Скифский Язык Эфира

Келхэ ветей хакун кэлха,
Калан палха-ки на ветэ.
Ся да а-ка ейа элэ,
Йа-ко пеле туба вете.

Язык – это брод через реку времени,
он ведёт нас к жилищу умерших;
но туда не сможет дойти тот,
кто боится глубокой воды.
(
В.М. Иллич-Свитыч)

 

Песни китов

Космическая таинство-игра в слова начинается!

В основе её лежит музыка сфер. Многие учёные-лингвисты считают, что наиболее корректно проводить параллели между песнями птиц и китов и музыкой. Ноты пересмешников и слоги гренландских китов комбинируются во фразы. Из нескольких фраз и построена песня. Комбинации звуков, длинные китовые рифмы и резкие фразы пересмешников группируются в целостные конструкции. Такая иерархическая организация свойственна и нашему языку. Потому исследователи языка иногда путаются, то именуют «звериные» и «птичьи говоры» — языком, то «праязыком». Это всё происходит конечно же от устаревшего антропоцентризма, от странного представления, что «Человек — это мера всех вещей». Мы то ведь уже знаем, что первичен лишь Тотем…

киты в небе

Потому что животные не просто «говорят». Горбатые киты используют рифмы и аллитерации (совпадение начальных звуков). Горбатые киты — поэты! Они могут очень долго, словно якутские олонхосуты рассказывать об удивительных путешествиях в мире Бога Воды.

Эти правила служат китам при запоминании длинных священных китовых текстов.

А есть у них и модные сезонные песни, киты разных австралийских берегов частенько «тащат» хиты друг у друга. У каждого стада, как водится своё наречие. Они трещат и канючат, как подводные гигантские птахи-мурлыки, скрипят как старинные двери, ящики, сундуки, скрывающие в море роковую человеческую судьбу. А киты-одиночки иногда выдают свои рэп-речёвки в неповторимом диапазоне. Тоскливо пишут нам из зазеркальных водоворотов про малую сиротскую долю.

Вот перечень поющих «на языках»: почти все виды птиц, киты, дельфины, летучие мыши. Из животных, наиболее близких по строению к человеку (в плане гортани) — тюлени. Все эти виды либо приспособлены к водному образу жизни, либо к полёту. (1)

Вода и Воздух — вот естественная среда языка. Мобильность, свойственная летающим и плавающим номадам, налагает дополнительные требования и открывает невероятные возможности для коммуникации.

Люди не плавают и не летают и не живут в огне, как алхимические саламандры. Потому, откуда взяться у них языку? Британский биолог Морган развивает увлекательную гипотезу, согласно которой человек прошёл в своей эволюции стадию полуводного существования. (2)

Язык эфира

Но ведь есть ещё тысячи одинаковых историй задокументированных этнографами-антропологами. О «панспермии» — небесном происхождении жизни. О парящих людях-шаманах, даровавших народам планеты язык. О «Маленьких Принцах», качающихся на звёздах…

Т.е., перед тем, как открывать рот — необходимо научиться летать…

Это «космический расизм», в котором упрекают нашего приятеля астрофизика фон Дэникена. Теоретик межпланетных контактов подошёл к интересующей нас теме с другой стороны.

Он говорит (вслед за Велимиром Хлебниковым) о «звёздном языке». Другой наш приятель, инженер аэрогородов, естествоиспытатель Павел Крюков (3) утверждает, что: «Языком эфира будет скифский язык». Да, подобно эфирной квинтэссенции с помощью перегонки, анфрелажа и прессования, будто из розовых лепестков, лаванды и бергамота — родится иной благородный язык, вобрав в себя все достоинства обитателей Воды, Земли, Воздуха и Огня.

Jыщу даугргн куатль хрр!!!

Ещё дедушка этнографов германский литератор Иоганн Готфрид Гердер выдвинул теорию о звукоподражательном «тотемическом» происхождении слов, часто именуемую сегодня в качестве «бов-вов» гипотезы. Идея Гердера заключалась в том, что наши предки использовали способность к звукоподражательной имитации природных звуков (крики животных, свист ветра и т.д.). Эта теория именуется ономатопоэтической и по сию пору имеет немало сторонников и критиков. Потому что единой теории о происхождении языка по-прежнему нет.

И только надежда «тотемного родства» горит ярче всех гипотез лингвистов. Она готова рождать на свет новые небывалые звуки.

кит в космосе

Желание восстановить скифский птичий язык, как наречие народа-тотема Евразии, преследовало меня давно. Совершенно ясно, что новый говор будет принципиально отличаться от «скифских наречий», восстановленных лингвистами, историками и археологами. От языка осетин, ягнобцев, памирцев и пуштунов (филологи утверждают, что это «потомки» древне-скифского языка).

Новое Слово будет громом бессознательного. Оно даст свободу заколоченным в землю словам, оно откроется рёву космических шумов.

«Новые Скифы», заболев «словостроительством», провели серию тренингов по созданию языка. Олег Бахтияров прислал к нам важного и серьёзного тренера, ученика Переслегина. Тот нарисовал нам на доске «реактор», из которого воображение может в принципе вытащить всё, что захочешь.

По сути тренер нужен был лишь для старта. Ведь «новые скифы» сами по себе видят мир живописно. Начинался Духов День. Солнце плясало над миром. И мы грезили златокипящей Мангазеей. Представляли охровые лица и маски. И слова потекли к нам из уст незримых скифских ворот:

Jыщу даугргн куатль хрр!!!

Фраза означала счастье, скачку, военный поход, удовольствие, беспричинную радость, конец делу венец. Весенняя буква J — звенящая будто майский жук, сохранившаяся в русском лишь в залихватском слове «вожжи», мгновенно заводила людей и животных, обращала чёрно-белое безмолвие в суперцветие звука.

Чудились даргинские, чукотские, исландские, эвенкийские клики и вопли…

Да, что там говорить! Через новояз хохотали марсианские, венерианские и солнечные гласы и гулы! Червоные стрекозы комет беззаботно щебетали зарю голубых языков.

Jыщу даугргн куатль хрр!!!

Хрумканье лося, рычание золотого скифского кабана, жужжание солярных многорогих жуков, страстная рысь вороных метеоритов!

Звериный стиль Гостей-С-Той-стороны. Ведь предки — это тотемы. А тотемы — это звери. А звери — это письмо. Меты лап и зарубки звёзд.

Ворота открыты. Оттуда каплет лунная роса, и смола и слёзы.

Звериные иероглифы смело вгрызаются в зубы и растягивают нам глотки и челюсти:

Jыщу даугргн куатль хрр!!!

Гласы грядущего Неба

«Борьба бескрылых с крылатыми — есть история мира, история человечества, история революции».
(
Иванов-Разумник)

Нейролог Оливер Сакс и антрополог Гордон Хьюз достаточно рационально доказали (каждый со своей колокольни), что изначальным языком двуногих Homo был язык жестов, сродни современному языку глухонемых (4) (5). Отличие звука от жеста связано с энергией, с передачей друг другу бездны пассионарности, с открытием людьми энергетического строения мира!

Мир соткан из световых божественных энергий: так говорили афонские старцы — отцы-исихасты.

Зодиак_Музыка_во_Вселенной

Потому Новый Язык будет квинтэссенцией силы!

Воплощением неутомимости и стремительности!

Он зазвучит в Летучих Городах, что воздвигнут Новые Скифы в атмосфере и в космосе вокруг Солнца и ближайшей двойной звезды Альфа Центавра. Язык — это средство коммуникации. И возникнуть он может, когда «новые скифы» станут стаей, прайдом, роем, общиной. Тогда и пригодятся наши «тотемические изыскания», пригодится сданный сегодня в архив «звериный стиль» древних кочевников Великой Степи.

Тогда всё сложится и все останутся довольны. И синие киты и люди и новые скифы.

А пока грядущая стая вопиет о себе голосами в наших отчаянных головах!

Слова рождаются и сразу вскакивают вверх как королевские дети, как протуберанцы, как вставшие дыбом волосы!

Велес: Русский «Дух Меркурий»

В стихах Рильке, написанных для г-жи Лу Альбер-Лазар, мы читаем следующие строки:

A travers nos coeurs, que nous tenons ouverts, passe le dieu, des ailes à ses pieds.
(Сквозь наши сердца, которые мы держим открытыми, проходит Бог с крыльями на стопах.)»
(
Гастон Башляр «Воздух и сновидения»)

Скифы – живая вода, источник вечной молодости. Тайная субстанция, стирающая границы людских страт и обывательские штампы, показывающая вещи, такими какие они есть.

велесова_книга

Скифство, будто алхимическое золото, предстало воплощённым «философским камнем» духовных поисков русской народнической интеллигенции. А этот древний символ адресует нас как к психологическому архетипу «Духа Меркурия» (блистательно описанного Карлом Юнгом), так и собственно к королю метаморфоз Меркурию, а также его русскому собрату Велесу.

О скифском происхождении русских писали историки Ломоносов, Иловайский, Георгий Вернадский, Борис Рыбаков, лингвисты Шумовский и Абаев.

Но когда появилось настоящее историческое свидетельство, то научный мир немедленно объявил его подделкой. Мы имеем ввиду знаменитую «Велесову книгу» новгородских волхвов, которая начинается простой фразой: «В те времена был Богумир – муж славы, и имел он троих дочерей и двух сыновей. Они привели скифов в степи и там жили среди трав, как и во времена отцов». (6)

«Велесова книга» вполне себе продолжение экспериментов русской интеллигенции с национальной идеей. Но на этот раз она исходит не от «Красных» русских народников и эсеров. Но из среды «Белых» офицеров, монархистов и эмигрантов.

Все сведения об истории текста до момента публикации исходят от эмигранта, автора художественных произведений и любительских сочинений по славянскому фольклору Миролюбова.

Согласно его рассказам, в 1919 полковник Добровольческой армии Али (Фёдор Артурович) Изенбек во время отступления от Москвы нашёл в разграбленном и покинутом княжеском имении Задонских, на полу в разграбленной библиотеке деревянные дощечки, испещрённые непонятными письменами, и забрал их. Все дощечки были приблизительно одного размера — 38 × 22 см, толщиной в полсантиметра и имели отверстие для крепления ремнём. Текст был нацарапан шилом или выжжен, а затем покрыт лаком или маслом.

Лингвисты и конспирологи сходятся, что следы «Велесовой книги» уходят к русскому коллекционеру древностей, масону, экспериментатору и хироманту XIX века Сулакадзеву.

В «Велесовой книге» повествуется о рождение русов — кочевого скифского народа, пришедшего в Восточную Европу из сердца Великой Степи. Русы рисуются на «деревянных дощках Изенбека» народом героическим, пассионарным, вольным и воинственным.

«Принеся в жертву белых коней, ушли мы из Семиречья с гор Арийских из Загорья и шли век. И так как пришли в Двуречье, мы разбили там всех своей конницей, и пошли в землю Сирии. И там остановились, а после шли горами великими, и снегами, и льдами, и притекли в степи и были там с своими стадами. И там скифами перво-наперво были наречены наши пращуры»…

Скворец как Семаргл

Египет в снежном городишке,
В броневиках слоновый бой…
Не уживётся в душной книжке
Молотобойных песен рой.
(
Николай Клюев)

Меркурий-Велес в широкополой хасидской шляпе скифского бога Папая прохаживается между наших бесконечных телег.

Это он нашептал «Велесову книгу» бесконечных русско-скифских странствий из глубин Евразии в Великий Новгород. Толи Сулакадзеву, толи Унгерну, толи Изенбеку, толи Миролюбову. Если бы «Велесовой книги» не было – её надо было бы придумать. Это сгусток действия, пассионарного торжества, клика «Ура!» заоблачных зверей, бесконечная баллада о Солнечных Русских, прошедших через войны и жертвенные костры Семиречья, Сирии, Египта и Кавказа. Застолбивших плитами с русскими родовыми знаками дороги, колодцы и погосты материка.

Что есть подделка или подлинность текста для скифов-пограничников, испокон веку «аукающихся» друг с другом на «птичьем языке»? (7) Делёз как-то заметил, что для скифских и сарматских кочевников письменный текст (рунический или арамейский каллиграфический) всегда представлялся своего рода «бантиком на подарке», красивым аксессуаром на кинжале или золотой гривне. Не более. Ведь скифы — птицы, курлыкающие и звенящие песнями Баяна и деда его — Велеса!

Битва Бескрылых с Крылатами достигает своего апофеоза.

Я купил скворца и научил его говорить на скифском наречии. И впервые услышал наш древний язык в устах небесного вестника!!!

Jыщу даугргн куатль хрр!!!

К золе и пеплу наших улиц
Опять, опять товарищ мой!
Скворцы пропавшие вернулись,
Скворцы пропавшие вернулись,
Скворцы пропавшие вернулись,
Бери шинель, пошли Домой.
(Булат Окуджава)

Сквозь скворцовый лик мне мерещился Семаргл.

семаргл

Пёс-Велес!

Вук Летучий!

Он нашепчет нам бесконечное собрание романтических книг о прошлом и грядущем Скифского Народа!

Павел Зарифуллин

1.​ Уильям Фитч «Эволюция языка», М. 2013

2.​ Morgan E. The Aquatic Ape Hypothesis (London: Souvenir Press)

3.​ Павел Зарифуллин «Новые Скифы», СПб. 2014

4.​ Оливер Сакс «Зримые голоса», М. 2014

5.​ Hewes Gerbert «Primat communication and the gesturial origin of languagt», Current Antropology 14, 1973

6.​ «Велесова книга», М. 1995

7.​ Позже на Руси так называлась система звуковых сигналов, имитирующих голоса различных птиц. Такими сигналами обменивались разведчики и пограничные дозоры, чтобы не привлекать внимание неприятеля. Из живой речи выражение постепенно проникло в письменный язык. В одной московской грамоте 1508 года даётся такое указание: «А пойдет на тебя крымская рать, хоти нам птичьим языком весть подай».

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Новые Скифы © 2016 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress