – ментально-культурное. Как в свое время сказал пророк скифского движения Александр Блок, который увидел в скифстве золотое дно нашей цивилизации: «Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы». Все мы и есть новые скифы.

Когда мы возродили скифское движение, как движение поэтов, художников, культурологов, мне стали приходить письма из самых разных стран. Например, от скандинавов или шотландцев из Эдинбурга, которые говорили, что «мы, скоты, – древние саки». Даже от японцев, которые писали: «Мы пьем саке – это золотой, солнечный напиток», и считают, что скифская культура оказала влияние и на японскую. Некоторые исследователи считают, что саксонцы – это тоже дети скифов. То есть у этой идеи огромный объединительный потенциал. Скифы – это народ-тотем, из которого произрастает огромное количество других народов. И если евразийство предлагает нам объединиться с точки зрения географии, то скифство – с точки зрения общих предков.

В эпицентре духовной силы

Что касается Таджикистана, то эта страна является одним из очагов евразийской цивилизации. Она находится в сердце материка и просто не может быть забыта или неинтересна. Неслучайно название народа происходит от слова «тадж», что в переводе означает «корона». Люди, которые живут на крыше мира, как называют Памир, и в его окрестностях, несут на себе эту незримую корону всего евразийского пространства. Поэтому несправедливо, что Таджикистан при всем своем историко-культурном и природном богатстве и разнообразии малоизвестен сегодня.

Ygn_hirez-019

Одно из самых притягательных мест в этой стране – озеро Искандеркуль в Фанских горах. Фаны – удивительно красивые горы, ими можно любоваться бесконечно. Побывав там, понимаешь слова Юрия Визбора, который написал: «Я сердце оставил в Фанских горах». И, конечно же, сердце Фанских гор – озеро Искандеркуль или озеро Александра. Это изумрудно-чистейшее горное озеро с ледяной водой. Предания связывают это озеро с именем Александра Македонского, который перешел горные хребты и покорил эти края. По легенде, Буцефал – конь Александра, на котором он одерживал все свои победы, спрыгнул с горы в это озеро и с тех пор стал его духом, который можно увидеть или услышать по ночам. Многие люди, которые приезжают на Искандеркуль, рассказывают, что по ночам слышат ржание коня, исходящее из недр озера, кто-то видит его кровь в воде. У других арийских народов, согласно «Ригведе», были ведические легенды о небесном коне бога огня, в которых говорилось, что своего коня бог огня вынимал из воды. То есть и здесь мы видим культурные параллели.

11891265_888189634605889_3774171587300148717_n

На глубинном уровне культуры ираноязычных и славянских народов настолько тесно связаны, что эту связь можно проследить во всем – языке, обычаях, архитектуре, одежде, даже ментальности. Но на современном уровне ни Таджикистан, ни Иран, ни иранские народы в России не знают. Это при том, что персидские слова у нас ежедневно на языке сидят – от слов «сарафан», «чемодан» до слов «богатство», «бог» и «господь». Например, слова «господь», «господин» происходят от персидского аспадар – «всадник». Отсюда слова «государь», «государство», «суд» и «дарить». Но сейчас у россиян нет интереса не только к другим, но и к своей собственной стране. Разве у нас что-нибудь знают о Сибири, Камчатке, Якутия, населяющих эти территории народах, их культуре?

Прочувствовать затертые понятия

В ходе нашей экспедиции на Искандеркуль, в которой приняли участие студенты Российско-таджикского славянского университета самых разных национальностей, мы поставили интересный эксперимент. Ребята разделились на четыре группы и все по очереди «одевали» на себя шкуру одного из четырех народов – таджиков, узбеков, киргизов и русских. Каждая из групп должна была рассказать о позитивных и негативных чертах своих визави другого этноса. Так, говоря о негативе, все обвиняли друг друга в шовинизме, тунеядстве, алкоголизме, наркомании и так далее. Но, когда говорили о позитивных моментах, находили гораздо больше хорошего друг в друге. В итоге, мы пришли к выводу, что все мы живем штампами о других народах, стереотипными придуманными образами. Причем, в основном, негативными, когда безнравственное поведение отдельных людей начинает ассоциироваться со всей нацией. Это очень полезный тренинг – его нужно проводить, я считаю, повсеместно – в каждом московском дворе. Тогда у людей что-то будет меняться и в сердце, и в голове.

11949405_894000394024813_6573759226059644692_n

У русских всегда было умение понимать и принимать другие народы, комплиментарно относиться к другим культурам. Иногда кажется, что эту способность наши люди утратили. Это умение стоило бы вспомнить нашим современным политикам и простым обывателям. Когда мы вспоминаем, что у дружбы есть не прагматическое, рациональное и истасканное, а иное – духовное – понятие, то многие происходящие явления воспринимаются по-другому. Конечно, с точки зрения рациональной политики, ни о какой дружбе речи не идет. И это неверный подход, потому что только дружеское гуманитарное присутствие России в Центральной Азии при ее экономической поддержке стран региона способно обеспечить ее долгосрочные интересы. Чем больше Россия будет вкладывать в Таджикистан, тем меньше трудовых мигрантов будет приезжать на заработки в Россию.

Почти 25 лет мы разбрасывались своими корнями, разбегались в разные стороны, отказывались друг от друга – Россия от Азии, азиаты – от русских, но сейчас приходит время воскресить идеи единой Евразии. К этому уже приходят и политики, потому что это истинные и искренние идеи, за ними – будущее.
Одна из основных задач центра Гумилева – налаживать человеческое взаимопонимание между нашими странами, знакомить русского обывателя с культурой персов, киргизов, казахов. Филиалы центра работают уже в Киргизии, Таджикистане и Афганистане, есть интернет-сайты. У нас очень много проектов, задумок по поводу дальнейшего продвижения в Азию, и нам нужны волонтеры, активисты для того, чтобы укреплять сотрудничество между нашими народами, восстанавливать те связи, которые мы потеряли в 1991 году. Но это нужно делать и на государственном уровне – снимать искусственные барьеры для общения, повышать собственный имидж и взаимный интерес.

Все фотографии в материале любезно предоставлены «Фергане» фотоантропологом Алексеем Голубцовым

Подготовила Нигора Бухари-заде

Фергана

Ygn_hirez-024

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Новые Скифы © 2016 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress