Поляница-богатырша. Посвящается девушкам не из робкого десятка.

C7M01oLTjbkКогда-то в Древней Руси был обычай, происхождение которого сокрыто в глубинах, вполне сопоставимых со временем сарматов и скифов. Назывался он «полякование»: воин в одиночку выезжал в чисто поле, что тянулось до самого Черного моря, и искал в степи «поединщика» себе под стать. Пленных не брали, трофеев — тоже, а подтверждением победы были головы супротивников, выставленные на показ.

Наряду с «поляковщиками» в русских былинах очень часто упоминаются «поляницы», женщины-богатыри. С поляницей Златогоркой бьется Илья Муромец, а через многие годы он встречается со своей «неузнанной» дочерью от этой Златогорки, поляница и жена Добрыни Никитича, с которой он знакомится тоже в бою, с поляницей бьется и на ней женится Дунай Иванович, а в одном из вариантов былины «Про Илью Муромца и Тугарина» поляница Савишна — жена Ильи Муромца, переодевшись в его богатырское платье, спасает Киев от Тугарина. Здесь легко увидеть параллель в развитии сюжетов древнерусских былин и греческих мифов: герои-мужчины одолевают-таки воительниц в нелегком поединке, и те становятся женами победителей. Хотя нередко воительницы гибнут. Особенно преуспели в этом Геракл и Илья Муромец. Рыцарского отношения к даме им явно не хватало.

Но обратимся к первоисточнику («Илья Муромец и дочь его» — былина):
….Едет поляница удалая,
Удалая поляничища великая,
Конь под нею как сильна гора,
Поляница на коне будто сена копна,
Она палицу булатную покидывает
Да под облако, под ходячее,
Одною рукой палицу подхватывает,
Как пером-то лебединым ею поигрывает.
У древних греков был свой идеал женской красоты, у наших предков — свой. Это вам не стройная амазонка с древнегреческой вазы или из современного фильма-фэнтези, это женщина серьезная. Огорчает ее лишь то, что нет ей достойного соперника-поединщика:
— Коль Владимир князь стольно-киевский
Мне не даст да супротивника,
Из чиста поля да наездника,
Я приеду тогда во славный Киев-град,
Мужичков всех повырублю,
А все церкви на дым спущу,
Самому князю Владимиру я голову срублю…
Ни Алеша Попович, ни Добрыня Никитич связываться с поляницей не решились и Илье Муромцу не советовали, но тот не послушался и чуть было не лишился головы…

Одна из трактовок образа былинных поляниц принадлежит Д.М. Балашову. «Поляницы преудалые русского эпоса,– замечает он, – чрезвычайно оригинальны. Это – степные наездницы и вместе с тем, после сражения с героем,– жены богатырей. Допустить их корневое славянское происхождение едва ли возможно, этому противоречит факт упорной, постоянной борьбы с ними русских героев, хотя нарицательное имя этих наездниц – «поляницы» – славянское. По-видимому, надо признать женщин-поляниц сарматскими конными воительницами, а наличие славянского названия их означает, что представление о поляницах утвердилось в эпическом творчестве до появления в русском языке тюркского слова «богатырь». Когда же появилось слово «богатырь», название женщин-воительниц не изменилось, ибо из живого бытования они уже исчезли».

Международные параллели русским поляницам – греческие амазонки, обитавшие в Малой Азии, в предгорьях Кавказа и Меотиды (Азовского моря). Легенды об амазонках широко известны во всех частях света и являются либо порождением местной традиции, либо распространением греческой. Русские женщины-воительницы, вероятнее всего, принадлежат древнейшей местной традиции.

Не удержишь в затворенной келье –
Мне туда, где за взмахом орла
Понеслась с соловьиною трелью
Из кленового лука стрела.
Мне туда, где звенит о шеломы
Быстрых сабель отточенный свет,
Где со смертью так близко знакомы,
Словно братствуют тысячи лет.
Где ветра на кургане забытом
Колыхнули соленый ковыль…
Мне туда, где звенит под копытом
Русских песен далекая быль.
/Стихи А Белянин/

Дева-воительница, женщина-воин — архетипичный образ, вымышленный женский персонаж, зачастую королевской крови, которая обладает сильным характером и занимается типично «мужским» делом, обычно войной, (хотя порой и ремеслом). Антиподом ей является другой штамп — беспомощная дева в беде.

По средневековой литературной традиции дева-воительница, лишаясь невинности, лишалась и своей воинской силы, становясь обычной женщиной. Тем не менее, это условие соблюдения девственности не обязательно встречается. Точно также не является обязательным принадлежность к королевскому роду, хотя в классических примерах выполняются оба требования. В древних легендах встречается мотив сватовства героя к подобной деве, которая соглашается на брак только под условием, что он превзойдет её в типично мужских боевых искусствах — причем она оказывается настолько сильной, что жених может победить её только хитростью.

Саги о девах-воительницах составляют отличительную особенность средневековой исландской литературы. В словесности возникает особая разновидность жанра рыцарской саги — рассказы о единовластных правительницах своих стран, вообще не желающих слышать о браке, ибо замужество грозит им ослаблением власти и утратой социального статуса. Они не только категорически отказывают женихам, но и подвергают их словесным и физическим унижениям. В рыцарских сагах для героинь таких рассказов существует специальное обозначение — meykongr «дева-правительница», сами же они знаменательно именуют себя «королем» (kongr), но не «королевой» (dróttning)»
_________________________

Как же тут не упомянуть и о валькириях. Мощь и сила, которых была неимоверной в битвах…

Все это наталкивает на ряд размышлений, которые говорят нам о том, что образ современной изнеженной и немощной женщины не соответствует изначальному образу нашей родной славянской культуры. И образ пышногрудой толстушки — тоже чужой нам…

Если даже проследить индуисткие изображения Богинь, то мы без труда найдем полностью вооруженных женщин, могущество которых не заставит сомневаться любого в их силе!!!

Сложная эта работа — осмысление настоящего, женского образа.

Возможно именно после того, как женщина в некоторых культурах стала «собственностью» мужчины и началось стирание образа вольной женщины, который был опасен. Ведь женщина-раба, женщина-товар проще управляема и легко используема. Возможно из-за такого перекоса в прошлом и идет волна феминизма. И только признание за женщиной ее права выбора и расстановки мужской и женской силы по должным им местам может остановить это безрассудство.

xoKSpLBhbtw
_____________________

Примеры образа женщины-воина:

Богини-воительницы
• Афина (греч.), Минерва, Беллона (др.рим.)
• Инанна (шумер.)
• Анат (западносемит.) в западносемитской мифологии богиня охоты и войны
• Аллат (древнеараб.)
• Иштар — один из эпитетов — «Воительница»
• Шавушка (шуррит.)
• Ардвисура Анахита (древнеиран.)
• Дурга (инд.)
• Морриган (ирл.)
• Ойя (йоруба)
• Скатах (кельтск.)
• Упэрэтат, супруга Вертрагны (иран.). Дева-воительница, была символом награды за храбрость, награды героям, отправляла души героев в рай. Ее изображали на коне.

Группы
• валькирии (скандинавское)
• поляницы (славянское)
• фраваши — (иран.), мн.ч., мифическое олицетворение души, женского пола, реют в небесах, закованные в металлические доспехи, и поражают нечистую силу.
• амазонки — нация женщин-воительниц.

Обычные люди
античность:
• Горга (дочь Ойнея)
• Аталанта
• Гарпалика
• Камилла в «Энеиде»
прочее:
• Chitrāngadā, одна из жён Арджуны («Махабхарата») командует армиями своего отца.
• Gordafarie («Шахнаме»)
• Дейрдра (ирл.)
• Королева Корделия, дочь короля Лира, водила армии в бой; королева Гвендолин, жена Локрина, победила его в битве и стала королевой (британский миф)
• Shieldmaid
русские богатырки:
• Степная королева-воительница Марья Моревна
• воительница-поленица Настасья — жена богатыря Дуная Ивановича.
• Лата-горка, мать богатыря Сокольника от Ильи Муромца
• женщина-богатырша Фатима Зат аль-Химме (араб. «Жизнеописание доблестной Фатимы и повествование о подвигах ее славных предков»)
• сёстры-воительницы Чынг (вьетнам., Trưng Sisters)
• Кырк кыз («сорок девушек») — у каракалпаков девы-воительницы, героини одноимённого эпоса. Они живут на острове общиной, возглавляемые мудрой и справедливой девой Гулаим и спасают каракалпаков от нашествия калмыкского хана.
• женщины-богатырки в якутских эпических мифах («Олонхо»), например, Дьырыбына Дьырылыатта
• дочь Даргавсара (нартский эпос)

В литературе
Средневековье
• Брюнхильда — валькирья, персонаж «Песни о нибелунгах», поклялась выйти замуж только за того, кто одолеет её в битве.
в рыцарских романах:
• Брадаманта — персонаж романов о Роланде
• Эрминия («Освобождённый Иерусалим», Торквато Тассо)
• Хлоринда — аналогично, сарацинский воин, перед самой смертью принимающая христианство
• Марфиза — аналогично, царица Индии, поклялась не снимать доспеха, пока не одолеет трех могучих царей — Градасса, Агрикана и Карла Великого.
в исландских сагах:
• Флорентия — королева Индии, согласна выйти замуж только за того, кто пройдет испытания («Сага о Гиббоне»)
• Мармория — королева Греции («Сага о Парталопе»)
• Седентиана — героиня «Саги о Сигурде Молчаливом»
• Розамунда — героиня «Лэ о Ланвале» («Песнь о Януале»)
• Ингигерд — королева, героиня «Саги о Сигргарде Смелом»
• Торнбьёрг — дочь шведского короля, героиня «Саги о Хрольве, сыне Гаутрека»
• Хуа Мулань — героиня китайской средневековой литературы

oZSQlU7WzjA

Источник: ЖЖ

1 comment on this postSubmit yours
  1. В мероприятии приняли участие русские девушки в возрасте от 9 до 24 лет. Чтобы выступить на конкурсе девушкам пришлось пройти подготовку по русской словесности, русским песням и танцам. Участницы изучали народные обряды, сказки и учились готовить блюда русской кухни. Прошедшие отбор конкурсантки приняли участие в творческом и интеллектуальном конкурсах, продемонстрировали умение носить традиционные костюмы.

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2017 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress