Мы из Кронштадта!

Нас водила молодость 

В сабельный поход, 

Нас бросала молодость 

На кронштадский лед.

Э. Багрицкий

В то время, когда один из героев нашей предыдущей заметки Борис Викторович Савинков снаряжал отряды на территорию БССР, да и сам периодически участвовал в партизанских вылазках в Страну Советов, о которых он потом поведал нам в своей повести с апокалиптическим названием «Конь Вороной», которая как бы подвела итог его жизненного пути, который он посвятил борьбе, борьбе за приближение возвращения Царства Пресвитера Иоанна, через которого как известно Спаситель завещал нам не строить Царство Божие на земле, а не дать взойти на Царство князю мира сего — Люциферу. Именно в этот момент в самой «колыбели революции» — Кронштадте, вспыхнула восстание против тех, кто называл себя советской властью. Восстал тот, кто был одним из каноническим образом революционера — матросы. Как такое могло получиться? Чтобы понять это нам следует обратиться к самой истории советов и понять что большевики-коммунисты не имели никакого отношения к Советам, которые по факту были не чем иным как попыткой воплотить в жизнь идеалы Русской Правды, и построить на их основании Справедливое общество без «бар», найти наконец потаенную дорогу в заветную Белую Индию…
Примечательно что один из защитников и правителей последнего оплота Белого Дела, генерал М. К. Дитерихс писал о самих советах: « Нет надобности порочить Советы, если только сам народ не откажется от них. Но состав Советов должен перестроиться в пропорционально сословный, а сами Советы должны сгруппироваться вокруг служителей Церкви или людей светских, сильных в вере». Как видим и деятели Белого движения видели в Советах восстановление той древней еще скифской демократии, переданной ими славянам, да впрочем и всем евразийским народам, в генах которых не было гена рабства подсознательно толкающего тебя на поиск господина.
Так вот, как известно сами Советы были порождением революции 1905-1907 гг., как результат самоорганизации рабочих. Никакие партийные организации ни имели отношения к их созданию, и это видно из трудов многих революционеров принимавших участие в событиях тех лет, даже у такого видного большевика как Л. Д. Троцкий в его незабвенном труде «Моя жизнь». Но, из этих же трудов мы видим что партийные активисты сразу же попытались захватить власть в этих стихийных органах самоуправления рабочих, и местами развернули целую партийную войну.
Помня опыт, неудавшейся Первой русской революции, во время революции второй народ на таком же бессознательном уровне начал создавать Советы практически для всех слоев населения огромной империи в мгновение ока превратившейся в республику, но не ставшей от этого менее огромной. Вновь созданные Советы сразу же вступили в острую конфронтацию с официальными властями Российской Республики. Сами Советы как мы знаем были по партийной принадлежности разнообразными, а в анархической республике Н. Махно они вообще были верховными органами власти и во многом действительно представляли собой орган власти который выражал истинные желания народа.
Но большевики, воспользовавшись мечтой народа о широком самоуправлении, постепенно выдавили из Советов всех своих политических противников, поставив многих вне закона. Прикрываясь народническим названием , большевики подменили понятия и под видом «Советов» ввели в стране тотальные методы оккупации и всесильной власти бюрократии.
Как только большевики начали побеждать и их власть начала укрепляться по всей необъятной стране, они начинают избавляться от тех, без союза с которыми они бы никогда не пришли к власти. В 1918-м они сначала избавились от анархистов, не трогая только лишь те территории где действовал Н. Махно. Батько изначально подрывал установившуюся на немецких штыках власть «украинских самостийников», потом успешно сорвал наступление белых на Москву и был реальным правителем Юга России. Но как только угрозы с Юга миновали и последние белые отряды были выбиты с Юга России, большевики активно взялись за республику Махно, который до последнего надеялся на невмешательство со стороны красной Москвы на его эксперименты в степях Новороссии. Сам же Нестор Иванович, считал себя анархистом-коммунистом и считал себя последователем М. Бакунина и П. Кропоткина, но при этом подсознательно воссоздавал тут модель построения общества свойственную степным народам древности, и его тачанки словно древние колесницы Иданфирса наводили ужас на врагов, но эти надежды дорого обошлись как самому батьке так и его последователям. Повстанческое движение Новороссии было утоплено в крови, многие «авторитетные полевые командиры» вольной республики сложили свои головы, а сам батька оказался в эмиграции, где и умер от туберкулеза, работая сапожником.
В том же, 1918-м году, только несколько позже большевики выдавливают из всех органов власти и своих ближайших союзников — левых эсэров. ПЛСР была партией выражавшей мнение и желания большинства тогдашнего населения огромной России — крестьянства. Это было поистине крестьянская, народная партия и в то же время она несла в себе довольно много от своих прямых предков, тех чьей наследницей она являлась — от народовольцев. Многие эсэры вынуждены были уехать в эмиграцию, часть эсэров отказалась от своей партийной принадлежности и объявила о своем переходе в РКП (б), те же эсэры кто не отказался от своих партийных убеждений и не покинул Родины прошли через сталинские лагеря и многие там и остались на веки.
Таким образом, к началу 1921 года оккупировавшие страну большевики не имели более серьезных противников внутри России, лишь ее западную окраину периодически кусал Борис Савинков, в степях Новороссии еще словно древние скифы носились малочисленные черно знаменные отряды батьки Махно, да в лесах Тамбовщины резали партактив РКП (б) зеленые повстанцы под руководством эсэра Антонова. В таких условиях в конце февраля 1921 года в Петрограде вспыхивает стихийная стачка, и большевики вводят военное положение, председатель Петросовета Г. Зиновьев призывает всех прекратить стачку и идти работать, но в ответ на ужесточение режима появляются политические лозунги с требованием «Советов без большевиков» и свободных выборов в профкомы.
1 марта на Якорной площади что в Кронштадте проходит открытое собрание моряков, красноармейцев и рабочих, которые принимает резолюцию о поддержки требований питерских рабочих. Все чаще раздаются лозунг: «За Советы без большевиков» и призывы к началу Третьей Революции. Председатель ВЦИК Калинин и комиссар флота Кузьмин заявляют о конрреволюционности происходящего в Петрограде и Кронштадте. И 3 марта большевистскими властями Петросовета арестовывается прибывшая в город делегация из Кронштадта, Ленин и Троцкий через подвластные им СМИ обвиняют «красу и гордость русской революции» в контрреволюции и начинают концентрировать в Петрограде преданные режиму части. В ответ в Кронштадте формируется своя власть, которая должна стать предтечей народной власти — Временный ревком (ВРК) из 15 человек. Председателем избран матрос Петриченко. События развиваются по до боли знакомому для большевиков сценарию. Но они не для того выстояли в кровавой бойне гражданской войны, чтобы сейчас проиграть, и начинают обстрел Кроншдадта, идя в тоже время на уступки бастующим в Петрограде рабочим.Повстанцы же ответным огнем уничтожают артиллерийские батареи Сестроецка и Лисьего Носа.
8 марта, в международный женский день, в Москве открывается Х съезд РКП (б) и более 300 его депутатов, вместо произнесения докладов отправляется в Петроград давить «гидру контреволюции». Почему отправляются делегаты съезда? Потому что войскам доверять нельзя, в любой момент они могут перейти на сторону восставших. В истории сохранился доклад политкомиссара Угланова : « Мы вынуждены были отойти и отказаться от дальнейших атак, потому что части находись в состоянии полнейшей деморализации. Армия не в состоянии повторить нападение на форты… Боевая мораль курсантов плоха. Преобладает следующая позиция: они требуют информации о целях кронштадтцев и хотят послать делегатов к восставшим, чтобы вступить с ними в переговоры».
Командиры большевиков бросают против восставшего Кронштадта авиацию которая бомбит мятежную крепость с воздуха. После чего, 10-го марта, прибывший в Петроград Тухачевский бросает в бой свежие части, но их атака остановлена огнем мятежников, а часть красноармейцев переходит на сторону восставших. В течении четырех дней, с 11 по 15 марта, РККА беспрерывно штурмует мятежный Кронштадт. После каждой атаки части меняются, ибо части столкнувшиеся с восставшими, начинают колебаться…
Но, даже камень источается если на него постоянно капает вода и сопротивление восставших матросов начинает постепенно ослабевать. А 16 марта начинается решающий штурм. После массированной артподготовки атакующие части большевиков по льду врываются в цитадель третьей революции, бои продолжаются до поздней ночи 18 марта. Часть восставших смогла вырваться и все-таки уйти по льду в Финляндию…
Об ожесточенности и степени накала боев ярко говорят воспоминания одного из главных палачей в военном мундире, будущего маршала Тухачевского который отличился не только уничтожением восставшего Кронштадта но и жесточайшим подавлением народного выступления на Антоновщине, напомним что там он применил против своего же народа боевые отравляющие газы, и это еще раз показывает что большевики народы бывшей Российской империи своими не считали и вели себя как оккупанты. Но вернемся к воспоминаниям Тухачевского, вот что он говорил по поводу боев в Кронштадте: «Я был 5 лет на войне, но я не могу припомнить, чтобы когда-либо наблюдал такую кровавую резню. Это не было больше сражением. Это был ад. Матросы бились как дикие звери. Откуда у них бралась сила для такой боевой ярости, сказать не могу. Каждый дом, который они занимали, приходилось брать штурмом. Целая рота боролась полный час, чтобы взять один единственный дом, но когда его, наконец брали, то оказывалось, что в доме было всего 2-3 солдата с одним пулеметом. Они казались полумертвыми, но пыхтя, вытаскивали пистолеты, начинали отстреливаться со словами: «Мало уложили вас, жуликов».
Справедливости ради стоит заметить большинство из тех кто руководил штурмом Кронштадта, этого форпоста на пути в Белую Индию, от своей пули не ушли хоть и спустя почти двадцать лет после описываемых событий, что еще раз доказывает что пресвитер Иоанн не прощает тех кто покушается на его Царство.
Но тем не менее, Кронштадт пал, и возможная Третья революция утонула в крови. Савинков в результате спецоперации был схвачен ОГПУ и упал в лестничный пролет на Лубянке, а его отряды на территории Польши были интернированы. Махно с остатками своих людей был выдавлен в Румынию и покинутый всеми впоследствии скончался в Париже от туберкулеза, Антонов погиб в перестрелке, а сама земля Тамбовщины была вытравлена вместе с населением боевыми отравляющими газами….
На что надеялись, «гордость и краса революции», матросы поднимая восстание? Они надеялись на массовую поддержку всех тружеников, рабочих и крестьян, угнетенных новой властью, на новую революцию которая бы вычистила всех бюрократов и прочих комиссаров оккупировавших страну и приблизила бы грядущее Царство Пресвитера Иоанна. И кроме того, начиналась весна. И если бы вскрылся лед, то сама цитадель Третьей революции стала бы недосягаема для большевиков, а корабли Третьей революции могли бы маневрировать по всей акватории Балтийского моря и естественно обстреливать Петроград. Но этого к сожалению не произошло, и в стране ложных Советов, укрепилась власть большевиков….

Александр Матюшин и Андрей Козелков
Новые скифы — Новороссия

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2018 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress