Скифы на Гомельщине: мечи-акинаки из-под Лоева, глиняные коники и свет древней иранской цивилизации

Легендарных скифов в массовом сознании обычно принято связывать с северным Причерноморьем и простирающимися далее на Восток степями. Но свой след во многом загадочные скифы оставили и на наших землях, прежде всего – в южной Беларуси

Обожествление клинка

Одним из самых известных символов скифской культуры, наряду с золотыми украшениями «звериного стиля», является легендарный меч-акинак. Этот меч с относительно коротким клинком и характерным «серцевидной» гардой рукояти был весьма грозным оружием в ближнем бою. Но кроме этого, акинак служил предметом сакрального поклонения у скифов. У многих народов оружие, и в особенности мечи, были объектом почитания. Но у скифов это культ был развит особенно сильно. Античные историки сообщали, что акинаку даже приносили жертвы и поливали клинок кровью.
И такой меч скифского образца был найден у деревни Асаревичи Лоевского района. Находка была случайно сделана на памятнике милоградской культуры раннего железного века. Вместе с акинаком там обнаружили еще два клинка – меч с кольцом на рукояти и еще один кинжал неизвестной формы, описание которого не сохранилось. Но вот лоевский акинак – с коротким клинком и загнутыми кверху концами рукояти, хранится в Институте истории АН Беларуси. И даже недавно выставлялся в Гомеле.
Мечи – вообще крайне редкая находка для белорусской археологии, и не только для милоградских, но и для значительно более поздних памятников. Например, для сменившей милоградцев зарубинецкой археологической культуры, считающейся по одной из версий раннеславянской, мечи вообще неизвестны – только единичные находки боевых ножей. Поэтому найденные под Лоевом акинак-«кладенец» и меч с кольцом, также относящийся к типам клинкового оружия кочевников – говорит о многом. Находка такого клада-арсенала милоградской культуры указывает на ее близкое родство или связи со скифским миром.

И воинственность скифов, возможно, была и причиной того, что именно милоградские поселения впервые у нас стали носить характер укрепленных городищ. Иногда это были настоящие крепости, имевшие до трех линий оборонительных рвов и валов с деревянным частоколом.
А еще множество стрел, использовавшихся милоградцами, были скифского типа. Так, по данным известной советской исследовательницы милоградской культуры Ольги Мельниковской, около половины найденных на том момент милоградских наконечников стрел принадлежало к скифским образцам. Скифские аналогии соотносятся и с находками конского снаряжения на Гомельщине.

С «южными материалами», например, с Южного Буга, схожи и многие бляхи из конского убора, найденные на городищах по Ипути и Днепру. Со скифскими древностями имеют аналоги и колокольчики-«ворворки», найденные на милоградских городищах. Неужели и русская «птица-тройка» с бубенцами – тоже от легендарных скифов?
Но к сожалению, сегодня раскопками занимаются не только государственные археологи, но и «черные копатели». Так, по некоторым данным, в Жлобинском районе ими был найден набор конской сбруи с бляхами – скифского или сарматского типа. Увы, его дальнейшая судьба – неизвестна. Также современные гомельские археологи сообщают – бляхи от конского снаряжения были обнаружены в Рогачевском районе. И тоже – черными «археологами», которые и разобрали их «на сувениры».

Солнечный народ

Научная же археология показывает, что у древних милоградцев существовал и развитый культ лошади. Дело в том, что на их городищах, например – в том же Горошкове, в большом количестве находят вылепленные из глины фигурки животных. И 90 % из них – изображения лошади. При этом среди находки костей домашних животных милоградцев лошади дают только 30 %, преобладает же рогатый скот. «Коников» часто находят вместе с костями человека, охрой, глиняными грузиками и просверленными костяными подвесками (иногда – из человеческих костей). Поэтому большинство исследователей считает — глиняные фигурки не были детскими игрушками или украшением интерьера, а служили для неких ритуальных целей. И отражали особое почитание милоградцев лошади.
Рисунки лошадей и солярного знака милоградцы наносили и на глиняные грузики, которые большинство исследователей также считают некими обрядовыми предметами. При этом среди почти всех культур лесной полосы глиняные фигур животных являются крайне редкими находками — за исключением лужицкой культуры, с которой милоградцы также тесно контактировали. А вот у скифов культовые изображения коней и других животных – известны очень хорошо.
Любопытно, что до недавнего времени на Гомельщине в районе расположения милоградских городищ дожил обычай употреблять размолотый в порошок глиняный грузик-«паманчик» — для лечения живота у женщин.
Что касается милоградских украшений, то они сочетают западные формы с южными, в том числе – и аналогичными памятникам южной лесостепи скифского времени. Так, на городище Уваровичи Буда-Кошелевского района найдены бронзовые браслеты скифского стиля, а также – формы для их отливки. В Житковичском районе – обнаружены скифские перстни.

Также милоградцы уже в то время знали пашенное земледелие – что тоже сближает их с южными соседями, достоверно известными «скифами-пахарями» лесостепи. Последние, возможно, были подвергнувшиеся сильному влиянию «истинных» степных скифов автохтонным населением.
И еще одно отличие от других лесных племен – милоградцы почти не ели рыбу. И это при том, что во времена оные в наших водоемах водились и такие элитные породы, как осетровые. Но в милоградских поселениях, расположенных на берегах таких крупных рек, как Днепр, Сож, Припять и Березина – крайне мало находок, связанных с рыболовством. Почему? Не умели ловить рыбешку? Но ведь это не так сложно. И освоив такие непростые технологии, как литье бронзы или кузнечное дело, у тех же своих лесных соседей всегда можно было научиться ковать крючки и забрасывать сети. Возможно, развитое скотоводство и земледелие давали нашим предкам-милоградцам достаточно пищи и без всякой рыбы? А может быть, все дело – в неких религиозных табу? Как бы там ни было, но пренебрежение к рыболовству тоже сближает милоградцев с их южными соседями скифской эпохи.
Как и скифы, и у белорусы в более поздние времена, милоградцы поклонялись обожествляемому Солнцу. Был развит у них и связанный с Сонцем культ огня и домашнего очага (у скифов – культ Табити).
Но из песни слов не выкинешь, Ольга Мельниковская сообщает: «Явление социального порядка следует видеть и в находках человеческих черепов или отдельных костей на городищах, свидетельствующих о человеческих жертвоприношениях или других обрядах, возможно связанных, как это было у скифов, с победой над врагом…» Останки таких возможных жертвоприношений, в том числе – и предполагаемого ритуального канибализма, найдены на Гомельщине. Например, на городище в Горошкове обожженные человеческие кости были обнаружены в оборонительном рву. А под Уваровичами Буда-Кошелевского района гомельские археологи нашли берцовую кость со следами предположительно культовой антропофагии. Такие уж были времена и обычаи…
Но разумеется, чаще в жертву приносили домашних животных. Например, на том же Горошковском городище обнаружены жертвенные захоронения собак, бобра, свиней. При чем рядом с собакой стоял разбитый сосуд – как и в погребениях людей. Полные аналогии такому обряду с жертвенными животными известны в скифской степи, в частности – на знаменитом Бельском городище, предположительно – упоминаемом Геродотом городе Гелоне.
Современные гомельские археологи также сообщают, что особенно активны скифы были у нас по нижнему течению Припяти и вдоль Днепра, по которому они поднимались с севера на юг. Похоже, это была их «зона влияния», где они чувствовали себя как дома. И были в «большом авторитете» у местного населения, что даже наложило определенный кочевнический отпечаток на вещевой и культовый набор милоградцев.
Милоградская культура находилась на пересечении важнейших торговых путей с юга на север по таким рекам, как Днепр, Сож и Южный Буг, и на запад – по Припяти. Уже исходя из одного такого расположения влияние скифского юга на земли современной Гомельщины — трудно не оценить.

Иранские реки Гомельщины

Но были ли милоградцы — скифами? Ольга Мельниковская пишет об этом осторожно: «На общественные отношения на юге лесной зоны в раннем железном веке не могли не оказать существенного влияния процессы, происходившие в лесостепи и степи, где в это время господствовал мощный скифский союз племен и возникало скифское государство. Как показывают письменные источники, скифы не только оказывали влияние на племена смежных территорий, но эти племена принимали непосредственное участие и в политических событиях». Вероятно, прежде всего здесь имеется ввиду упоминаемые у Геродота события, связанные с походом персидского царя Дария на Скифию. Тогда скифы обратились за военной помощью к племенам невров (часто именно с этим летописным народом связывают милоградцев), будинам, андрофагам.
«Отец истории» Геродот сообщает, что у невров – «обычаи скифские».
Кандидат исторических наук Сергей Рассадин убежден, что скифы в южной Беларуси были и оказали сильнейшее влияние на местные культуры. Более того, он прямо относит наших милоградцев к геродотовым «скифами георгой» — скифами-земледельцами.
Но разумеется, одна только археология, если нет письменных памятников, не может дать точного ответа – на каком языке говорили носители той или иной культуры? Милоградцы не оставили надписей на своем языке, но на наших землях есть другие «записи» — гидронимы. Названия рек и озер являются древнейшими, и в южной Беларуси присутствуют топонимы из разных древних языков. Но характерно, что на Гомельщине локализуется два из трех имеющихся в Беларуси ареалов распространения индо-иранских гидронимов. По мнению специалистов, иранские корни имеют названия таких рек, как Хоропуть, Ипуть, Беседь, Покоть, Колпита и другие. Название реки Хоропуть, например, вполне созвучно персидскому xuršēt – «сияющее солнце», осетинскому «хур» — «солнце». Древнеславянское солнечное божество Хорс, скорее всего, также было заимствовано из иранского пантеона.

«Да, скифы мы…»

Поэтому вполне очевидно, что скифы и представители находившегося под их влиянием населения южной лесостепи активно проникали в Верхнее Поднепровье — с военными, торговыми, охотничье-промысловыми целями. Та же Ольга Мельниковская говорит о глубоком взаимопроникновении и смешении милоградцев и более южных племен скифского круга. Археологии известно, что поселения последних углублялись на сотни километров в глубь милоградской территории, вплоть до самой Припяти. А курганы с полным набором скифских вещей, включая «визитки» скифов в виде «звериного стиля», известны на Гомельщине и к северу от Припяти. Правда, в одиночных вариантах.
Так или иначе, но культура южной Беларуси подверглась сильному скифскому воздействию, и милоградцев тоже можноназвать скифизированными племенами. При этом у своих западных соседей милоградцы заимствовали технику изготовления украшений – ведь бронза поставлялась оттуда. Но вот с юга, от иранских народов, наши предки, похоже — перенимали оружие, обряды и сакральные практики. Ибо центр военной и духовной силы в то время был там.
А вот расположенные на севере от милоградсков балтские племена (культура штрихованной керамики и другие), на милоградскую культуру такого серьезного влияния не оказали. Экономическое развитие миградцев было выше, чем у их северных лесных соседей, и соответствовало уровню скифской лесостепи.
И если милоградские племена в той или иной форме и входили в какой-либо более крупный региональный союз или политическое объединение, то прежде всего – это могло быть скифское государство, «Великая Скифия».
……
А еще в Горошкове под Речицей советские археологи обнаружили фактически древний милоградский храм, с останками многочисленных жертвоприношений и следами то ли идола, то ли – древнего алтаря. Очевидно, что это городище было еще и крупным сакральным центром. При этом похоже, что обряды Горошкова имели определенные отличия от других милоградских племен. Например, культ лошади был тут особенно силен — подавляющее большинство конских фигурок найдены именно в Горошкове. А не было ли своеобразие этого религиозного центра под Речицей – вызвано его более тесными связями со скифами? Историческая наука пока не дает точного ответа на этот вопрос. Но городище Горошкова сохранились до сих пор. И незримая аура давних эпох, шум минувших битв и неразгаданные тайны древних мистерий — все еще витают над его древними рвами и валами, над высокими приднепровскими кручами и уходящими вдаль долинами.
И яркий свет древней иранской цивилизации, дошедшей до нас с передовыми скифскими отрядами, и во многом определивший и самобытность и дух развития славян — сияет до наших дней…

Юрий Глушаков

Submit your comment

Please enter your name

Your name is required

Please enter a valid email address

An email address is required

Please enter your message

HotLog

Движение Новые Скифы © 2024 All Rights Reserved

Проект Новые Скифы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress