Артём Дзюба: Скиф русского футбола

На Крестовском

Однажды я оказался в Питере около полуночи в баре на Крестовском острове. Возле знаменитого стадиона. И там были одни флаги «Зенита» вместо занавесок. И фанаты «Зенита» шумно праздновали.
И потом подкатили с вопросами про город и за кого собственно я. За них, за «Зенит»? Или чего?
Я ответил, что у меня две любимых команды. И одна из них «Зенит». Это фанаты стерпели ещё. А вторая какая?
Ну конечно московский «Спартак», — подзадорил их я.
Это как? Братва пыталась осознать масштабы слома штампа.
Ну так. Детство моё прошло в Казани. А в Казани при СССР все болели за «Спартак». «Рубин» барахтался во второй лиге, и народ упоительно вспоминал, как клуб единожды пролез в первую и туда же в 1978 году свалился «Спартак». И Черенков, Гаврилов и Ярцев приезжали в Казань и играли с этим самым «Рубином». И все болели за «Спартак». Кроме Вити Лебедева. Он поддерживал «Динамо» Киев. Из злодейства.
И в Питере я особенно всегда за «Спартак». Очень сильно.
Но в Москве я за «Зенит». Почему? Потому что с юности влюблён в Петербург. В этом городе в «Лимбус-прессе» вышли все мои книги. И на Суворовском мы восстановили Скифское Движение. Здесь родился, жил и умер Лев Николаевич Гумилёв. И здесь живут мои друзья-товарищи: Антоша, Виталик, Герман, Вадим, Паша, Александр Куприяныч и Колбас. Я радуюсь этому городу, где много чего со мной случалось удивительного. И город отвечает мне тихой симпатией.
Поэтому в Москве я за Питер и за «бомжей». Но сейчас я в Питере. Поэтому за «Спартак». «Торсида» крестовских хулиганов объяснениям моим осталась очень недовольна. Они стремились к целостности, а я раскалывал им сознание. Конфликт закипал и должен был разгореться.
Тогда я предложил фанатам посмотреть на вопрос с точки зрения квантовой физики. И это только в Питере можно делать. Никогда не пробуйте повторять за мной! Потому что ни один фанат в мире не будет ничего слушать из квантовой физики. По башке дадут и всё. Но в Питере могут. Это город такой. Могут послушать в полночь на Крестовском острове.
Итак. Ква́нтовая суперпози́ция — суперпозиция состояний, которые не могут быть реализованы одновременно с классической точки зрения, это суперпозиция альтернативных (взаимоисключающих) состояний.

Популярный пример парадоксального поведения квантовомеханических объектов с точки зрения макроскопического наблюдателя — кот Шрёдингера, который может представлять собой квантовую суперпозицию живого и мёртвого кота.
Того кота, что одновременно на том свете и на этом.

«В огороде бузина, а в Киеве дядька»!

Вот эти квантовые взаимоисключения петербургский философ Секацкий попробовал примерить на причудливые формы и события нашего мира.
Например, на поговорку в «огороде бузина, а в Киеве дядька». Как Божий день ясно, что сама по себе бузина или сам собой киевский дядька совершенно никому не интересны. Хоть из киевского «Динамо», хоть он даже Янукович.
Но вот когда «в огороде бузина, а в Киеве дядька» соприкасаются — происходит нечто странное. Пробегает искра, невесть откуда берётся тайная энергия.
Фраза начинает работать, как магическое заклинание. Наверное так бормочет Баба-Яга над тушей Ивана-Царевича или сверчок, поглядывающий из-за печной трубы. Неизведанная сила, пугающая архаика, птичий язык.
Над серым городом летит радужный скворец и смётся сверху, словно человек или попугай: «В огороде бузина, а в Киеве дядька»!
«В огороде бузина, а в Киеве дядька»!
Словно предвещает всем гибель и страдания. Или наоборот: радость и счастье, попробуй эту крылатую тварь разбери.
Вот что такое Суперпозиция. И фраза: «Я болею за московский «Спартак» и питерский «Зенит» — это тоже Суперпозиция.
«Зенитчики» хмуро слушали. Но рассказ, перешедший с футбольного на научные и философские рельсы их как-то успокоил. Повторяю — дело было в Питере.
Здесь фанаты особые. Как в песне Высоцкого:

Грузчики в порту, которым равных нет
Отдыхают с баснями Крылова!

В конце концов сам Питер — это очень большая Суперпозиция.
И один самый взрослый «ультрас», одной ногой уже «Кузьмич» эту Суперпозицию зафиксировал: «В Москве за «Зенит», а в Питере за «Спартак»? Значит ты, как Дзюба!»
Это замечание вызвало бешеную радость среди моих ночных знакомый. Которую надо было срочно отметить пивом и шнапсом. «Дзюба-Дзюба! Дзюба ты наш!»
С ними пришлось обниматься, выпивать и долго прощаться. Но Суперпозиция сделала своё магическое дело. Она объяснила необъяснимое и закатала узлом параллельные миры.
И ещё я узнал, что я не один. У меня есть суперпозиционный брат.
Футболист Дзюба.
Тот что и за «Спартак» и за «Зенит» одновременно.
В огороде бузина, а в Киеве дядька.

Дзюба

Футболист Артём Дзюба человек особый в нашем российском «топовом» футболе, напичканном до верху деньгами, будто Форт-Нокс. Футболе, что на наших глазах превратился чуть ли не в национальную идею. Вместо социализма и капитализма.
На футбол приходят болеть олигархи и министры. И пожалуй только на матчах народ наш, богоносец, с верховной властью и суперэлитой соприкасается.
«Оба-на, а вон Миллер сидит! Ух ты, смотри-смотри — Лавров!»
Как на демонстрациях в советские времена, где толпы рабочих и служащих лицезрели красных престарелых генсеков. И в духе бразильского карнавала с властью соприкасались и соединялись. И было всем счастье.
А сейчас такое «счастье» даёт народу футбол.
Так вот в этом нашем посконном «марлезонском балете» спортивных надежд и строящихся храмов-стадионов, футболист Дзюба всё время выпадает из писаных и неписаных правил и понятий и ходит по краю.
Воспитанник московского «Спартака», плоть от плоти спартаковской фанатской субкультуры, Дзюба своей неуживчивостью и реальными футбольными талантами, стал однажды для «Спартака» чрезмерен. И его из родной команды постоянно отправляли в аренду. То есть в ссылку — то в сибирскую «Томь», как декабриста.
То на Дон — к казакам. В ссылках, на окраинах Дзюба расцветал, забивал десятки голов, становился лучшим бомбардиром. Возвращался в Москву — и по новой: конфликтовал с тренерами, обрастал скандалами и слухами, бился за человеческое к себе отношение. За нашу и вашу свободу.

Пока не совершил Артём Дзюба самый страшный для «спартача» поступок, страшнее и придумать нельзя. Окончательно расплевавшись с красно-белым начальством, Дзюба взял и сменил масть, ушёл к бело-синим, к абсолютным врагам, хуже которых нет и не может быть никого. К болотным бомжам, в окаянный питерский «Зенит».
«Торсида» «Спартака» лопнула от ненависти, с тех пор он самый отвратительный для них человек. Практически на вечные времена.
И как только Дзюба начал забивать «Спартаку» голы в зенитовской форме…
«ААААА!» — понеслось. «Подлец! Предатель! Негодяй!»

Короли бензоколонок

То что «Спартак» из народной команды давно стал собственностью и потехой топ-менеджеров «Лукойла» — это как бы само собой разумеется. Нормально в принципе. Ну время такое.
А ведь битва «Газпрома-Зенита» со «Спартаком-Лукойлом» это не более чем ярмарка тщеславия хозяев двух бензоколонок. Магнаты берут углеводородное богатство нашей Родины и кладут себе в карман. А потом кидают плебсу зрелища. «Спартак» — «Зенит». Жрите, холопы. Вам на радость.
Но это не аморально совсем. Аморален Артём Дзюба со своими заскоками. С требованиями уважать в нём личность. Сидел бы, молчал бы. У нас в России так принято, если уж ты футболист премьер-лиги с российским паспортом, карма у тебя такая, повезло — не ершись, клади миллионы в карман. Соблюдай правила новейшей российской истории.

Но ведь нет. Приходит новый тренер в «Зенит», гламурный итальянец Манчини. Не сходятся они характерами с нашим героем, и речёт ему менеджмент питерский: «Ты Дзюба, не барагозь. Иди, посиди на лавке, поиграй в дубле, баблосами не обидим. Главное без скандала».
Вот например, был в «Динамо» форвард Погребняк. Он несколько лет в запасе на скамейке просидел, а миллионы по контракту ему шли. Положенное его, кровное. Погребняк и не парился. Ездил на курорты и матчи европейских лиг. А когда контракт с ним разорвали, он на всех в суд подал. Отдай моё и не журись! И все его поддерживают! Порядок такой.
А Дзюба не уймётся. Не больной говорит я, в сборной России играть хочу, забивать хочу, народ радовать. Как мужик желаю — доказать!
Ну и сослали дурака опять в аренду. В тульский «Арсенал» с понижением зарплаты в два раза. И вновь он учудил. Говорит, хочу против «Зенита» играть (а по договору аренды матч против своего клуба стоит как квартира на Крестовском острове). Я, кричит Дзюба, свои отдам, в ноль уйду, но против «Зенита» сыграю. Это вопрос моего мужского и человеческого достоинства.
А почему, его спрашивают, ты, мил-человек, такой-растакой. Наглый-пренаглый?
А он и отвечает сакраментальное: «Сейчас время лизоблюдов, жополизов. Чтобы потише, поспокойнее, чтобы быть удобным. Я так не могу, наверное».

Дух игры

История Артёма Дзюбы как есть перед нами. Хочется её понять и объяснить.
Не псих он вроде. И не проходимец какой-то. 100 голов в премьер-лиге наколотил. Попал в почётный клуб Григория Федотова.
Почему он всё время ходит по краю? Выпадает из всех определений? Ломает системы об себя, как об колено?
Таких неуступчивых, странных людей даже не с собственной Позицией, а с Суперпозицией — мы называем Скифами.
Они одержимы идеей воли, их ведёт по жизни особый дух. В случае Дзюбы — дух игры, воспетый Хейзинга и Достоевским.
В нашей стране и в отечественном футболе, а может и на всей планете всё давным-давно куплено-перекуплено и заложено и оценено IPO. И заоблачные цены на нефть или криптовалюты или на футболистов никакой реальности не соответствуют. И все это знают. И all right.

И в этом мире появляется Дзюба. Скиф русского футбола. Он говорит, я плевать на ваши цены хотел и правила. Для меня главное игра и моё человеческое достоинство. Лучше я всю жизнь проведу в аренде, но буду играть, побеждать, радовать людей.
Что для «духа игры» все эти фанатские, сектантские страшилки «мяса» и «бомжей»?
Не более чем тщета. Детское, азартное, живое поведение априори выше всех дурацких параграфов РФС и газпромовских контрактов.
Дух игры сам по себе отмеряет ритмы и события Вселенной. Как тонко отметил Йохан Хёйзинга: «Течение и смысл игры заключены в ней самой». Вокруг духа игры миры начинают вращаться с убыстряющейся скоростью, как вокруг аттрактора бабочки Лоренца. Дух формирует окрест себя хаос, тасует карты и кости судьбы, перелопачивает казалось бы незыблемые правила и законы.
Разумеется Дзюба не сломает олигархическое-чиновничью, зачастую людоедскую систему российского футбола. Он ведь практически один такой. Ну а наш футбол — это лишь отражение социальной и экономической несправедливости в большой нефутбольной стране.
Но Фигура Скифа тем и интересна, что Скиф приходит и ставит существующий неправедный порядок под сомнение.
Он врывается за карточный, бильярдный или футбольный зеленый стол и бросает себя в огонь игры. Как в стихотворении Николая Гумилёва:

Мгновенье… и в зале веселой и шумной
Все стихли и встали испуганно с мест,
Когда я вошел, воспаленный, безумный,
И молча на карту поставил мой крест.

И я пожелаю Артёму Дзюбе, своему брату по Суперпозиции, удачи.
Дух игры поцеловал его 22 номер.
Играем против своих за честь и достоинство!
А там хоть в огороде бузина, хоть в Киеве дядька!

Павел Зарифуллин

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2018 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress