Мутация доктрин и квинтэссенция Скифства

О дивный новый мир…

С самого начала я скажу то, что вам пытались донести и многие другие мыслители: в современном мире уже почти не существует идеологического противостояния, и вся борьба происходит в противостоянии умеренно левых и умеренно правых партий, которые не отличаются друг от друга, а радикалы были временно выброшены на свалку истории. Мы уже привыкли к тому, что государства и страны не отличаются друг от друга, и мы уже живем в едином глобальном мире, и теперь, если в стране все плохо, то вопрос «куда валить?» (конечно КНДР как-то создала хоть и такую себе, но альтернативу, и даже сакрализировала её, но царство чучхе тоже начинает загнивать и поддаваться глобальному рынку, но пока только сверху). Сейчас абсолютная независимость какой-то державы — это мечта, а вырваться из схемы «бедность-богатство за счёт другой стороны» — так вообще рай на земле, но, увы, мы живём в суровой реальности, где с помощью открытой политики нам такого не добиться. Реформ мы можем добиться исключительно косметических (по масштабам) по типу: повышение пенсии, снижение налогов, и это если повезёт, а вот в прошлом веке по народному референдуму могли запросто прийти фашисты (я бы назвал поход на Рим референдумом), которые бы попытались навязать доселе никому не известную идеологию и новый образ мышления и жизни или даже на выборах могли победить национал-социалисты, которые бы хоть и с другим уклоном, но тоже бы начали духовную перестройку нации, была конкуренция идеологий и нация могла выбрать перемены покруче, чем понижение налогов. И так мы доказали, что 21 век установил абсолютную монополию позднего либерализма как на политику (почти одинаковая природа гос-ва и отсутствие отличий между партиями), так и на умы людей, окончательно маргинализоровав радикалов и сделав их посмешищем в СМИ. Вот так и наступил тоталитарный 21й век, только тоталитарнее некуда, ведь люди думают, что у них есть права и свободы.

Грехи отцов

Здесь я расскажу в подробностях историю и основу анти-монополистских доктрин, тут это будет фашизм и коммунизм, а в конце немного расскажу про изменения анархизма (на самом деле тема небольшая, так как отдельная анархистская мысль трудно отделима от той же левой). Ну что же… начнём с ряда идеологий самых скандальных.

С самого начала я заявляю, что идеологии классифицированы подобным образом («третий путь», «левый фланг») исключительно из-за сложившегося общественного мнения. Следовало бы заявить, что деление лево-право давно не является актуальным, есть система и враги системы.

Фашизм, национал-социализм и прочий «третий путь»

Самое удивительное, что нацизм это нисколько не ветвь фашизма; если смотреть с хронологической точки зрения, то как раз получится наоборот: «Национальная фашистская партия» была основана 9 ноября 1921г., между тем, как НСДАП основана 24 февраля 1920 года. Тоже самое можно сказать и про национал-большевизм (на самом деле, очень спорный вопрос, куда данную идеологию отнести, я отнёс ее сюда исключительно из-за хронически красивого появления этих идеологий), который ошибочно считают поздним синтезом нацизма и коммунизма, но, прошу заметить, что первая формула национал-большевизма была изложена Н.В. Устряловым в письме П.Б. Струве 1920г. во время Гражданской войны. Последняя идеология хоть и официально не пришла к власти, но все же предсказания Устрялова о перерождении идеи мирового пролетариата в идею государственного патриотизма все же сбылись. Было бы глупо не упомянуть одновременно самую старую и самую молодую идеологию: национал-синдикализм (фалангизм) начал зарождаться ещё в начале 20го века, но фалангисты пришли к власти относительно поздно, в 39м году после окончания Гражданской войны в Испании.

По сути, лозунгом фашизма в то время должен был быть «другой национализм возможен», поскольку он разрушил образ старого националиста, поддерживающего монархию, жирных чиновников и капиталистический империализм, создав новую идеологию, пропитанную духом молодёжного героизма, позитивного тоталитаризма, совместив это с традиционными
ценностями. Фактически, это была попытка возрождения именно духа Римской Империи, не политической системы или территории, а именно духа, что свидетельствует о давно начавшемся кризисе современного человека, которому так не хватает идеи или веры, что требует юношеского максимализма и полу-эсхатологического фанатизма (к примеру, фалангисткий лозунг «vive la muerte» или лозунг итальянских фашистов «me ne frego»). В то время национализм имел форму именно государственничества и даже больше акцентировал внимание на государстве, чем на нации (Ранний НСДАП почти не имел идей превосходства немцев или арийской расы, а повестка дня у них была в основном социальной). Все это очень интересно, я думаю, но нам нисколько не важна история данного явления, а то, что данный национализм, в отличие от того, что с ним раньше ассоциировалось, воплощал консерватизм не локальный, в виде власти коррумпированных стариков, а консерватизм метафизический, пытающийся возродить ту самую забытую эпоху древних героев.

На государственную практику этим идеологиям отошло не так много времени, но это и позволило не потерять своего идейного пламени, как это произошло с соц. лагерем после ВМВ. Также, страны третьего пути повлияли на сознание не только молодёжи, но и простого народа, заставив его чувствовать одним целым с нацией и гос-вом. После ВМВ идеи 3го пути были под запретом и стали общественным пугалом. В итоге уделом они стали не партийных программ и доктрин, а уличных субкультур, полуподпольных организаций и великих мыслителей. Конечно, сейчас подобного рода партии существуют (та же «Золотая заря» в Греции или «Северное движение сопротивления» в странах Скандинавии), но, благодаря переосмыслению, характер данных идеологий резко изменился. Уход того же национал-социализма на улицы превратил его из идеологии диктатуры партии, военной мощи и сильного государства в идеологию отдельных маргиналов, живущих определёнными принципами, имеющими определенную веру. Теперь из НС идеологии ушла чёткая программа на будущее, и почти ушла идея великой Германии, России, Франции и тому подобное… Теперь идёт речь о глобальном протесте против толерантности и расового смешения, вон даже у Девида Лэйна, который стал основоположником современного НС, в его же произведении белые люди объединились в почти что анархические коммуны. Принцип понятен, локальный партийный протест против конкретного правительства заменён глобальной ненавистью самооргнизованных групп к загнивающему миру! Фашизм же разделился на автономные группы и авангардные партии в соотношении 50/50. Национал-большевизм же только недавно начал формироваться как отдельная идеология, а не как мысль и даже успел набрать неплохое количество сторонников, которые объединились в основном вокруг сегодняшней «Другой России». В то же время в условиях относительной современности появилась такая идеология, как национал-анархизм.
Об общей тенденции можно сказать только одно: подобные идеологии сейчас набирают обороты в связи с глобальным вымиранием белой расы, и потихоньку встаёт на ноги традиционализм, в связи с душевной пустотой современного человека. Воды разлил я много, поэтому я лучше повторю главную мысль: очертания будущего в современных условиях у данных идеологий неясны, но протест локальный сменился протестом глобальным, в следствие чего потенциальной неиспользованной душевной энергии у данных идей намного больше, чем когда-либо.

Перейдём к «левому» флангу

Левое крыло, а именно марксистская, коммунистическая и прочие социалистические мысли, зародилось чуть раньше, чем идеологии, описанные чуть выше, но вот не очень понятно откуда считать… Конечно же можно забить на все и считать началом 1848 год (написание «Манифеста коммунистической партии»), но данное утверждение будет ложным, ибо Энгельс же все-таки тоже подхватил идеи социализма. Вопрос очень сложный, поэтому давайте пока что предположим, что, как писал Бакунин, социалистическая мысль зародилась с Бабефом, который первый проповедовал идею экономического равенства во имя спасения республики (а было это все во времена французской революции). Хорошо,
с этим, предположим, разобрались. Перед последующим разбором будет глупо не сказать, что:

1. Леворадикальная идея тоже, как и идеологии выше, основана на некоторой древности и архетипах, пусть даже сами идеологи это отрицают и считают ее истинно прогрессивной (сложно тут все, одним из краеугольных камней марксизма является наследие социалистов-утопистов, которые как раз были выходцами из оккультных кругов). Сама крайняя идея безвластия и общества без угнетения старше этого мира, и дело даже не в проповедях Иисуса или восстании Спартака, а дело в исторической и мифологической глубине. Начнём с того, что сам Энгельс подробно описывал, как древние народы жили без государства и после недавнего его появления стали с ним бороться, ведь была знаменитая революция в Афинах, которая хоть и не вернула времена безвластия, но дала народу долю свободы, да и просто разных восстаний против властей в древности было завались. Мифологическая же основа — это восстание полухтонического женского земного божества против небесного царя; вспомним ту же шумерскую мифологию с Мардуком и Тиамат, как мы помним, последняя была первозданной материей, древнейшим существом, земной почвой (отчасти), а Мардук захватил власть, победив и подчинив себе Тиамат, ещё он был покровителем царей. В северных мифах же это противостояние асов и ванов (но в итоге-то мы видим, что асы и ваны смогли договориться, ведь потом Один обучался магическим практикам у Фрейи), богов уранических и богов хтонических. Я, к сожалению, не нашёл ещё хороших примеров, описанных напрямую в мифах, поэтому придётся закончить тем, что часто с приходом государства культ земных древних богов пахарей сменялся более молодым культом богов войны.

2. Как вы уже, собственно, догадались по тексту выше, я скрестил анархизм и коммунизм, и, может, вам показалось это странным, но я так не считаю… Почитайте того же самого Маркса, Энгельса и даже Ленина (в том же самом «государстве и революции» говорится о рабочем самоуправлении и скорейшем отмирании государства). Все идеи крутятся вокруг светлого будущего без государства и отказа от эксплуатации человека человеком. Свобода! Равенство! Братство! Лозунг не ясно, но описывает программу марксистов. В то время действительно марксисты и анархисты развивались бок о бок (я забыл даже пояснить, что говорю именно про век 19й, но, думаю, все и так поняли). Кропоткин писал, что коммунизм неизбежно ведёт к анархизму и наоборот, и только Бакунин выступил с нападками на Маркса, поссорившись с ним по национальному вопросу. Этот же Бакунин в то время писал, что как идея государственный социализм уже повержен в 1848 году; какое же преждевременное заявление. Но это свидетельствует о том светлом времени, когда разумы левых революционеров не были забиты ненавистью друг к другу по поводу доктрин, а анархисты мирно пили чай с марксистами.

3. Марксизм, как и третий путь, был ещё и наследием европейского просветительского движения 18 века, наследием Руссо и французской революции (фашизм впитал в себя одновременно и наследие прогрессивных мыслителей, и их отторжение, традиционализм же впитал исключительно отторжение, но по факту антитеза — тоже наследие). Это прослеживается не только в логическом рассуждении (свободу буржуазии, а потом свободу рабочим), а даже в биографиях, и какие деятели на кого повлияли. Марксистско-анархистская мысль была прогрессивной не только потому что признавала счастье человечества в прогрессе, а потому что была самым дерзким порождением прогрессистов.

Закончил я эти изначальные разъяснения, и теперь придётся пояснять за первый и последний. В первом я утверждал, что социализм идея древнейшая, и что корнями она чуть ли не из пещер, а во втором, что это самая прогрессивная идея, и, казалось бы, у меня точно шизофрения, но сейчас вам все объясню ( на самом деле, поясняю за это я исключительно для красного словца, я надеюсь, вы все поняли и так). На самом деле, клеймо для идеи по типу «прогрессивная», «древняя» очень трудно поставить, даже если нам очень хочется. Так же, как величие и героизм, свобода и равенство были запечатлены в истории,
мифах и легендах, за это люди боролись и погибали, и только потом официально на бумаге появились идеологии, которые воплощают эти принципы в крайностях.

У левых братство на основе общих принципов до начала 20 века почти что сохранялось. И даже непонятно: было слово «социалист» или «социал-демократ», так как под подобными личинками скрывались самые разные люди. Сейчас социал-демократы — это попросту бюрократические либералы и не более, а тогда в связи с отсутствием гос. практики соц-демы объединялись, скорее, в борьбе за общие принципы, а не программы (хотя грешно не отметить, что тут тоже спорный вопрос, ибо нападки на термин социал-демократ были и в том же 19м веке). И только потом весёлое братство борцов за права рабочих вылилось в противостоянии почти что одинаковых идеологий и партийные полемики.
Весь 19 и начало 20 века у левых была очень позитивная картина будущего, ибо единственной практикой идей социализма в то время была неплохо себя показавшая как государство с рабочим самоуправлением парижская коммуна.
В России левое движение стало развиваться несколько особенно, начиная с того, что ещё до Маркса наша земля подарила нам Бакунина и чуть позднее Кропоткина, которые внесли огромный вклад в развитие анархических идей (ну и, соответственно, тогдашних социалистических) и заканчивая тем, что на западе все ярые социалисты были почти что обязательно атеистами, а у нас среди бомбистов-эсеров часто встречались фанатики-христиане, и не забываем, что староверы неплохо так спонсировали большевиков, ну и давайте ударный факт, который достаточно известен: по Марксу революции в России не должно было быть. Ну и то, что это явление глубоко национальное — это единственное разумное объяснение данного парадокса.

Государственная практика коммунизма — это одновременно интересная и печальная история, которая лучше всего показывает мутацию облика доктрины из энергичного максималистского революционного марксизма в бессмысленное заучивание диамата в школах (заучивание диамата в советском варианте было большой ошибкой, ибо сейчас, если подойти к закончившему советский вуз человеку, то он может тебе скажет что-то про марксистско-ленинскую философию, но он, скорее всего, её даже не понимает).
С самого начала Советская Россия была даже не государством, она была в глазах всего мира каким-то жутким красным Мордором с охлократией, который вскоре захватит весь мир, а тут ещё тебе и «баварская народная республика», и Советская Венгрия, вай-вай, как страшно! Да и в самой стране коммунизма был лозунг «мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!». Но, как мы видим, мировая революция провалилась, и идея стихийного рабочего бунта сменилась государственничеством и желанием наплодить социалистических государств путём революций, и в итоге получилось несколько стран с очень разнообразными видениями развития социализма, да и с такими харизматичными лидерами, что оставили после себя по идеологии (пример: Тито, Мао). Потом ещё появился Хрущев, который, захотев погонятся с Америкой, принял их мерила и тем самым неясно принял их идеологию. Больно, конечно, на все это смотреть, но спасали коммунизм две вещи во второй половине 20го века
1. кубинская революция, что подарила нам образ Че Гевары — последнего практика экспорта революции и вообще последнего революционного романтика
2. Эволюция левого движения в кап. странах, например, появление ситуационалистов с Ги Дебором, которые решили вместо заучиваниям диамата восстать против общества потребления или движение хиппи и сексуальная революция в США.

Часть 2

Сейчас марксизм, конечно, сильно преобразовался (разумеется, в той же Азии, в кап.странах бушуют маоисты старой закалки, но вот почему-то массовость движения, несмотря на это, выше, чем в странах запада, но тут надо во внимание принять, что в основном это неоколониальные периферийные державы, но при этом мысль стоит на месте), но, по сути, вернулся к истокам — сейчас снова речь идёт об абсолютном освобождении труда, но за все нужно платить… К сожалению, помимо этого левые стали ассоциироваться с антифой и толерантностью, что сильно сталкивает их с праворадикалами, а сработаться они могли бы, ибо субъект у них разный: класс и нация, но, увы, появилась сила, которая не только ставит навязчиво одно над другим, но и заставляет принять людей определённую точку зрения насчёт людям их субъекта.
Подведём итоги: как и праворадикалы, красные товарищи на месте не стояли, преобразились и даже почти что пассионарности не потеряли.

Что же с анархизмом?

Анархизм с нигилисткой точки зрения является почти что самой честной идеей, так как корень правого и левого радикализма — это неприязнь к системе, что делает из тебя винтик, но у каждого разный подход, левые пошли через идею рабочего класса, а правые через нацию, хотя, если посмотреть философски, то оба субъекта являются в некоторой степени абстрактными, а вот анархизм в своём «чистом» виде (есть же термин классический анархизм, но без примесей других идеологий его социальная повестка не совсем понятна) без подобных субъектов выступает против системы и гос-ва. Приставка «анархо» стала очень используемой, и идеологий «анархо», мне кажется, даже больше, чем «национал» или «социал», тут есть все, что хочешь: анархо-коммунизм (самое известное), анархо-капитализм, примитивизм, индивидуализм, минархизм, фашизм, традиционализм и даже в сообществе анархо-монархистов я нашёл какое-то серьёзное обоснование данной идеологии. Но, я думаю, что достаточно интересного введения об идеологии, и пора приступать к истории.

Истоки «социалистической» и «анархической» мысли практически одинаковы, но, как и с социализмом, не очень понятно начало оформления этой идеологии на бумаге, ибо мы имеем и Бакунина (все-таки, Михаил Александрович, кто не помнит, был подревнее Петра Алексеевича) и Прудона. Как я уже выше говорил, от марксистов анархистов отделить было практически невозможно, а серьезные конфликты между ними начались только в 20м веке. Анархизм поначалу имел исключительно традиционную левую риторику о свободе, равенстве, братстве, прогрессе и интернационализме, эта риторика сохранилась вплоть до конца первой половины 20века и, казалось бы, не должна была изменится, но… потребность общества в более маргинальных доктринах дала о себе знать. В конце 60х, начале 70х появился известный Теодор Джон Качинский, который не только воспротивился гос-ву, но и техническому прогрессу(!), и считал, что мы должны вернуться к образу жизни наших предков, сам же он соблюдал свои заветы, живя в лесу в шалаше, рассылая бомбы разным ученым и преподавателям технических наук. В отличие от предыдущего поколения анархистов, он жестко критиковал левых того времени, которые начали борьбу за права женщин, нац. меньшинств, сексуальных меньшинств и прочих, называя солидарность с униженными симптомами комплекса неполноценности. Безусловно, это хоть и дитя своей эпохи, но неожиданный для многих поворот в развитии анархизма. Был анонсирован Ротбардом Мюрреем анархо-капитализм (я бы не назвал это подходящей маргинальной идеологией, напротив, это логическое продолжение господствующей идеологии, но в истории развития анархизма эту стадию важно учитывать). В это время в среде итальянской националистической молодежи был создан анархо-фашизм, который, как и наци-маоизм, в первую очередь, является идеологией романтической, не ориентированной на широкие массы (к слову об анархо-фашизме: когда я искал информацию по данной идеологии непосредственно в группах вк, то наткнулся на короткий пост такого содержания «Анархо-фашизм не итальянское явление, а российское скорее. Это не общественная формация. Это такая
социально-политическая форма нигилизма и фатализма, как реакция интеллектуального маргиналитета на невозможность сколь-либо существенных социо-культурных и политических перемен в обществе». Про «не итальянское» я бы поспорил, но, в целом, пост с содержанием поста солидарен). В этот период оформляется субкультура панков, которая очень много впитала от анархизма, и современные анархисты часто с ними ассоциируются. Данное слияние окончательно придало анархистам старых направлений маргинальный и ассоциальный характер. Эвола оформил в «лук и булава» концепцию «правого анархиста», отрицающего современные буржуазные государства. Ну а про национал-анархизм, оформленный Тройем Саутгейтом, я писал выше.
Ну что сказать? Как и любая идея из вышеперечисленных, анархизм прогулялся по несовместимым доктринам, изменив себя до неузнаваемости.

Ну что? 3 финала развития доктрин, которые так похожи друг на друга, и, я думаю, все поняли, что подвести я хочу к мысли о текучести подобных идеологий по, казалось бы, несовместимым доктринам (на самом деле, комбинации не всегда бывают удачными, та же СОВРЕМЕННАЯ социал-демократия или национал-либерализм). А вообще, текучесть была замечена ещё в начале 20века, те же Савинков или Муссолини перебегали из одного лагеря в другой.
Объяснений всей этой радикальной текучести может быть много — падение современного человека или версия о войне с капитально-бюрократической системой через разные субъекты, такие как рабочий класс, нацию или традицию (раньше жили все в общинах и такого не было).

Историко-политический вывод, я думаю, все усвоили. Конкуренция подобных идеологий в нынешнее время приведёт к краху для всех, если Антифа продолжит войну на улице с бонами, то это будет поражение для обеих сторон. Конечно, были попытки подобных союзов, но все заканчивалось лишь возвращением в собственные лагеря, поэтому необходимо учесть предыдущие попытки и начать с выработки общих принципов фанатиков-радикалов, что уж точно будет не просто. Конечно, будет очень непросто, ведь, несмотря на схожесть идей, радикалы разобщены. Одна из проблем — это союз определенных радикальных групп с парламентскими своими версиями, которые пытаются претендовать на схожесть. И ещё проблема есть.

Идеология без идеолога

Ещё я заметил, что критика своих радикальных собраний начинается ещё с самых первых идеологов. Маркс выступил против национализма, Бакунин выступил против Маркса за то, что тот посчитал славян реакционной нацией (а Бакунин против немцев), Гитлер, как и Муссолини, выступил против коммунистов и социал-демократов. А теперь, давайте подумаем, можно ли отодвинуть верным последователям нападки на другие идеи? Безусловно, ибо главное, что мы должны усвоить — это принципы непосредственно самой идеологии, а полностью мнение автора мы не сможем принять в любом случае, будут вещи, о которых мы будем думать иначе, ведь не все у нас художники из австрийских городков на границе, и не все тут немецкие журналисты.

Решение есть — это Скифство

Но в случае России и русского народа на помощь приходит скифская идеология и возвращение к корням, ибо в случае России только скифство воплощает в себе квинтэссенцию всех вышеперечисленных идеологий.
Вспомните образ скифов: квинтэссенция анархизма — символ воли. Квинтэссенция нс: символ национальной гордости и воли. Мечта о древности тоже есть, растворившийся миф в античности. На смену всем вышеперечисленным идеям должно прийти скифство, а если мы опоздаем, то навсегда канем в лету под властью единого государства-корпорации.

Наше скифство может сочетать несовместимые вещи. Царство и анархия, примитивизм и технологический прогресс, индивидуализм и коллективизм, причём каждая составляющая ярко выраженная. Вот, что нужно нынешнему миру, альтернатива в единстве в разнообразиях.

Скифы этнически породили многие народы Евразии, от славян до финнов, но сейчас как и тогда этот круг можно расширить, рассмотрев этнографию европейских народов и включив их в скифский союз, как тысячи лет назад наши предки объединились с другими народами для создании этой мифической общности.

Игорь Разин

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

Листы

HotLog

Движение Новые Скифы © 2019 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress