Йока

0133177
С незапамятных времен эта река именовалась «Йока», что, на языке обитавшего здесь Племени, означало любую реку. Но прочие реки, незначительные в сравнении с главной рекой племени, носили каждая собственное, самобытное имя, и лишь великая Река звалась именно Рекой, без каких-либо эпитетов. И скользили долбленые и берестяные челноки по светлым водам Йоки, и, словно в зеркало, смотрелись в нее оконца домов, где жили люди Племени. Их нехитрые жилища высились на сваях, и челноки приставали прямо к грубо сколоченному помосту у порога, и рыбаки привязывали к сваям свои простые лодчонки.

И на протяжении многих поколений бежали воды Йоки, и течение несло челноки, и река была обильна рыбой и раками. Вода журчала под домами местных жителей и струи ее что-то напевали в унисон мелодичным, хотя и однообразным песням старинного Племени. И высились над водой воздвигнутые прадедами деревянные идолы, изображавшие духов Реки.

Однажды сюда, в край рыбаков, звероловов и огородников прискакали широкобородые всадники в высоких шапках. Они въехали в селение, спешились и позвали старосту.

— Что это за река? – на незнакомом языке спросил предводитель всадников?

Но староста селения не понимал языка странных пришельцев и лишь беспомощно развел руками. Тогда предводитель иноплеменников указал рукой на Реку, а потом на свои уста.

— Йока! – радостно воскликнул староста деревни.

Новоприбывшие переделали «Йока» в «Оксу»: имя напоминало им о другой, далекой реке, несущей свои воды через сухие степи и пустыни к великому соленому озеру. В тех краях некогда жили бородатые пришельцы, пока не откочевали к северо-западу.

Эти люди поселились на землях Племени. Они пасли скот, ковали железные орудия, поклонялись мечу, воткнутому в вершину холма, и приносили этому странному богу жертвы: земные плоды, коней, и иногда пленников. Племя старожилов платило им дань рыбой и звериными шкурками. Прошло время – и однажды правнуки пришельцев снялись с обжитого места и откочевали куда-то на юг. И Окса снова стала Йокой. А Племя зажило своей прежней жизнью, будто и не было здесь никогда странных пришельцев.

И прошло еще много поколений, прежде чем на земли Племени явились люди в конусовидных войлочных шапках, широких шароварах и тоже верхом на конях. И вместо мечей были у них кривые сабли, а бороденки редкими, на их смуглых лицах чернели слегка раскосые глаза. И вождь пришельцев точно так же позвал старосту и вопрошал на своем непонятном наречии: как зовется эта река?

— Йока! – возгласил староста селения.

И вождь кочевников удивился услышанному: в его языке «йок» означало «нет». И он еще раз переспросил аборигена и получил тот же ответ. Но не называть же реку «Нет»! И пришельцы нарекли ее «Акой», ибо «ак» в их языке означало белый цвет, а воды реки были чисты и прозрачны. Новые поселенцы так же собирали дань с местных обитателей – она была платой за защиту старожилов от набегов непрошеных гостей, которые случались все чаще. Люди пришлого племени поклонялось Хозяину Неба, они ели конское мясо и пили кислое кобылье молоко. Однажды эти пришельцы, как и их предшественники, тоже снялись с насиженных мест, и ушли в сторону степей. А Река опять стала называться Йока.

Снова пролетели века – и новое племя явилось из закатной стороны. Волосы их были светлы, как у народа Реки, а бороды густы, как у древних пришельцев-степняков, только были эти люди не кочевниками, а пахарями. И предводитель их, которого называли «князем», задал все тот же вопрос: какое имя носит здешняя река?

— Око! – переделал древнее имя на свой лад предводитель пришлого племени. – Ибо воды ее чисты и прозрачны как очи наших дев. – И Река в третий раз сменила имя. Новые жители сеяли рожь и пшеницу, пекли вкусные и ароматные караваи, учили первопоселенцев хлебопашеству и собирали с них дань. Они поклонялись богам своей далекой родины, лежащей где-то на западе, за густыми лесами и полноводными реками. Эти боги повелевали громами, ветрами и другими стихиями, а над духами Реки чужаки посмеивались, считая их слабыми, однако же, не забывали класть требы и им.

Казалось, и этот новый народ поживет и однажды уйдет восвояси. Но за первыми переселенцами приходили все новые и новые. И Племя, исстари селившееся на берегах Йоки, постепенно утратило свой язык, первопоселенцы породнились с пришельцами и, наконец, праправнуки тех, кто встречал на берегах Йоки первых пахарей, забыли имя своего народа.

Но осталось до наших дней имя Реки. Потомки аборигенов и пришельцев зовут ее Окой.

Анатолий Беднов

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2017 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress