Памирская колесница

Новый Скифский Человек

Темой нового человека бредили визионеры эпохи Возрождения, ей же терзались вожди социалистических революций. Сегодня мировые футурологи говорят в лучшем случае о киборгах, о счастливой эпохе, когда человек сдаст власть над планетой машинам, компьютерным мутантам, отпишет свое человеческое наследие «кремниевой цивилизации».

Но у Новых Скифов свои планы. Мы провели специальную экспедицию и воззвали к сверхчеловеку грядущего.

К золотому скифу, к новому человеку завтрашнего дня. Каким он будет — зависит от всех нас. Покоряющим экзопланеты, несущим ценности евразийско-российского суперэтноса окрестным галактикам? Способным менять законы времени и пространства волей и силой своего духа? Таким? Или каким-то другим?

Мы обращаемся к будущим людям и спросим у них, кто этот Золотой человек — 100 лет спустя? Каким будет его удивительный мир? Какая антропологическая природа у Нового Скифа? Откроются ли у него иные способности. Иные относительно предыдущего Человечества.

Сакральная география

Чтобы ответить на эти и иные вопросы нам, дорогой читатель, пришлось обратиться к науке сакральной географии. Её ценность состоит в том, что мы, включаясь в её образ, останавливаем поток нашего мира, зачастую тщетного, неумолимо бегущего во вселенский тупик.

Мы обнуляем опыт человечества и прикасаемся к его детству, к пространству сказки.

В ткани сказки зашифрованы особенности сакральной географии: желание заполучить диковинку (например, оленя-золотые рога или курочку-рябу), трудное путешествие (как правило в иной мир, в параллельное измерение) и обретение там чаемых дивных зверей и вещей. А в нашем с вами случае — обретение Нового Человека и Нового Человечества.

Поверьте, ни суперкомпьютер и ни «эко»-зачатие нам ничего интересного и свежего не создадут.

Это можем сделать только мы сами, постучавшись в тайные двери сказки, меняя координаты обыденного на ускользающие пасторали сакральной геграфии. Ведь они — суть ни что иное, как потенция человеческих грёз и потому новых, ещё непроявленных антропологических возможностей. Там — живёт наша надежда. На сохранение человеческого достоинства, на возвращение утраченных духовных возможностей, на проявление новых рас и народов.

О том, на сколько они удивительны, мы поведаем вам сегодня.

А также о Короле-Олене и о птице, несущей золотые и лазуритовые яйца.

И как мы за этими чудесами отправились на Памир.
И нашли, что искали.
И нашли Нового Человека.

Выманить Оленя

Осень — эпоха прощания с солнцем. Но это солнце экзальтировано, восхитительно, празднично. Янтарное, нежное, летучее. Оно словно оленьи рога во время гона.

Вспоминаем песенку Энтина из советского детства:

Осенью в дождливый серый день
Проскакал по городу олень.
Он летел над гулкой мостовой
Рыжим лесом пущенной стрелой.


Когда ударят первые заморозки, и ледышки переливаются в руках как бриллианты…

Тогда в дело вступают олени. Они награждают наш сирый мир трубным ангельским хором!
Стартует священный гон!

Эпоха благородной любви. По холодку старинные леса трещат. Словно от пламени нездешнего костра — от циркуляции солнечной любви!

Гон начинается в сентябре и идёт по ноябрь. В этот период самцы организуют гаремы падишахов — собирая в них от двух до двадцати самок. Счастлиый период звери приветствуют особыми золотыми голосами.

Этот олений рёв дарует весёлая осень. От лондонского Ричмонд-парка до тайных китайских дубов оленя Давида — разносится возвышенное пение! Этот чудный звончайший рык! И только райский пар уносится в шафрановый лес. И качаются волшебные рога, будто королевские канделябры.

Голос ревущего рогача включает в себя самые различные звуки, от хриплых до низких и протяжных, напоминающих мычание. Самое точное его определение — это «трубный голос», именно звук трубы ближе всего по звучанию крику благородного оленя.

Вид ревущего изюбря популярный художественный сюжет на китайских шёлковых гобеленах: закинутая на спину голова с роскошными рогами, копыта, разрывающие землю!

Опытные охотники выманивают оленей из леса, копируя рожки, валторны и саксофоны рогатых духовых оркестров. Виртозно исполняют мягкие постанывания самок и трубные песни оленьих князей.

Ловчие издают отрывистые и хриплые звуки, напоминающие тяжелые вздохи — «йох-йох-йох». После них следует протяжное и мощное мычание – «о-а-у-у-у». Они изображают и молодых самцов, превращая мычание в пронзительный вой.

Олень — старинный тотем златоносных кочевников-скифов и множества племён, считающих себя происходящими от скифов. «Скифы» — греческая огласовка прозвища «саки» — т.е. — «олени».

Казалось бы какие сейчас могут быть скифы, откуда им взяться?

Но мы — писатели и художники Движения «Новые Скифы» выманили сакских оленей из потусторонних лесов и степей. Мы гудели в карнаи — в иранские бронзовые трубы, и мягко поднывали женскими ангелическими голосами «о-а-у-у-у».

И скифы-предки пришли в Россию спустя тысячи лет. Сначала в оленьем виде, потом в образе человеческом. И расселились скифские души в детях народов Евразии. И стало старое новым, а новое древним.

И замкнулся круг цивилизаций и сбылись пророчества.
Началась Иная Эпоха.

И вернулись с небес долгожданные боги в золотых птичьих и мараловых масках.
И заблестели в оленьих личинах человеческие глаза!
Главное теперь не упустить световые искры чарующего дуновения С-Той-Стороны.

Прошлый гон

Как 100 лет назад. Тогда планета бурлила от скифской энергии. Над голубым шаром ревел трубный зов изюбриных и лосиных тотемов, вызывая землятресения и революции.

Казалось, скифское возвращение — грядёт, грядёт!

В России «политические скифы» левые эсеры на паях с большевиками взяли власть в октябре 1917 и верстали «чёрный передел» декрета о раздаче земли.

В Америке, в самом капиталистическом оплоте в шаге от победы на выборах 1911 года был Теодор Рузвельт, создавший новую Прогрессивную партию «Сохатого». На гербе партии воссел Лось, в основе идей партии были практически эсеровские лозунги социальной справедливости и «передела» трестов и монополий.

Тогда не случилось. В 1918 — разгромлены левые эсеры, в 1919 скончался «сохатый» Рузвельт.
Но впечатление «скифский гон» 10-х гг 20 века произвёл на мир грандиозное.

В первую очередь на культуру. Теодор Рузвельт запомнился для Америки каким-то образцовым президентом и человеком. Литературное движение «Скифы» вобрало в себя лучшие перья Серебряного века. И под лозунгом «Да, скифы — мы!» вершилась русская революция.

Скифское яйцо для путешествий

Писатель Алексей Толстой не был участником «Скифов», но скифские озарения пронизывают его раннее творчество. Это в конце жизни он боролся с вредителями 37 года и штамповал литературные иконы из жизни Петра Великого. На поздних фотографиях он пухленький а-ля Фёкла Толстая.

Но молодое творчество Толстого — это буря и натиск.

Он писал уникальные завиральные истории о том, как капиталисты взорвали Луну и человечество реально сошло с ума («Заговор пяти»), о том как с помощью лазера-гиперболоида и ленинской бородки можно стать диктатором США («Гиперболоид инженера Гарина»). И наконец, как с помощью скифской идеи и пассионарности отправиться на Марс и осуществить там мировую революцию («Аэлита»).

В книжке главные герои «скифствовали». Красноармеец Гусев («Скиф» — так его и величал Толстой в первой версии романа) — в прошлом махновец и организатор революционного похода за освобождение Индии. И создатель ракеты-яйца инженер Лось! Ну куда ж нам без Лося — тотемного покровителя евразийских номадов!

Яйцо и Лось. Или Олень и Яйцо. Два важнейших субъекта скифского тотемического мифа. Как мы дальше увидим эти два предмета магическим образом связаны друг с другом.

А вот кто был первым: Олень или Яйцо?
Делаем ставки, дорогой читатель.

Скифские стюардессы

Антропософский космизм раннего А. Толстого открывает нам скифскую первозадачу. Скифство есть воплощение великой космической Жизни. Квинтэссенция Скифства — движение — возвращение человечества в космос. К утерянному Раю, к древнему Дому.

«Во вселенной носится живоносная пыль, семена жизни, застывшие в анабиозе. Одни и те же семена оседают на Марс и на Землю, на все мириады остывающих звёзд. Повсюду возникает жизнь, и над жизнью всюду царствует человекоподобный: нельзя создать животное, более совершенное, чем человек — образ и подобие Хозяина Вселенной». («Аэлита» А. Толстой)

Великого воина или смелого конквистадора, отчаянного казака и землепроходца зовёт в даль, в скифский гон — в космический Дом — божественная субстация, именуемая Любовью.

Та, что позвала благородного Актеона к холодной Диане. Та, что музыкой сфер вызвала инженера Лося к марсианской королеве — голубокожей Аэлите.

«В ушах пело: к тебе, к тебе, через огонь и борьбу, мимо звёзд, мимо смерти, к тебе, любовь!»
Первых скифов, повелителей колесниц манили вдаль небесные проводницы, бризоносные дочери бога Папая, светозарные Валькирии.

Души Фраварти с кудрями из звездного света…

К ним на колесницах летели по лазуритовым дорогам небесного свода капитаны сакских кораблей!

В синем океане
Летит в тумане
Граф «Цепеллин»
Не пугаясь бури
В ночной лазури
Он один…
Летит вперёд быстрее птицы!
Перегоняя облака!

(Янис Аренский)

Смелому дирижаблю салютуют стюардессы утренних авианосцев, вплывающие в мир сей из персиковых облаков. Пернатые странницы позвали нас к звёздам, в пространства шампанских грёз. Туда, где бушует упоительная сверхнаполненная Жизнь!

Перевод со скифского на скифский

Потомки скифов и древних арийских кочевников живут на Памире. Они давно уже не кочуют. И многие не верят, что их предки пришли с территории России, со священного Севера. Но памирцы строят дома, сходные с найденными в Аркаиме на Южном Урале, хижины с окнами в потолке, оттуда приходит насыщенный озарениями удивительный свет…

Слово «саки» сохранилось на Памире в ваханском языке и обозначает — «мы»! Вот какие бездны прозрел скиф-поэт Александр Блок:

«Да, скифы — мы!», — это перевод с ваханского на русский.

Невероятные открытия происходят на Крыше Мира.

В Лянгаре (посёлке на берегу Пянджа) есть отличный парк петроглифов, к нему надо взбираться по горе покатой как небоскреб. Минуя деревню, обрывы, потом высокогорного кладбище. Вспоминая считалку Егора Летова:

Ниже кладбища выше солнышка
ниже кладбища выше солнышка…
Прыг — под Землю!! Скок — на облако!!

Вид стоил того. Открывался Афганистан и чудесный ваханский коридор — небесная дорога в сказочную Индию, вымощенная драгоценной ляпис-лазурью, колора «формы морских офицеров».

А в парке петроглифов наши любимые кони, да бараны, солнцеголовые лучники, родные пращуры.

Замазанные советскими и пост-советскими идиотами, кривыми надписями и именами. Сейчас к отечественным придуркам добавились ещё и китайские, малюющие сакральные знаки заводскими штампами-иероглифами.

Но не изгажена никем наша колесница. Она — тавро, дорожный знак памирского похода!
Чистая и чёткая. Та, что на майке каждого активиста движения «Новые Скифы» работы Вячеслава Ларионова.

Семь человек в майках с колесницами рассаживаются вокруг писанницы с колесничим на колеснице.


Вот и начинается синергия, священнодействие времён и пространств, тысячи незримых измерений выбивают искры для будущего, для новых жизней и нового Человечества!

Нет ни вчера, ни завтра!
Мир един, счастлив, полон сил и света, в нем смеются и пылают триллионы солнц и светильников Бога.
И мы радуемся и поём на древних русских и ваханских языках.

Да, скифы — мы!
Да, скифы — мы!
Да, скифы — мы!

Павел Зарифуллин

Белая индия

(Продолжение следует…)

 

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2017 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress