Золотой век

Начын Шалык «Новые скифы», 2020

 

Скифская наука побеждать

Скифия и её потомки

Пространство на котором мы живем, Россия-Евразия, исстари называлось Скифией. После этого Сарматией, Татарией и, наконец, Россией.
Это любопытно, но большинство народов б. СССР считают, что они произошли от скифов. Одни с точки зрения генетики, другие культуры, третьи — от общего по сию пору кочевого быта. Это притом, что у современных людей весьма смутные представления о том, кто такие скифы.
Существует трудно объяснимая тяга именно к скифам, магическое стремление к далёкому от нас по времени и законам народу.

Скифская наука

Видимо это связано с тем, что от скифов осталось древнее знание, сохранившееся там и тут в сказках и мифах совершенно разных этносов Евразии.
Знание об общении с пространством и местами силы, тонкая связь с животными и космосом. А также уникальные способности постижения мира, подключение к его энергетическим каналам.
Благодаря этой старинной науке скифы достигли невероятных побед в военном деле, сформулировали известные нам религии и открыли великие законы мира, закодированные в произведениях скифского «звериного стиля».
Дешифрованием древней скифской науки я занимаюсь много лет в своих исследованиях и путешествиях, для «возвращения этой розы из пепла» пришлось написать 6 книг по культурологии, философии, сакральной географии.

Звериный стиль — скифские инь и ян

Философия и наука скифов запрятаны в иероглифическом искусстве «звериного стиля». Это охота хищников на травоядных. Или крылатых над бескрылыми. Изысканные украшения в «зверином стиле», до сих пор восхищающие наше воображение, археологи по сию пору находят в скифских курганах. Как правило это изделия из золота или бронзы, жёлтого солнечного цвета.
В сценах «терзаний» закодирована «скифская диалектика» жизни и бытия. Тьма (хищники) пожирает свет (травоядных), а после рождает свет из себя. В круговороте судьбы нам грезятся и смерть и любовь и космический танец и вечное возвращение. Основа скифской жизни это динамическая, танцующая вселенная.

Производящая энергию из самоей себя. Эту концепцию вполне можно именовать «скифским Дао». А ведь по одной из версий этнографа Марселя Грасе китайский пророк Лао-цзы получил свои озарения, ставшие впоследствии философией даосизма, от скифских шаманов из Сибири.

Поток

Скифы были кочевниками, потому Движение для них было естественным состоянием. Более того — парадокс — они фактически не двигались, потому что их везли «божественные звери-помощники»: лошади, олени, верблюды, собаки. В этой позиции человек становился «недвижимым двигателем», полюсом, достигал с помощью своих друзей-«девайсов» полубожественного статуса покорителя пространств. И вокруг такого полюса начинало всё крутиться и вертеться.
Движение к «местам силы» создаёт особый Поток, закручивающий в себя людей-паломников, транспортные средства, случайных и неслучайных попутчиков. А также города, дороги, звёзды, знаки судьбы и странные происшествия.
Начинается синхронизация с далёкими от вас вещами и предметами.
Обретение «полярного» статуса Человека-в-Потоке открывает огромные, практически беспредельные возможности.

Видеть Иные Миры

Синхронизация-в-Потоке позволяет видеть мир «живописно», «суперцветно» и «многомерно». Подобными терминами описывают, как правило, сверхспособности людей. Например художественный мир мастера-мультипликатора или иконописца, или возможность видеть 4-5 основных цветов, вместо трёх, как все остальные люди. Или чувствовать наличие скрытых измерений, сквозь которые информация передаётся мгновенно через время и пространство.
Сейчас это называют «расширение сознания».

Жан Гранвиль, из серии «Иной мир», 1844

Без наркотиков.
Только Скифство.
Движение.
Поток.

Люден

Мы пытаемся найти в современном мире аналогии этому скифскому «суперцветию» и видим их в гравюрах французского художника Жана Гранвиля. Он в своё время изысканно оформил книги Свифта про путешествия Гулливера в невероятные экзотические страны умных лошадей, лилипутов, великанов, бессмертных, в заброшенные города и на летающие острова. У живописца есть серия картин «Иные миры». Это модернистские мосты между планетами, боги, надувающие мультивселенные как пузыри. Но венцом всему — цирковой актёр с львиной шевелюрой, засунувшей Землю за пояс. Он сам стал подобен богам, он жонглирует планетами, как апельсинами.
Вот мы и сыскали понятие из современного языка, чтобы описать актора «Весёлой скифской науки». Это конечно же креатура культуролога Хёйзинге — Человек Играющий!
Только так, играя, легко, красиво, можно реализовать свою волю к новым мирам, научиться говорить на языке звёзд, стать над потоками и буранами вселенной, приручить духов, заговорить на их гласах.
Судьба, удача благоволят нашему Герою — астроному, алхимику и охотнику. Ведь слово «фарт» со старонемецкого переводится как «сыскать след». Обзавестись словарём звериного диалекта, читать по птичьим лапам на снегу!
Слово «люден», «Человек Играющий» отсылает нас и к прозрениям братьев Стругацких. Именно они пророчествовали о дополнительных сигнальных системах в человеческом организме, благодаря которым Человек Разумный способен становиться Человеком Небесным, играющим в космосе, будто жонглёр Гранвиля!

Наука побеждать

«Освоение» состояния Потока, получение возможности предвидения через пространство и время, благодаря магическим помощникам и прямым озарениям в «местах силы». Наконец — возможность получения бездны энергии на добрые, великие и световые дела позволяла скифам совершать беспримерные подвиги, освоить весь евразийский континент, сделать удивительные открытия, изготовить уникальные предметы, сформулировать оригинальную философию и космологию. Но в первую очередь — скифы открыли для себя науку побеждать. Совершенно малыми, ничтожными силами скифы захватывали и удерживали Индию, Китай, Европу и Древний Египет.

Из Замка в Замок

Скифское мировоззрение сохранилось у многих народов Евразии и стало основой для героических мифов. Например об Иване-Царевиче и Сером волке. Или якутского эпоса Олонхо о Нюргуне-баатуре Стремительном. Основная сюжетная линия этих сказаний — перемещение героев через различные миры и измерения.
Иван-царевич на своём волке двигается по царствам живых и мёртвых легко и просто, будто по комнатам бесконечной ленинградской коммунальной квартиры. «Из замка в замок», как сказал бы французский писатель Селин.
Нюргун-баатур падает с Неба в Срединный мир людей, а потом отправляется в Нижний мир, а потом прямо-таки скачет через различные гиперпространства — в огненные острова демонов и ледяные курганы амазонок.
Причём основное боевое качество Нюргуна — несметная силушка богатырская — причиняет ему конкретный и ощутимый вред. Когда он её включает для борьбы с демонами и женщинами — вселенная идёт в разнос, все её люди и силы жалуются верховным судьям. Арбитрам мироздания ничего не остаётся, как отправить Нюргуна под арест, либо привязать к мировому столпу, либо наслать на него стерхов-шаманок для успокоения.
Что намекает нам о том, что физическая патриархальная сила, главная движущая энергия Железного века человечества, эпохи распрей и раздоров вовсе не главное в освоении Потока и Пути нашего героя. Ну, а что тогда главное?
Главное — это именно сверхспособности перемещаться в иные миры, «расшаривать сознание» на другие измерения, иметь оборотнические способности.
Ведь благодаря «смене миров» и возникает Поток, дух, Скифское Дао, обретаются сверх-силы и «суперцветие»!
Нюргун одевает шкуру лося, потом воплощается в сокола, рыбой плавает в мёртвой воде, переносится через огненное море в виде стального копья. И ещё надо уметь договариваться, заклинать духов тайги, льда и огня. И конечно иметь тотемного покровителя. Над каждым рыцарем и шаманом витает небесная дева — с бубном и с мечом.
А у каждого правильного Царевича есть собственный Серый волк.

Родные тотемы

Скифы считали, что через «звериный стиль» они соприкасаются с Божественным, потому что Звери гораздо ближе к Богу и Природе, нежели люди. Отсюда и почитание звериных тотемов: оленей, волков, орлов, грифонов.
В звериных тотемах скифы узнавали своих пращуров и родоначальников. Более того, божественные покровители помогали скифам не только из полу-абстрактного Мира Там, но и со вполне конкретных видимых людским глазом небес. Большинство тотемных зверей нашли себе место в скифской астрономии. Так созвездия, которые мы знаем благодаря греческим мифам, как Малую и Большую Медведицу, у скифов именовались Оленями или Лосями. Покровительство уранических рогачей продолжает сохраняться и на русских, потомков скифов. Наши предки называли эти звёзды Лосем и Рожаницами. А полярную звезду — Лосиной Звездой.
Когда-то Полярная звезда находилась в созвездии Дракона — у скифов Грифона.
Потому на парадный скифский головной убор (известный у нас как «будёновка») нашивались золотые олень и грифон.
Более того, грифон держал в зубах оленью голову, символизировавшую Полюс, Вечность и чаемую скифами абсолютную Красоту.

Чтобы достичь Полюса (где бы он не находился — на севере, востоке или в собственном сердце) нужно было совершить волевой акт — победить грифона, перехитрить грифона, полюбить грифона или стать Грифоном!

Скифская мать

Великий знаток, как русской сказки, так и якутского эпоса Владимир Пропп доказывал, что сражение с легендарным Змеем в огненной реке, что для Ивана-Царевича, что для Нюргуна-баатура — это поздние наслоения в изначальном мифе, возникшие во времена патриархата и воинской «революции кшатриев», положившей конец «материнскому праву» цивилизаций Бронзового века. Согласно Проппу изначальная инициация молодых людей, их перерождение, обретение тайного имени, магических предметов и духа-покровителя происходила в виде похода в сакральное «место силы», во владения тотемического духа предков. Там молодой человек «поедался», а потом «выплёвывался» первопредком (китом, драконом, гигантским грибом, космическим камнем).
«Во время оное» этот первопредок через «первых» мужчин и женщин формировал роды и народы. Идея сражаться с ним, «разрезать брюхо бабушке-волку», «прожигать рыбу изнутри», «рубить змею голову» достаточно поздняя.
Какие-то три-две тысячи лет назад возникла эта идея сражаться со своими первопредками, отрезать от себя собственные Силы, сушить великий Поток. Она проявилась через эллинскую философию, зороастрийскую дуалистическую религию, конфуцианскую этику. И видимо связана с астрономическими циклами, попаданием человечества в эру и тиски Железного века.
А вот скифы были ещё там — в Бронзовом веке, хотя и научились неплохо ковать железо. Но превыше всех они почитали женское начало — космический огонь богини Табити. Это то самое пламя огненной реки, бездымный преображающий очаг не Мира Сего. И только с небожительницей Табити вступали в ритуальные браки скифские цари, начиная с легендарного Колаксая.
Потому они и были непобедимы — они не разрезали на части, не сражались с первозданной собственной Силой, они инкорпорировали в свою систему покорённые народы, а не делили общество на жёсткие касты «дворян» и «быдла», как сарматы или поляки после них.
Они умели передвигаться через миры и договариваться с местными. Потому и создали царства в противоположных концах Евразии: на Алтае, в Индии, в Китае, Сирии, на Днепре и Дунае, в Средней Азии.
Они видели пространство многомерно и суперцветно. И над каждым скифом витал огненный дух небесной царицы Табити, хозяйки великого скифского народа.

Скифская алхимия

Скифы из исторических народов были последними носителями сознания Бронзового века. Но в них проявилось и Иное. Потенция следующих времён, выходящая за пределы логики банальной человеческой истории. Они, как бы предсказали колор грядущей эпохи, той что должна была рано или поздно прийти на смену Железному веку (разорванности и отчуждения Кали-юги).
Скифская диалектика «звериного стиля», «скифское Дао»трансформировалась в нечто большее. Скифские кузнецы и алхимики всё делали из золота. Так они стремились запечатлеть динамику противостояния хищников и травоядных.
Война, секс, сражение, жизнь-смерть перескакивали в Иное измерение. В измерение скифского золотого потока. Битва и любовь освещались вышними силами. Становились золотыми! Скифская мобильность, динамика, сверх-пассионарность словно бы перескакивали в световые миры святого духа.
Как мы уже и говорили, Поток, Дух, его световое пространство проявляются при резкой смене измерений, при перескакивании из одного мира в другой. Тогда всё обожается, обращается в сияющую реку, в Тридевятое Солнце-царство.
И материя становилась энергией…
Битва бескрылых с крылатыми на скифских пекторалях создавала невероятную квинтэссенцию скифского Потока. Именно так скифы получали энергию, получали всё!
Христианские мистики, шиитские суфии, хасидский цадики мечтали о наступлении эры Святого Духа. А она ведь эра сия проявилась, маякнула, зажглась на всю Евразии, куда мог доскакать скифский тотемный Олень-Золотые-Рога, пробилась на тысячелетие, да потом исчезло царство сие, быльём поросло…

Максим Ильинов, «Новые скифы, 2019

Императрица Екатерина Вторая требовала у историка Герхарда Миллера объяснить невероятную красоту, извлечённую из скифских курганов: украшения, оружие, зеркала в «зверином стиле». Миллер, посоветовавшись с другими немецкими академиками Петербурга, рекомендовал царице тему замять: Он объяснял это тем, что признание скифской культуры и философии перевернёт основы мироздания не только западной цивилизации, но и всего человечества. «Давайте просто зафиксируем, что не было ничего. Что это эллинские мастера сделали по заказу скифских царей»…

Наследие предков

Но правда рано или поздно должна была выйти наружу. Скифские золотые предметы нашли в Казахстане, на Алтае, в Туве. Какие в Туве эллины?
Но дело даже не в курганном ритуальном рыжевье.
Золото скифов по-прежнему — в каждом из нас!
И их завет сохранился в мифах народов Евразии.
Над Нюргун-баатуром летит его сестра-шаманка, помогает ему преодолеть превратности Пути. А Ивана-Царевича словно шамана собирает из разрезанных частей Серый волк — тотемный первопредок.
Именно так собрали золотого мальчика-скифа Колаксая после убийства его братьями.
Потому ничего не изменилось. Железный век пролетел будто чугунный поезд мимо есенинского жеребёнка. Нынче он стоит и ржавеет в заброшенном индустриальном депо. А жеребёнок скачет — живой и весёлый.
Начинается новая эпоха. Скоро режиссёр Андрей Борисов поставит оперу «Нюргун Баатур Стремительный» в Москве в Большом театре. И Большой захватят шаманы и тотемные духи. Так, как когда-то сто лет назад театр захватили матросы, крестьяне и комиссары. И организовали СССР.
Сегодня, спустя 100 лет в Большой театр войдут скифы, удаганки, небесные девы и духовные птицы. И учредят царство новое небывалое.
Провозгласят Золотой век.
Всё только начинается.

Павел Зарифуллин

Максим Ильинов, «Золотой век», 2022

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

HotLog

Движение Новые Скифы © 2022 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress